Предпосылки революции 1917 года

Это — первая часть лекций по советской истории, прочитанных в московском кружке кандидатом исторических наук Шадриным Андреем Юрьевичем1Подробнее о лекторе смотри тут. Этот цикл является ознакомительным и не претендует на полный исторический охват, но очень пригодится тем, кто интересуется историей СССР. 

Для тех же, кто хочет изучить вопрос более подробно, в конце лекций мы будем оставлять список литературы по указанному периоду.

Введение

Революцию 1917 года нужно рассматривать как единый процесс, начиная с Февральской революции и включая все последующие события. К такому выводу подводит оценка характера самой революции. 

Все, наверное, слышали, что Ленин выделял Октябрьскую революцию как революцию социальную. Социальная революция — и всё тут. Как Ленин сказал, так оно и есть! 

Однако, если посмотреть на труды Ленина, которые непосредственно предваряли эти события, то есть на «Государство и революция» и, предположим, на «Грозящая катастрофа и как с ней бороться», в них проблема социальной революции заслоняется проблемами более общего характера. В первую очередь — проблемами развития России уже после свершившейся социальной революции. Неслучайно один из трудов Ленина называется «Государство и революция». Заметьте, не «Революция и государство», а «Государство и революция»! 

Я определяю революцию 1917 года как национальную, то есть как революцию, которая обусловлена всем комплексом причин, факторов, обстоятельств, которые так или иначе проявились в истории России.

Понятно, что существуют факторы внешнего характера, факторы международной жизни, которые имели безусловное влияние и на события революции, и в целом на историю России. Определенными внешними факторами можно считать культурное влияние Европы, европейскую философию, собственно марксизм. Но всё это упало на русскую почву, было синтезировано особым образом, дало всходы и проявления в конкретных событиях. 

Феномен Ленина — яркий пример. Не было бы Ленина — не было бы Октябрьской революции в том виде. Она состоялась бы и, может быть, была бы и социальной и имела бы мировое значение, но это было бы совершенно другое событие, с другими последствиями. А Ленин — это русское явление. И никуда от этого не денешься.

Если мы говорим с вами о сути сегодняшней проблемы, о характере революции, то, безусловно, нужно определить комплекс причин, причем не только объективных — экономических, политических, социальных, но и отдать должное субъективным причинам, которых тоже великое множество и которые иногда стоят на перекрёстке этих самых субъективных и объективных. Они тоже имеют двоякое проявление: и как субъективное, и как объективное. Одним из главных комплексов этих причин я считаю исторический путь, который проделала Россия к XX веку, начиная с глубоких времен.

Всё-таки Россия — это не просто страна. Сегодня всё чаще и чаще используется термин «цивилизация»2Под цивилизацией тут понимается не цивилизационный подход, а ...continue. Я не знаю, как вы к этому термину относитесь, но я считаю, что он вполне уместен. Россия, в отличие от других европейских стран, выступает не столько как страна отдельного народа, а как культурно-политическое и историческое явление, некий центр формирования мировоззрений. Может быть, не в той степени, в какой в своё время выступила Римская империя или европейская цивилизация, но вполне сопоставимо.

Почему Россия — не Америка

Что из себя представляла Россия начала XX века? 

  • Площадь 21 млн км2, второе государство после Британской империи. Однако между ней и Британией имеются различия: например, в Британии население было расселено более компактно. 
  • Численность населения примерно 130 млн. на момент начала Первой мировой — достаточно большая и населенная страна, хотя были, конечно, и более населённые страны, как Китай.
  • Характер экономического развития —  аграрный. Характер социального устройства — сословное общество. Характер политической системы — самодержавие. Все эти элементы органично сочетались, это было сформировано самим ходом истории. 

Для большей убедительности рекомендую почитать книжку Милова «Великорусский пахарь»3Работу Л. Милова «Великорусский пахарь» смотри тут. Написана в середине девяностых, даёт очень целостное научное представление. С глубоких исторических времен характеризует это устройство. 

Аграрное производство в силу природно-климатических условий не могло давать существенного прироста прибавочного продукта. Поэтому социальная дифференциация строилась на изъятии не только прибавочного, но и необходимого4Необходимый продукт — продукт, произведенный производителем и необходимый для ...continueпродукта у производителя. Это объясняет введение крепостного права, закрепление этого состояния не только в правовой сфере, но и в идеологии. Повышается значение идеологической атаки на производителя: нужно объяснять, почему такая система существует. Отсюда — значение православной религии.

При этом такая система не могла существовать, не будь она предельно централизована. Причём зачатки подобного мы находим в древности, в северо-восточной Руси. Первым князем, который пытался внедрить централизованные элементы в политическую систему управления, был Андрей Боголюбский в XII веке. Те же элементы мы обнаруживаем и в европейских странах в зачаточной форме. Если бы они смогли утвердиться, история пошла бы иначе.

Например, крепостное право. Какое значение оно имело в экономике России? В условиях постоянных войн и нехватки прибавочного продукта крепостные крестьяне были ресурсом для развития государства. Кроме того, оно было необходимо, чтобы удержать эту территорию.

И до начала XX века все тенденции развития политической системы — расширение пространства России, очень большое значение идеологии в жизни общества, централизованная система управления — были отличительными особенностями России.

Мы, последователи марксизма, на протяжении долгого времени игнорировали эти культурные особенности, хотя Ленину удалось преодолеть эти вещи.

***

Россия является сословным обществом, многонациональной империей с гигантским пространством и самодержавной системой власти. Какой из факторов можно было бы добавить, чтобы охарактеризовать положение России как исторического феномена? 

Отметим экономическое отставание. Давайте попытаемся выяснить, в чём его причины, выберем какие-нибудь параметры для сравнения экономического состояния России и европейских стран. Подходящий параметр — это уровень развития промышленного производства. Этот показатель даёт основные ответы на все вопросы. В Англии, Франции, Германии или Голландии промышленность занимает ведущее положение в ВВП. В России в начале XX века промышленность составляет 15-17% от ВВП. Какова основная причина того, что в России промышленность развивается запоздало? На первое место я бы хотел поставить состояние аграрного сектора.

Для развития капитализма требуется три условия:

  1. Капитал (рынок капитала);
  2. Рынок рабочей силы;
  3. Рынок товаров.

А теперь, пожалуйста, это всё примерьте на состояние аграрного сектора. Почему именно на него? Россия — аграрная страна, поэтому основной продукт производится именно там.

Капитал

Капитал — самовозрастающая стоимость. Другими словами — всё, что приносит прибыль. Чаще всего в денежном виде, но не всегда, потому что земля тоже может быть капиталом. 

Состояние рынка капитала после отмены крепостного права очень слабое. Потенциальным капиталистом после отмены крепостничества мог стать помещик. И большинство капиталистов действительно были выходцами из помещичьего сословия. Но у большей части помещиков просто не было стимула: так как были все возможности по сравнению со всеми остальными, но также были очень большие выкупные платежи, и у помещиков не было необходимости в занятиях предпринимательством. Какие возможности? Их набор прав и привилегий превосходил набор прав любого другого сословия. Из этого следует, что сохранение сословного строя предполагала сама ситуация.

Уровень инициативности и активности помещиков, безусловно, уступал уровню купечества или тех же самых кулаков-крестьян. Но кулаков, ставших капиталистами, было мало, несмотря на их оборотистость и ловкость. Купечество и кулаки оказались в приниженном положении, в сравнении с привилегированными помещиками.

Отсюда получается, что естественным путём развития было, во-первых, сохранение сословного строя и, во-вторых, преобладание аграрного сектора над промышленным. Потому что общий объём капиталов, которые накапливались силами всех сословий — в том числе крестьянства и помещиков, давал возможность для развития капиталистической промышленности, но всё же был недостаточен для массовой индустриализации. 

Промышленная революция на Западе произошла где-то в 70-80-ые годы XVIII века, когда мануфактуры превратились в фабрики, то есть произошло внедрение машинного производства. Но это ещё не индустриализация. Индустриализация — это превращение промышленности в главную отрасль экономики. А в России этого не произошло из-за убогого состояния рынка капитала: оно было обусловлено сословным строем и идущими из глубоких времён традициями.

Рынок рабочей силы

Нужны люди, лишённые средств производства. Только 60% крестьян находились в той или иной форме крепостной зависимости, то есть около 40% из них были свободными. А ведь, кроме крестьян, было и городское население. Так что свободной рабочей силы в России было довольно много. Вы, наверное, удивитесь, но уральская промышленность, начиная с XVIII века, была представлена не крепостными, а свободными рабочими, которые получали хоть какую-то «копеечку».

После отмены крепостного права рынок рабочей силы только начал формироваться — рабочей силы было достаточно много, а вот рынка не было. Во-первых, у рабочих была низкая квалификация. Во-вторых, значительную часть рабочей силы использовали на земле, в аграрной сфере. В-третьих, не было предложения. Рынок предполагает предложение, выбор, а выбора особого и не было. Ещё формированию рынка рабочей силы, несмотря на отмену крепостного права, мешало сохранение общинного землевладения. Государству нужно было сохранять общину.  Если бы общину ликвидировали и крестьяне перешли бы к частному землевладению, то они бы очень быстро разорились. Те клочки земли, которые остались у крестьян после отмены крепостного права, не давали им существовать нормально, развивать товарное производство и так далее — то есть, разорившись, эти крестьяне переставали бы платить государству налоги.

Рынок рабочей силы, который начал формироваться после отмены крепостного права, имел очень серьёзные изъяны и особенности, которые отличали российский капитализм от прочих. Он как бы законсервировал низкий уровень квалификации рабочей силы. Крестьянин привязан к наделу, который ему выделила община, и не может уйти от него в город и стать рабочим, но и прокормиться сам с этого клочка он не в состоянии. Поэтому он занимается отходничеством: летом работает в деревне, а с осени до весны уезжает на заработки.

Может ли крестьянин при таком режиме получить достаточный уровень квалификации для работы, скажем, в машиностроительной промышленности? Нет, конечно! А где он будет работать? На земле и в сырьевой сфере.

Потребительский рынок

Теперь поговорим про потребительский рынок. Большая часть промышленности потребляется крестьянами, ведь крестьяне — 80% всего населения. Горожан к 1914 году было 16%. Следовательно, от состояния платежеспособности крестьянина зависит спрос. На состояние крестьянина влияют его доходы. Доходы, в свою очередь, связаны с объёмом вспахиваемой им земли. И вот мы подошли к самому важному вопросу. Состояние аграрного сектора и особенность его развития после отмены крепостного права — на самом деле, ещё с гораздо более ранних времён — фактически определяет и характер, и темпы развития капиталистической промышленности в конце XIX — в начале XX века. Альтернативный сценарий развития представить трудно. Крепостничество было объективно обусловлено, просто так отменить его в XVIII веке было нельзя.

Малоземелье и безземелье крестьян. 

Именно малоземелье не даёт крестьянину активно участвовать в товарно-денежных отношениях, стимулировать развитие промышленности, участвовать в товарном производстве. Именно малоземелье и всё, о чём мы только что сказали, не дает крестьянину превращаться в более квалифицированную рабочую силу, пополнять рынок рабочей силы. Отсутствие прав у крестьян, их сословное положение не даёт им участвовать в формировании капитала. Это становится одним из ключевых, фундаментальных моментов, тормозящих экономическое развитие России. Мы подходим к тому, с чего начали: Россия отстаёт от развитых стран.

И тут очень уместно вспомнить Крымскую войну. Недостаточное развитие промышленности и всей инфраструктуры как таковой стало причиной поражения. Уровень развития не позволил России выдержать удары капиталистической Европы. Очень важный момент, который надо иметь в виду: потеря Чёрного моря привела к потере контроля над проливами, т.е. к потере торговых путей. А чем торговали? Зерном.

Ещё больше сужается возможность превращения помещиков в потенциальных капиталистов, потому что торговля хлебом — возможность сформировать капитал. Другими словами, последствия Крымской войны —  сужение путей для развития капитализма. Но мы имеем дело с Россией: в России централизованное государство. Следовательно, если нет возможности для развития частного капитала, значит, государство может взять эту функцию на себя. Как государство может это сделать? Где взять капитал? За рубежом. Это означает, что экономика становится зависимой от инвестиций из-за рубежа.

Это значит, что российская экономика начинает входить в мировую, но на правах полуколонии, сырьевого придатка. Но это ещё не всё. Рабочая сила из-за низкой квалификации была приспособлена для сырьевых, ну, может быть, обрабатывающих отраслей. А если иностранный капитал будет проникать в Россию, то в какие отрасли?

В сырьевые. Всё идеально стыкуется. А это означает, что развитие промышленности в России изначально будет обслуживать не столько интересы Российского государства, сколько интересы иностранного капитала. И что мы видим уже к концу XIX века? Господство иностранного капитала в определённых отраслях доходит до 70-80%: нефтяное производство, угольная промышленность, металлургия. В них мы видим немецкий, английский, шведский, французский капиталы. Французский, конечно, в меньшей степени. Зависимость от французов проявлялась в финансовой сфере. Получается, что и Франция нашла своё место в России. И тогда мы неизбежно должны вспомнить о таком понятии, как суверенитет

После поражения в Крымской войне Россия потеряла независимость. Во-первых, существовал Парижский трактат, он и был направлен на ограничение суверенитета. Даже когда усилиями Горчакова ограничения трактата получилось снять, суверенитет мы на деле не вернули. Россия была вынуждена приспосабливать свой внешнеполитический интерес к сложившимся мировым условиям. Это проявилось в том, что основным направлением внешней политики становится дальневосточное направление: Маньчжурия, Северо-Восточный Китай, Корея. А это какое имеет значение?

Выход к портам, которые нужны России. Но возникают потребности в транспортной системе — в Транссибирской магистрали, а для этого требуются деньги, что ещё больше усиливает зависимость. Это те факторы, которые так или иначе Россия должна учитывать в своей политике, но самое главное другое. Дело в том, что Китай в конце XIX века — колония, и не только японская. Получается, что Россия попадает в клубок противоречий, где её щадить никто не будет, потому что китайский рынок, дальневосточный рынок, является лакомым куском для всех стран. Россия вынужденно вступает в империалистическую конкуренцию. Она не стремится к этому. К началу XX века в России нет той общественной силы, которая была бы в этом заинтересована. Но обстоятельства подталкивают её к тому, чтобы она участвовала в переделе мира.

Появление России на Дальнем Востоке означает, что она сама становится империалистическим субъектом, и по-другому оценить её положение нельзя. В итоге Россия терпит поражение в русско-японской войне, что стало прямым следствием того, что происходило после отмены крепостного права, после Парижского трактата, после частичной утраты суверенитета в экономике. Ресурсы сосредоточены на Западе страны, а воевать приходится с державой, у которой ресурсы — вот они, прямо здесь. К тому же — враждебное окружение. Россия ослабла как субъект империалистической борьбы. Благодаря этому остальные империалистические страны могли использовать её в своих интересах.  Можно привести пример, подтверждающий этот вывод. Франция боролась с Германией и начала накачивать Россию инвестициями, чтобы последняя  выступила на стороне Франции. Она стремилась к реваншу с Германией, и ей нужно было пушечное мясо. России нужен был союз с Францией?

Нет, она стала союзником, по сути, за свою слабость, за свои долги, за то, что она потеряла управление экономикой, потому что ею управляют иностранные капиталы. И при том — имперский дух, надувание щёк! Мы 300 лет правим в Европе и всё такое, торжественно празднуем 300-летие дома Романовых. Что представляет из себя Россия после заключения ряда соглашений с Францией и Англией, которые вошли в систему Антанты? Что из себя представляют эти соглашения? Обязательства. Это означает, что происходит утрата уже политического суверенитета. Мы пока ещё не видим яркого проявления вмешательства во внутренние дела России. Есть закамуфлированное вмешательство: шпионская деятельность, дипломатическая подрывная работа, но яркие проявления мы увидим только в 1916-м, в 1917-м году.

Социальные противоречия в Российской Империи

Отрицать социальный характер Октябрьской революции нельзя. Мы должны обязательно рассматривать её с точки зрения общественных противоречий. Например, какова роль революционных партий, включая РСДРП, в начале революции 1905 года?

Вообще никакой роли нет! Конечно, некоторые рабочие увлекались марксизмом, какие-то люди проявляли недовольство, протестовали, участвовали активно в забастовках, пытались организоваться. Был, например, Петербургский союз фабрично-заводских рабочих — там состояло 10 000 человек. Но, во-первых, это не революционная организация, это что-то вроде профсоюза; во-вторых, этот фактор революционной борьбы был очень слабо выражен. Значит, не было того субъективного фактора, о котором постоянно говорит Ленин, в виде революционных партий.

Но революция всё-таки случилась — назрели противоречия. Давайте с этими противоречиями разберёмся.

Крестьянин и помещик

Кулак — это зажиточный крестьянин, который эксплуатирует бедняков. Кулака причисляют к буржуазии, потому что он работает точно так же, как в своё время формировалась буржуазия в Европе. Он начинает с ростовщичества, с посредничества. Он получает долговой процент с оборота. Он очень редко является производителем. И тем не менее в деревне существуют признаки промышленного капитализма. В основном благодаря артельному и домашнему производству. В некоторых районах Российской Империи возникли мощные фабрики, которые производили сельхозтехнику, развивались традиционные промыслы… Это всё было в России, безусловно, но кулак к этому имел мало отношения. 

Конечно, надо учитывать ещё значение старообрядческого фактора в процессе развития капитализма. Старообрядцы в силу своего социального положения, традиций, возможностей были более сплочены и целеустремлённы. Неслучайно большинство купцов, которые уже к началу XX века пробились в свет, были старообрядцами: Морозовы, Мамонтовы, и так далее.

Буржуазия

Мы наметили два проявления социальных противоречий. Первое — «крестьянин — помещик», второе — внутри крестьянства. Помимо этого, противоречие между трудом и капиталом5Противоречие между трудом и капиталом заключается в противоречии между ...continue. Иностранный капитал входил в  противоречие с национальным капиталом. А сам иностранный капитал как относился к русским рабочим? Ленский расстрел — показатель. Таких примеров немало. Они уже относились к рабочим не просто как к классовому отребью, а как к рабам, по сути дела.

В целом при Николае II власть действительно обслуживала иностранный капитал. До него власть пыталась выступить посредником. Всё-таки нельзя забывать о фабрично-заводском законодательстве, которое появилось по инициативе царя. Александр II начал его формировать, а Александр III завершил. Оно было неплохим. Другой вопрос, что оно не действовало.

Фабрично-заводское законодательство запрещало выплачивать зарплату товарными талонами. Но сплошь и рядом этот запрет нарушали, и Ленский расстрел с этим во многом связан. 

А что представляла собой верхушка общества? С одной стороны буржуазия, а с другой — сословная аристократия. Они находились в конкурентных взаимоотношениях. В 70-80-е годы ещё не было никакой конкуренции. Те же самые промышленники не ощущали себя как класс. Если они происходили из купцов, они себя относили к купечеству. Если из помещичьего сословия — к дворянству. А вот классовое самосознание начало формироваться накануне и в ходе Первой русской революции. Вот именно тогда стали появляться крупные монополистические объединения. Конец XIX века — первые картели, первые синдикаты. Кризис 1900-1902 годов — тот момент, когда мы сталкиваемся впервые с классовым самосознанием буржуазии. Оно проявилось в попытке получить политическую власть. Почему они начинают ставить вопрос о власти?

Давайте вспомним ленинское определение монополистического капитализма. 

  1. Возникновение промышленных монополий; 
  2. Банковские монополии; 
  3. Финансовая олигархия, слияние банков и промышленности; 
  4. Вывоз капитала;
  5. Постановка вопроса о переделе мира и участие в нём. 

В начале XX века все эти признаки существуют.

Была ли русская буржуазия в XVIII веке? Ну, наверное, можно отнести к зачаткам русской буржуазии тех же самых купцов и так далее. Но это действительно ничтожный процент, о нём даже говорить не приходится. Середина XIX века — можно говорить о присутствии русской буржуазии как класса в России? Тоже — через микроскоп. А вот к началу XX века уже есть буржуазия. В чём она проявляется? Она как раз и проявляется как крупная буржуазия, и её очень мало. Она, может быть, насчитывает несколько тысяч имён, может быть, полторы, две тысячи имён, не больше. Но она фактически контролирует всю экономику Российской Империи. Как минимум торговлю, сырьевые отрасли. В этом монополизм и заключается. И неизбежно встаёт вопрос о том, как добиться приумножения своих доходов, своих капиталов.

Для того чтобы буржуазия развивалась, ей нужны были политические права… Для этого необходимо было свергнуть самодержавие. Без этого нельзя было ликвидировать сословность. Буржуазия должна была стать владельцем собственности и дальше накапливать капиталы, а не аристократия или кто-бы то ни было ещё. Значит, сословность тоже необходимо уничтожить. А сословный строй можно уничтожить только одним способом — ликвидировать систему власти.

Таким образом, в начале XX века, ещё до Первой русской революции, возникает впервые в истории России альтернатива самодержавию. Не было никогда раньше общественно-политического субъекта, который мог бы высказать эти претензии. Ну кто, Пугачев что ли? Разин? Смешно, действительно. А кто мог высказать подобного рода претензии? Никто. Рабочие в начале XX века могли поставить вопрос о взятии власти? Крестьяне могли? А вот теперь встаёт вопрос: а какова роль монополистической буржуазии с точки зрения государственного суверенитета, с точки зрения защиты национальных интересов России? 

Монополистическая буржуазия играла большую роль в вопросе государственного суверенитета России. Она, по сути дела, торговала национальными интересами России. «Жизнь Клима Самгина» — вот там всё хорошо описано. Да не только там. Кто продвигал идею союза с Францией и с Англией? Буржуазия. Почему? Классовая близость. Ориентированность на великую Европу с её великой культурой. Франция — это родина победившей буржуазии. Англия — практически то же самое. А Германия — это что-то похожее на самодержавную Российскую Империю. Поэтому на Германию мало кто из них ориентировался, ориентировались на Францию и Англию. Поэтому союз Антанты, который сформировался в пятом, шестом, седьмом годах, возник под влиянием этого самого капитала. А мы с вами понимаем, что, если ты влияешь на экономику, торговлю, финансовую сферу, промышленность, ты имеешь рычаги воздействия на политическую власть. Если у тебя есть финансовые, промышленные мощности, то этого влияния можно добиться финансированием оппозиционных партий.

Не надо удивляться тому, что Мамонтов или Морозов давали деньги большевикам. Никто же не думал в 1905 году, что большевики когда-нибудь придут к власти. Ну что такое “большевики”? Кучка каких-то очень громких, бойких, страшненьких даже немного, потому что с ними зацепишься языком и будешь чувствовать себя дураком. Но не больше того. Никто же не думал, что они придут к власти. Поэтому почему бы их не подкормить? А в нужный момент они могут провести какую-нибудь забастовку под политическими лозунгами или создать какую-нибудь кризисную ситуацию. Замутить воду, в которой потом можно будет половить рыбку. Вот, собственно говоря, какой замысел был у буржуазии. 

Но есть ещё более распространённый и не менее эффективный способ влиять на власть. Коррупция. Выдал дочку замуж за сына министра. Установил родственные контакты. Таким образом можно добиться, например, отставки главы жандармерии полковника Зубатова. В вопросе о революции, в конфликте между трудом и капиталом на чьей стороне была власть? На стороне капитала? А я думаю, что не сразу. Я думаю, что, по крайней мере при Александре III, власть пыталась выступать в роли третейского судьи. Ну или, во всяком случае, она кое-что делала в этом направлении. А вот в условиях сформированных монополий и олигархии власть всё время шла на поводу у неё. И не потому, что она душевно сочувствовала олигархии, а потому, что сама ситуация к этому принуждала. В том числе и коррупция. Вот что такое зубатовские организации?

Это — попытка выстроить более или менее управляемое отношение между трудом и капиталом. Это — попытка предотвратить социальный взрыв, который вот-вот должен был произойти. Союзы Зубатова реально работали, они отстаивали права рабочих. Ну, как отстаивали… Понятно, что не без корысти, не без пользы для власти. Зубатовские организации не допускали никаких политических лозунгов. Никаких. Там даже в помине этого не было. И замысел-то какой был у Зубатова — совершенно правильный замысел. Рабочее движение само по себе, конечно, представляет определённую угрозу, но будет ещё страшнее, если рабочее движение объединится с революционным. До 9 января 1905 года рабочее движение было само по себе, революционное — само по себе. Это было два самостоятельных, отдельных, очень слабо связанных друг с другом движения. 

И Зубатов как раз хотел отвлечь рабочих от политики. Однако эту задачу можно было решить только за счёт интересов капитала. Капитал был достаточно силён, чтобы поставить свои интересы выше национальных. Я в данном случае говорю даже не об интересах самодержавия, я говорю об интересах государства Российской империи. 

Давайте выстроим иерархию социальных противоречий. Как вы думаете, на какое место можно было бы поставить противоречие между интересами крестьян и помещиков в иерархии этих противоречий? На последнее. А что мы можем поставить на первое? Как, например, можно поставить противоречие интересов рабочих и капиталистов в вопросе социальной системы? Труд и капитал, их ли нужно поставить на первое место? В то время — точно нет.

А какое можно поставить на первое место? Противоречие между феодалами и буржуазией. А теперь давайте вспомним первую программу партии РСДРП. Начнем с того, что программа партии состояла из двух частей: программа-минимум и программа-максимум. Программа-минимум заключала в себе свержение самодержавия и приход к власти буржуазии. А теперь давайте возьмём это и перенесем в 1917-й год. Первоначальное отношение Ленина к Временному Правительству основывалось на программе-минимум и объяснялось простой убежденностью в том, что предпосылок для социалистической революции нет, потому что Россия так и не стала промышленно развитой страной. Да, она аграрно-промышленная страна — это точно, и промышленность быстро развивается, невиданными темпами. Но это не значит, что промышленность стала основной отраслью экономики. Значит, и рабочий класс не составляет большинство населения, значит, и интересы рабочего класса не могут полностью определить будущее страны. Значит, нужно искать какой-то другой способ. Тут ничего не остаётся, как смириться, бороться за то, чтобы буржуазия сменила у власти самодержавие в интересах рабочего класса. А как это возможно, привести к власти буржуазию в интересах рабочего класса? И здесь тоже нет ничего парадоксального. Ведь, как известно, буржуазия готовит своего могильщика. Пусть она и готовит как можно в большем количестве, и, глядишь, лет через 10-15 рабочий класс станет большинством населения, и вот тогда будут созданы все необходимые предпосылки для осуществления второй части программы Российской социал-демократической рабочей партии. И эти убеждения у Ленина просуществовали как минимум до конца марта — начала апреля 1917 года. А потом они поменялись

Национальный вопрос

Мы перескочили через очень важный для нас этап. Мы с вами коснулись исторического, политического, социального факторов. А ещё какие объективные факторы необходимо учесть при определении причин и характера революции 1917 года? Национальный. Национальный вопрос в России начала XX века. 

Русские составляли 52% от населения, а православные — 87%. Но православные — это ведь не только великороссы. Это и финно-угры, украинцы-малороссы. Перепись проводилась по конфессиональному принципу, и там — да, православные составляли большинство. Но на самом деле, этнический, культурно-национальный фактор определялся совсем другими параметрами. Великороссы составляли 52%. Давайте рассмотрим, а что за вопросы в комплексе национальных вопросов влияли на жизнь в Российской империи.

Я думаю, начинать нужно с польского вопроса. Он был самым важным, в нём преломлялось множество других: вопрос политического устройства, социальной организации империи, социально-экономический вопрос, культура. 

Давайте представим себе сам польский вопрос, попытаемся определить, к чему стремились поляки. Может, к политической независимости? Нет, этого мало. Поляки стремились к гораздо большему — к возрождению Речи Посполитой. Все восстания, которые начинала Польша, проводились под лозунгами о Речи Посполитой. Речь шла не о том, чтобы предоставить Царству Польскому независимость, а о том, чтобы Царство Польское выбросить, как мусор, и восстановить Речь Посполитую с украинскими, белорусскими, литовскими, а возможно, и не только с этими, но и с другими землями. «Речь от моря до моря» — это не просто так. В такой постановке вопроса эта проблема была не решаема для Российской Империи. 

Мы с вами видим, что на протяжении всего XIX века русские цари, какими бы они там олухами ни были, старались решить эту проблему. Вспомним Александра I. Он предоставил Польше такую автономию, что даже представить было невозможно. Всё, что хотите. Конституцию? Берите. Сейм? Берите. Из царской администрации там был всего десяток чиновников, всё остальное — местные власти. Чем всё закончилось? Восстанием. Две тысячи солдат вырезали за одну ночь. Вот вам, пожалуйста.

Польский вопрос был большой проблемой. Вопрос «почему в революционном движении России присутствуют представители других национальностей, в частности, поляки?», по-моему, бессмысленный. Всё и так понятно. 

Но польский вопрос также имел несколько иные преломления. Он ведь отражался не только на революционном движении, но и на выяснении отношений феодалов и буржуазии. Феодалы и буржуазия тоже по-разному видели решение польского вопроса.

Как видели решение польского вопроса кадеты? Отделение, предоставление независимости. А как видели решение польского вопроса дворяне? Феодалы, конечно, не были политически организованы, разве что в каком-то смысле их интересы выражали черносотенцы. Но если смотреть в целом, то это было подавление недовольства, пренебрежение и так далее. Я, конечно, сейчас несколько сглаживаю и упрощаю ситуацию, но именно для того, чтобы вы поняли: в рамках Российской империи польский вопрос было невозможно решить.

Второй по значимости — это финский вопрос. Финляндии были предоставлены особые экономические и социальные льготы. Частично — и политические, потому что Финляндия, как и Польша, управлялась с помощью выбранного сейма. Но тут была и особенность: у поляков заправляла шляхта, а у финнов шляхты, аристократии как таковых не было. Поэтому Финляндия изначально имела очень благоприятные условия для развития капиталистических отношений, торговли, промышленности, для развития внешних связей. И благодаря этому за пятьдесят лет Финляндия превратилась в один из самых развитых промышленных районов Российской империи: в Финляндии проживало 3% населения, а производилось 8 % промышленной продукции. 

Укрепление социального суверенитета, естественно, ставит вопрос о политическом суверенитете — другого варианта быть не может. Финляндия была экономически самодостаточной, социально однородной. Там не было аристократии, не было помещичьего землевладения. Там была более или менее сформировавшаяся буржуазия, причём со своими особенностями, очень сильно отличающими её от российской буржуазии. Она была также вполне однородна. Крупная буржуазия там была, но её было не так много, и она не играла такой роли, а в основном буржуазия была средняя и мелкая. 

Финляндия, естественно, не вписывалась в самодержавную, сословную систему Российской империи — и частные примеры ещё больше в этом убеждают. 

Финляндия пользовалась целым рядом экономических льгот, в частности, таможенной свободой, и таким образом превратилась в место для транзита контрабанды. Это подрывало протекционизм царской России. 

Из Финляндии нельзя было заполучить какого-либо беглого революционера или уголовника. Как раз поэтому через Финляндию часто и бежали от преследования царской охранки. Финляндия была революционным отстойником, как про неё говорили. Всё это ставило вопрос об ограничении её автономии, что, собственно, сделал Александр II в очень мягкой форме, а затем, уже в жёсткой, Александр III. 

Это неизбежно спровоцировало финский вопрос. Он был сформулирован чётко: независимость — и всё. И если польский вопрос имел определённую историческую подоплёку, то финский от начала до конца был замешан на чисто шкурном интересе — освободиться от России и жить своей собственной жизнью. 

Встаёт вопрос: в рамках Российской империи, в рамках самодержавного строя, можно ли было тот вопрос решить в любую из сторон — сторону России или сторону Финляндии? Вот почему нельзя было предоставить «зарвавшимся» финнам независимость? Остальные бы взбунтовались. Ни в коем случае такого нельзя было допустить. 

Кто вообще такие финны? Кто о них что знает, об этих самых финнах? Пушкин что-то там писал в своём «Памятнике», что финн придет поклониться. Что он думал про этого финна? Так, взбрело на ум — и ляпнул, потому что во времена Пушкина о финнах вообще никто никогда не думал. А вот в начале XX века уже приходилось думать. И финский вопрос стал очень провокационным именно на фоне целого ряда других вопросов, и в первую очередь — польского. Решить финский вопрос не представлялось никакой возможности.

Далее еврейский вопрос. В чём он заключался? Во-первых, бытовой антисемитизм был всегда и у всех, везде, во всех странах. Нельзя сказать, что евреи всегда были высоко образованны: образованность еврейского народа появилась во второй половине XIX века — и не случайно. До этого характер образованности еврейского народа был очень специфичным: там была в основном религиозная образованность, но я бы не сказал, что они были светски образованны, скажем, в первой половине XIX века. 

Я считаю, что там были другие факторы, которые были очень тесно связаны с российскими условиями, а именно — с развитием капиталистических отношений. До середины XIX века уровень развития капиталистических отношений, значение капитала, значение ростовщичества не превышали бытового уровня. А с развитием капитализма появилась конкуренция между национальным и еврейским капиталом, и очень жесткая конкуренция.

Было и ограничение на образование. Нам говорят: “Какие это ограничения? Евреи составляли 6,5% Российской империи, а квота еврейская в университетах составляла 16%!”. Она постепенно менялась — затем была сужена, но первоначально, при Александре III, она действительно была 16%, то есть в три раза больше доли евреев в населении. Однако им в принципе было запрещено пересекать черту осёдлости, и это значит, что они были сконцентрированы в определённых регионах. А здесь они составляли не 6,5%, как в целом по Российской империи. Здесь, в своих регионах, местах традиционного проживания, евреи составляли 80-90%. Учитывая ограничение выезда за черту осёдлости, это для них реально было проблемой.

В данном случае опять было пересечение социальных и национальных факторов, очень серьёзное пересечение. Кто в конечном итоге страдал от всего этого? Еврейская буржуазия? Она страдала, конечно, но в первую очередь страдала еврейская беднота, еврейские рабочие, которые, кстати говоря, в среде рабочих Российской империи составляли 10-15 %, а может, даже и больше, в особенности в Польше и на Украине. Первой рабочей партией в Российской империи была еврейская рабочая партия «Бунд».

Какие требования были у евреев, чего они хотели? О независимости они, конечно, вопрос поставить не могли. Их основным требованием было равноправие. А вот им-то как раз нельзя было его предоставлять. Потому что еврейский капитал отбросил бы назад русскую национальную буржуазию. Поэтому в рамках тех противоречий, которые существовали в Российской империи в начале XX века, решить еврейский вопрос было невозможно. Во всяком случае, решить так, чтобы это устроило евреев. К тому же это накладывалось на православные традиции, то есть существовал как объективный, так и субъективный фактор. 

Из-за этого большое количество евреев войдёт в революционное движение. Посмотрим на центральный комитет любой революционной партии: что мы там видим? Большинство из них — евреи. Если в конце XVIII века Екатерина приглашала евреев обучаться в университетах и в начале XIX века было то же, то во второй половине XIX века от них пытались избавиться. Евреи сами поняли, что им светское образование необходимо — экономическое, правовое, гуманитарное и так далее. 

Четвёртый вопрос — Украина. Оказывается, украинский вопрос был четвертым по значимости, хотя возник он, казалось бы, на пустом месте.  Это было связано с развитием капиталистических отношений. С появлением украинской буржуазии, с появлением у этой буржуазии собственных политических амбиций, которые не вписывались в самодержавную систему. 

Стоит заметить, что на Украине хорошие земли, что совпало с подрывными действиями австрийцев, поляков тех же самых, которые готовили идеологию украинского национализма. 

Но это были не главные факторы. Они, безусловно, сыграли свою роль, но коренным фактором украинского национализма были интересы украинской буржуазии. Вот скажите, откуда украинский сепаратизм черпает свой потенциал сегодня? От украинских олигархов, естественно. Можно себе представить, что украинские олигархи согласятся влиться в состав Российской Федерации? Можно себе представить? Я вообще не представляю. 

Библиография

Источники

  1. Керенский А.Ф. Россия на историческом повороте. 1917 г. М., 1993.
  2. Ленин В.И. Государство и революция. ПСС Т. 33; он же. Империализм, как высшая стадия капитализма. ПСС. Т. 27; он же. О задачах пролетариата в данной революции. ПСС. Т. 31; он же. О Двоевластии. ПСС. Т. 31; он же. Три кризиса. ПСС. Т.32. он же. Новые времена, старые ошибки в новом виде. ПСС. Т.44; он же. О нашей революции. Т. 45. Ленин В.И. Грозящая катастрофа и как с ней бороться. ПСС. Т. 34; он же.  Большевики должны взять власть. ПСС. Т. 34; он же. Марксизм и восстание. ПСС. Т. 34; он же. Советы постороннего. ПСС. Т. 34; он же. Кризис назрел. ПСС. Т. 34.
  3. Милюков П.Н. Россия на переломе. Т. 1–2. Париж, 1928г.; он же. История Второй русской революции. М., 1992; он же. Воспоминания. Т.1–2. М., 1996.
  4. Отречение Николая II. Воспоминания очевидцев, документы. М., 1990.
  5. Рассел Б. Практика и теория большевизма. М., 1991.
  6. Суханов Н. Н. Записки о революции. М., 1991;
  7. Троцкий Л.Д. История русской революции. Т. 1. Февральская революция. М., 1997. 
  8. Рид Джон. Десять дней, которые потрясли мир. М., 1957.
  9. Экономическое положение России накануне Великой Октябрьской социалистической революции. Март-октябрь 1917 г. Документы и материалы. Т. 1–3. М., 1957–1967.

Литература 

  1. Гайда Ф.А. Власть и общественность в России: диалог о пути политического развития (1910–1917). М., 2016; он же. Либеральная оппозиция на путях к власти (1914 – весна 1917 г.). М., 2003.
  2. Никонов В.А. Крушение России. М., 2011.
  3. Иллерицкая Н.В. Великая Российская революция 1917 г в трудах современных историков // Вестник РГГУ. Серия: Политология. История. Международные отношения. М., 2017.
  4. Кожинов В.В. Что же в действительности произошло в 1917 году? // Кожинов Вадим. Судьба России: вчера, сегодня, завтра. М., 1997.
  5. Октябрьская революция: величайшее событие XX века или социальная катастрофа? М., 1991.
  6. Рабинович А. Большевики приходят к власти: Революция 1917 года в Петрограде. М., 1989. 
  7. Элен К. Д’Анкосс. Русская революция 1917 г. – национальная или колониальная? // Российская революция 1917 г. и её место в истории XX века. Материалы международной конференции. М., 2018. Стр. 42–51.
  8. Шубин А.В. Основные этапы Великой Российской революции. // Российская революция 1917 г. и ее место в истории XX века. Материалы международной конференции. М., 2018. Стр. 57–72.
  9. Старцев В.И. Ненаписанный роман Фердинанда Оссендовского. — Изд. 2-е. — СПб.: Скарабей, 2001; он же. Крах керенщины. Л., 1982.
  10. Соболев Г. Л. Русская революция и немецкое золото. — СПб., М., 2002.

Если нашёл ошибку, выдели кусок текста и жми Ctrl+Enter.

Примечания   [ + ]

1. Подробнее о лекторе смотри тут
2. Под цивилизацией тут понимается не цивилизационный подход, а конкретно-исторические особенности
3. Работу Л. Милова «Великорусский пахарь» смотри тут
4. Необходимый продукт — продукт, произведенный производителем и необходимый для воспроизводства его рабочей силы. Прибавочный продукт — продукт, произведенный производителем свыше необходимого
5. Противоречие между трудом и капиталом заключается в противоречии между общественным производством и частным присвоением. Это — основное противоречие капиталистического способа производства

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: