Перу: в поисках социализма, в тисках неолиберализма

В последние месяцы в сводках латиноамериканских и международных СМИ большой темой стал предвыборный процесс в Перу. Совершенно неожиданный для многих взлёт внесистемного левого политика Педро Кастильо породил множество споров о том, появится ли в Латинской Америке «новая Венесуэла/Боливия/Куба» (нужное подчеркнуть) и является ли это событие началом «левого поворота» в новом прочтении. Однако происходящее в этом южноамериканском государстве далеко не является результатом некой случайности. Для современных марксистов события в Перу выступают ярким индикатором изменений в классовом сознании трудящихся на периферии мировой экономики.

Ресурсный потенциал Перу делает страну крайне привлекательным местом для мирового капитала. Перуанская земля содержит в себе огромное разнообразие полезных ископаемых: серебро, медь, нитраты, фосфаты, уголь и др. С начала XX века усилиями местного и международного бизнеса в стране был создан мощный экспортный сектор, заточенный на максимально выгодную добычу и сбыт минерального сырья за границу.

Почти сто лет назад марксистский публицист Хосе Карлос Мариатеги писал о неравномерности развития Перу, вызванной этими экономическими особенностями. Как ни парадоксально, его работа «Семь очерков истолкования перуанской действительности» остаётся актуальной и по сей день. Наиболее развитой частью страны является прибрежная зона — Коста, занимающая около 12% национальной территории. При этом там проживает 58% населения и расположены самые важные города, в том числе один из крупнейших портов Южной Америки — Кальяо1. Через Косту организуется вывоз сырья и импорт разнообразных товаров.

Источник: https://oec.world/en/profile/country/per

Там же сконцентрированы основные финансовые мощности местного и иностранного бизнеса. Регион Сьерры представляет собой горную часть Перу, через которую проходят Анды. Сьерра занимает приблизительно 28% территории и является центром сельского хозяйства и основным местом добычи полезных ископаемых. В этом регионе преимущественно проживает индейское население (кечуа, аймара, ашенинка и др.), которое в последнее десятилетие медленно сокращается2. Наибольшую часть территории Перу (более половины) занимает Сельва — джунгли Амазонской низменности. Здесь проживает малая часть населения страны, среди которых тоже немало индейцев. Открытие больших запасов природных ресурсов в Сельве привело к развитию соответствующих отраслей промышленности. Это способствует активному росту числа жителей региона, которые обслуживают добычу и транспортировку сырья в Косту (в период 1993-2017 гг. население Сельвы выросло в 2 раза — с 2,8 млн до 4,1 млн. чел.)3.

Горная Сьерра и тропическая Сельва занимают положение отстающих регионов, где, в основном, развивается обрабатывающая и добывающая промышленность. Транспортная система этих регионов заточена исключительно на вывоз ресурсов в Косту. Доступ к отдельным изолированным поселениям крайне затруднён4. Именно в Сельве и Сьерре сконцентрирована основная часть беднейшего населения. Согласно данным за 2018 г., 30,4% населения Сельвы и 26,5% населения Сьерры находятся за чертой бедности. Из официально считающихся бедными 6, 593 тыс. перуанцев это составляет около половины5.

Коронавирусный кризис только усугубил ситуацию, особенно учитывая уязвимость перуанских трудящихся. 75% перуанцев работает в неформальном секторе экономики. В городах официально трудоустроены около 31% наёмных работников, а в сельской местности — всего 3,8%6. У занятых в неформальном секторе нет нормированного рабочего графика, устойчивой зарплаты и официального трудового договора с работодателем. Это означает абсолютную незащищённость этих людей от произвола предпринимателей, которые могут в любой момент уволить своих сотрудников, снизить им зарплату или заставить работать сверхурочно. Более того, ситуация осложняется тем, что Перу — единственная страна Латинской Америки, где трудовая сфера остается кодифицированной лишь частично.

 

Текущее положение Перу в мировом хозяйстве и особенности внутренней экономической системы являются результатом сложных процессов, происходивших в этой стране в XX веке. Для понимания перуанской специфики, определяющей развитие государства сегодня, необходимо заглянуть в историю.

Историческая справка

В XX век Перу вошло крайне отсталым аграрным государством, где продолжали господствовать закостенелые пережитки феодальной эпохи. Землевладельцы и собственники огромных плантаций, как помещики в имперской России, были основным препятствием на пути окончательного становления капитализма. Нарождающаяся буржуазия (владельцы малочисленных текстильных фабрик и горнорудных предприятий) не скрывала своего возмущения тем, что государство препятствует их развитию, защищая интересы латифундистов. Конфликт между сторонами был неизбежен. Как нельзя вовремя, в Европе в это время началась индустриализация, и европейские державы стали искать источники дешёвого сырья. Перуанская буржуазия была заинтересована в привлечении западного капитала. Для борьбы с классом землевладельцев им были необходимы средства. Они могли получить их только через расширение добычи ресурсов за счёт иностранных займов и инвестиций7

Приток европейского капитала в Перу способствовал росту городов, развитию национальной промышленности и транспортной отрасли. В стране начала создаваться железнодорожная сеть, внедрялись новые технологии добычи ресурсов и обработки растительного волокна. Норма прибыли в промышленности существенно возросла. В то же время, иностранные капиталисты начали вытеснять национальную буржуазию, овладевая добывающей отраслью. Местный бизнес был вынужден уходить в сферу торгового посредничества в сбыте экспортных товаров (сахар, хлопок, рис) на мировых рынках. Владельцы плантаций также попали в зависимость от европейских банков, выдававших им кредиты8

Взрывной рост добычи ресурсов вызвал нехватку рабочих рук. Механизация производства привела к переходу части населения в статус наёмной рабочей силы, но их число не покрывало потребности экономики. Буржуазия решала эту проблему разными способами. С одной стороны, в Перу завозились работники из Китая и Японии, которые фактически находились на положении рабов. С другой стороны, росла общая эксплуатация трудящихся. Обманом, угрозами и долговыми обременениями рабочих и крестьян вынуждали работать по 12 часов и в условиях отсутствия контрактов9. Все эти меры на некоторое время приглушили проблему дефицита рабочей силы. Таким образом, национальная и иностранная буржуазия эффективно использовала экспортный бум первой четверти XX века. Невзирая на конкуренцию с иностранцами, местные предприниматели заметно обогатились, в то время как латифундисты стремительно разорялись. Европейский капитал получил дешёвое сырьё и возможность эксплуатировать богатства южноамериканского государства.

Огромное влияние на внутреннюю жизнь Перу оказала Первая мировая война. Резко упал спрос на традиционные экспортные товары. Из страны начал уходить европейский капитал. Инфляция и безработица обрели угрожающие масштабы. Всеобъемлющий кризис привел к волнениям среди пролетариата, которые впоследствии распространились на сельскую местность10. Зимой 1918-1919 гг. в Перу началась всеобщая забастовка, участники которой требовали улучшения условий работы трудящихся. Господствующий класс был вынужден отступить: был установлен 8-часовой рабочий день, обещаны повышение зарплаты и контроль над ценами. Но поскольку экономическая обстановка в стране оставалась тяжёлой, массовые протесты сохраняли свою силу. Радикализация требований бастующих подтолкнула государство к жестокому подавлению забастовочного движения. В кровавых столкновениях с армией и полицией сопротивление рабочих было сломлено11.

На фоне протестов в Перу произошло ещё одно важное событие — завершилась эпоха власти латифундистов. На выборах 1919 г. победила фракция представителя компрадорских кругов Аугусто Легии. Окончательно власть перешла в руки буржуазии, когда в июле того же года новый президент при поддержке военных распустил старый парламент, представлявший интересы землевладельцев. Напряженная внутренняя обстановка заставила буржуазию поддержать личную диктатуру президента. Легия с первых же дней приступил к демонтажу старой надстройки, лишив латифундистов прежних привилегий и обложив их высокими налогами. Для ускорения строительства дорог, необходимых для перевозки сырья к портам, была введена обязательная трудовая повинность. Тем самым ослаблялась сельская полуфеодальная система, многие крестьяне мужского пола отрывались от работы на земле и пролетаризировались12. Во внутренних районах страны в интересах промышленников началась приватизация скотоводческих пастбищ, принадлежавших индейским общинам. Это породило волну крестьянских мятежей, которые с разной степенью успеха подавлялись диктатурой Легии13.

Успехи в борьбе с крестьянским и рабочим движением — немалая заслуга американского капитала. После войны именно к США Легия обратился за помощью в восстановлении ослабевшей экономики. Самые важные секторы промышленности фактически были проданы американской буржуазии. За стабилизацию внутренней обстановки и расцвет внешней торговли Перу заплатила попаданием в критическую зависимость от североамериканского соседа. Правительство перестало представлять интересы перуанской буржуазии и стало инструментом защиты западных империалистов. Поток американских капиталов давал возможность правительству маневрировать среди конфликтующих интересов местной и иностранной буржуазии, сдерживать рост рабочего и крестьянского движения, ослаблять неудовлетворенность мелкой буржуазии. Несмотря на определенные улучшения, развитие городов и модернизацию добывающей отрасли, Перу оставалось достаточно бедной страной, где подавляющее большинство влачило жалкое существование, пока единицы купались в роскоши14.

Мировой экономический кризис 1929-1933 гг. обострил все противоречия перуанского общества. Вновь резко упали цены на экспортные товары, американский капитал больше не мог вкладывать в Перу деньги в прежних объемах. Инфляция и безработица снова захлестнули южноамериканскую страну. В этих условиях Легия потерял поддержку правящего класса и был смещён военными (на выборах 1931 г. победил бывший военный С. Серро), которые должны были стабилизировать обстановку, защитить интересы западного капитала и сдержать растущее недовольство населения15. В то же время, было очевидно, что армия не может предложить стране ничего кроме «жесткой руки», а значит, в обществе неизбежно появятся альтернативные силы. В Перу этот процесс привёл к становлению двух политических проектов. Первый представляла созданная в 1928 г. при содействии Х.К. Мариатеги Коммунистическая партия Перу. Осознавая специфику развития государства, КПП опиралась на провинциальный пролетариат и сельское население Сьерры и Сельвы, среди которых были очень сильны идеи коллективизма. Вдохновляясь опытом Советского Союза, местные коммунисты выступали за социалистическую революцию, которая должна была покончить с угнетением перуанских трудящихся и воплотить в жизнь их идеал общинного коммунизма16. Второй проект выдвигался Американским народно-революционным союзом (APRA) и его лидером Виктором Раулем Айя де ла Торре. Эта организация была воплощением местного национал-реформизма, призывавшего вернуть богатства страны народу и избавиться от засилья иностранного капитала. Партия Айя де ла Торре не ставила задачи ликвидации капиталистической системы, а стремилась к её реформации. Более того, АПРА не отвергала возможности диалога с западным бизнесом. Через Американский народно-революционный союз выразилось стремление национального капитала взять реванш перед иностранцами и получить возможность самим распоряжаться ресурсами страны. Идеи апристов оказались близки интеллигенции, городскому пролетариату, мелкой и средней буржуазии. Особенно привлекательной для них была мысль о том, что преобразование страны возможно только силами «среднего» класса, а не малограмотными и разрозненными крестьянами и рабочими17

Иностранный капитал предпочел ориентироваться на военных, которые установили в Перу диктатуру и начали гонения на представителей обеих организаций. В соответствии с конституцией 1933 г. существование партий, имевших контакты с международными структурами, признавалось незаконным. Апристы и коммунисты оказались на нелегальном положении, поскольку имели обширные связи с зарубежьем18. В то же время чтобы ослабить влияние левых сил на население, в Основном законе были прописаны некоторые социальные гарантии, неприкосновенность земельной собственности индейцев, механизм госконтроля цен и национализации в экстренных ситуациях19

1930-е и 1940-е гг. характеризуются ожесточенной подпольной борьбой левых движений и трудящихся с военной верхушкой, защищавшей иностранный капитал. В подавлении забастовок и протестов хунта обращалась в том числе и к помощи итальянских фашистов, обладавших большим опытом в этом деле20. В этих условиях перуанские коммунисты попытались объединиться в общий фронт с апристами, несмотря на их явную нелюбовь к марксистской идеологии. Признавая мелкобуржуазность и ненадежность верхушки АПРА, Коминтерн одобрил этот план, так как многие трудящиеся поддерживали партию Айя де ла Торре. КПП рекомендовалось делать акцент на взаимодействии с низовыми структурами партии, среди которых было немало сочувствующих коммунистическим идеям. Однако апристы от объединения усилий с «креольским коммунизмом» отказались, посчитав, что обладают достаточными возможностями, чтобы самостоятельно прийти к власти21. Но с течением времени военная диктатура только ужесточилась, в итоге совсем отказавшись от демократических процедур и пойдя на сближение с капиталом стран «Оси». Апристы не сумели воспользоваться своей популярностью среди населения и свергнуть военный режим. Позиции партии заметно пошатнулись22.

В преддверии Второй мировой войны и выборов президента Компартия Перу решилась на рискованный маневр. В обмен на будущую легализацию своей деятельности КПП поддержала кандидатуру крупного банкира Мануэля Прадо. По мнению перуанских коммунистов, он представлял «более прогрессивное крыло буржуазии», выступавшее за развитие национальной промышленности и противодействие фашизму. Поддержка коммунистов способствовала победе М. Прадо на выборах 1939 г. С его приходом связи с фашисткими режимами действительно были разорваны (правда, на его место почти сразу пришел американский капитал), а коммунисты получили свободу пропаганды23

С завершением войны на волне демократических настроений в Перу сложилась коалиция Национального демократического фронта (НДФ), объединившая всех противников военных диктатур, в том числе КПП и АПРА. Под влиянием невероятно возросшего авторитета СССР активизировалось рабочее и профсоюзное движение. НДФ выдвинул на выборы 1945 г. своего кандидата, который одержал победу и впервые дал возможность левым представителям попасть в парламент. Произошёл поворот к буржуазной демократии, несомненно, прогрессивной системе для Перу того времени24. Однако очень быстро проявились недостатки объединения демократических сил: рыхлость структуры НДФ, постоянные политические трения между партиями, умеренный реформизм правительства. Вскрылись противоречия между центральными политическими силами фронта — коммунистами и правеющими апристами. Политический кризис дополнился новым экономическим кризисом, вызванным саботажем многих правительственных инициатив со стороны буржуазии25.

Пользуясь раздорами в НДФ, иностранный капитал и компрадорская буржуазия содействовали госперевороту в Перу. В стране снова установилась проамериканская военная диктатура. Деятельность АПРА и Компартии была запрещена, тысячи рядовых коммунистов и апристов подверглись репрессиям. Единственным легальным полем оставалась деятельность профсоюзов, где сконцентрировались оставшиеся члены Компартии и часть апристов26. Перуанское правительство осуществило программу стимулирования иностранных и национальных инвесторов. Перу стало «оплотом свободной экономики и частного предпринимательства» в Латинской Америке. Города Косты и промышленные центры переживали невероятный подъем. При этом, деревня по-прежнему не избавилась от феодальных пережитков и концентрировала значительную часть бедного и неграмотного населения, слабо задействованного в политических и экономических процессах страны27

Господство иностранных монополий, главным образом американских, лишало страну столь необходимых ей средств для преодоления экономической отсталости. 85% производства в горной промышленности, 14 из 20 самых крупных рыбных компаний, 6 из 10 ведущих сахарных компаний, торговля хлопком, шерстью, кофе находились в руках иностранцев. Все банки в той или иной степени были зависимы от международного капитала. АПРА во главе с Айя де ла Торре, принявшего бернштейнианство, вступила в сотрудничество с официальной властью. Этот шаг оттолкнул левых апристов и большинство пролетариев, которые разорвали отношения с партией. Отчаяние населения достигло пределов. Люди требовали доступного жилья, достойной зарплаты, введения всеобщего образования, внедрения повсеместного медицинского обслуживания, аграрной реформы28. В 1960-е гг. сельскую местность охватили крестьянские бунты, требовавшие земельного передела и отмены полуфеодальных повинностей. Крестьянам помогали представители прогрессивной интеллигенции, которые под влиянием идей Мао Цзедуна, Ф. Кастро и Э. Гевары отправились в Сьерру. Эти люди были частью движения «новых левых», возникшего в связи с разгромом Компартии. Большое значение для них имела идея о значении вооруженной борьбы крестьянства на первом этапе социалистической революции. Главными недостатками нового леворадикального движения были их недостаточная подготовка, раздробленность революционных группировок и неудачи в преодолении политической апатии крестьян. В итоге, сопротивление бунтовщиков было сломлено29

Острота ситуации вынудила правящий класс пойти на некоторые реформы. Однако они носили половинчатый характер, связанный с нежеланием ущемить интересы класса буржуазии. Нерешённость целого ряда социальных проблем, возмущение засильем иностранных компаний, обострение экономического кризиса и снижение уровня жизни населения привели к такому необычному явлению, как «революция военных»30. За годы своего развития перуанская армия превратилась из замкнутой структуры белых и креольских аристократов в огромный социальный лифт для метисов и индейцев. Перемещаясь по долгу службы между бедными и богатыми регионами страны, военные своими глазами видели острое неравенство, вопиющую бедность населения и неравномерность развития. В солдатской среде росло разочарование в гражданской власти, которая была неспособна провести модернизацию страны. Олигархия воспринималась как маленькая группа эгоистов, которым было чуждо патриотическое чувство. В университетах и училищах будущие военные знакомились с экономическими идеями ЭКЛАКа31 и теорией зависимости Р. Пребиша. Мысль об индустриализации, которая может сделать государство более эгалитарным, представлялась многим панацеей от всех бед32.

Такая армия и осуществила в октябре 1968 г. «революцию». Её возглавил генерал Хуан Веласко Альварадо — выходец из многодетной семьи мелкого госслужащего, который с самых низов дослужился до высокого звания. Военные порвали с аграрно-экспортной олигархией, слившейся в финансово-экономическом единстве с мировыми монополиями, и стали защищать интересы национальной мелкой и средней буржуазии, крестьянства и рабочих. Проведение масштабных реформ и индустриализация основывались на идеях кейнсианства, повышении роли государства в экономике. Для преодоления зависимости от иностранного капитала «революционная хунта» планировала развивать импортозамещающую промышленность. В результате деятельности правительства в 1968-1975 гг. были национализированы крупнейшие иностранные компании, господствовавшие в горнорудной, нефтяной и сахарной промышленности Перу. Под контроль государства были поставлены банковская система, внешняя торговля, железнодорожный транспорт, телекоммуникации. Окончательно был ликвидирован латифундизм и связанная с ним полуфеодальная зависимость крестьянства. Правительство потратило на компенсацию крупным латифундистам за экспроприированную землю огромные суммы, которые потом возвращались через выкупные платежи от крестьян. По итогу аграрной реформы землю получили 399,6 тыс. крестьянских семей (39,2% всех крестьянских хозяйств). Другой чертой «революции военных» являлось изменение внешнеполитических ориентиров государства. В целях ослабления экономической и политической зависимости от США Перу стало развивать более тесные отношения с капиталистическими странами Европы и Японией, со странами социалистического лагеря, особенно с Кубой, СССР, Китаем, Чили времен С. Альенде33.

Импортозамещающая индустриализация, повлёкшая за собой утроение импорта сырья и удвоение ввоза оборудования и машин, привела к ещё большей зависимости страны от внешнего фактора. К тому же не были найдены способы преодоления технологической и долговой форм зависимости, что в будущем оказало решающее влияние на Перу. Как и любой реформистский проект в рамках капитализма, проект «революционной хунты» оказался под угрозой из-за экономического кризиса 1974 года. Неблагоприятной оказалась международная обстановка, где Перу оказалось в окружении враждебных военных режимов. Международные кредиторы начали требовать возвращения долгов, взятых правительством на модернизацию экономики. Веласко Альварадо уступил нажиму МВФ и согласился свернуть реформы, чтобы урегулировать внешний долг. Страну вновь охватили забастовки. В этих обстоятельствах военные решили передать управление страной гражданским политикам. На фоне слабости и разобщённости левых партий власть перешла к правым силам, которые не скрывали своего намерения освободить рыночную экономику от присутствия государства34.

1980-е гг. считаются в Перу «потерянным десятилетием». Правительства правых партий последовательно ликвидировали главные реформы «революционной хунты». Уровень жизни трудящихся резко упал, люди оставались без работы и были вынуждены уходить в неформальный сектор экономики, становясь ремесленниками и бродячими торговцами. Ответом на политику государства стало мощное крестьянское движение в Сьерре. Их лидерами, как правило, становились преподаватели и студенты местных университетов, испытавших влияние маоизма. В какой-то мере они стали идейными последователями перуанской интеллигенции 1960-х35. Крупнейшей партизанской силой стал «Сияющий путь» (Sendero Luminoso) — отколовшаяся от Компартии фракция радикалов. Они объявили войну официальным властям, не принимали поддержки стран советского блока. Основными методами борьбы маоистской организации были политические убийства, подрывная деятельность, облавы на полицейские участки и крестьянские общины36

Борьба перуанских властей с «Сияющим путём» осложнялась неразвитостью инфраструктуры Сьерры и Сельвы, фанатичностью членов организации, предпочитавших смерть аресту, и отказом крестьянства от сотрудничества с армией. В результате кровопролитных боёв за годы партизанской войны (1980-1992 гг.) погибло около 69 тыс. человек, преимущественно не участвовавших в боевых действиях граждан. Ответственность за их убийство в одинаковой мере лежит и на центральной власти, и на радикалах. В то же время легальные левые из числа социал-демократов и остатков некогда единой Компартии Перу пребывали в кризисе, связанном, в целом, с процессами происходившими с коммунистической идеологией по всему миру37

Продолжающийся коллапс перуанской экономики вывел на политическую арену новое поколение правых, воспитанных в духе теорий фон Хайека и практики М. Тэтчер и Р. Рейгана. К выборам 1990 г. этими политиками был создан Демократический фронт для выдвижения единого кандидата в президенты. Им стал знаменитый писатель Марио Варгас Льоса, открыто призывавший копировать опыт западных стран, вставших на путь неолиберализма. Этого кандидата поддерживали крупная местная буржуазия и международный капитал. Варгасу Льосе противостоял перуанский экономист японского происхождения, поддержанный национальными финансовыми кругами, Альберто Фухимори (Фудзимори). В его программе было мало конкретики, что не помешало ему набрать большое количество голосов. Страх сельского, индейского и рабочего населения перед планами Демократического фронта во многом стал главной причиной победы малоизвестного политика. Народ проголосовал, как ему казалось, за меньшее из зол38.

Однако период президентства А. Фухимори (1990-2000) оказался одной из самых чёрных страниц истории Перу. Именно он дал старт «шоковой терапии» и массовой приватизации, которая превратила страну в один из самых открытых рынков Латинской Америки с минимальными ограничениями для деятельности иностранного капитала. Правительство Фухимори утверждало, что эти реформы — единственный способ преодолеть отсталость Перу. Была принята новая конституция (1993 г.), закрепившая неолиберальный курс государства39. Разумеется, меры правительства вызвали общественный взрыв в связи с резким падением благосостояния населения и ужасающей гиперинфляцией. Поэтому для успешного претворения неолиберальной политики в жизнь даже потребовалось отказаться от некоторых атрибутов буржуазной демократии и сконцентрировать власть в руках исполнительной ветви40. При необходимости подавления сопротивления реформам администрация Фухимори не брезговала использовать прямое насилие. Перуанское правительство принялось за физическое устранение леворадикальных партизанов, профсоюзных деятелей и прочих инакомыслящих41. Партизанские организации столкнулись с крайне жестким давлением правительства, которое использовало все возможные методы для подавления сопротивления радикалов вплоть до внесудебных убийств. Назрел идейный кризис в среде партизанов, которые утратили доверие населения. После задержания лидеров сендеристов и более мелких групп партизанские структуры начали рассыпаться и под давлением правительства ушли в глубокое подполье. Отдельные столкновения с властями происходят время от времени, но в настоящий момент партизаны уже не влияют на внутреннюю политику, как прежде42

При Фухимори была принята откровенно фашистская «Программа репродуктивного здоровья и планирования семьи», продвигавшая широкомасштабную вазектомию малоимущего неграмотного сельского и индейского населения. Жертвами этой политики в период 1996-2001 гг. стали 272 тыс. женщин и 22 тыс. мужчин43. Программа была фактическим продолжением пакета экономических мер по преодолению отсталости Перу. С точки зрения правительства Фухимори, снижение рождаемости отдельных социальных групп должно было помочь в борьбе с бедностью и преступностью. Так как основная масса бедных в стране были индейцами и/или сельскими жителями, именно на них и был направлен данный план действий. Зачастую «участники» программы не осознавали сути проводимой процедуры в силу своей неграмотности, а чиновники и медицинские работники скрывали от них её смысл и последствия44. До сих пор в стране не существует однозначной оценки периода т.н. «фухиморизма». Одни считают президента Фухимори диктатором, который утопил страну в крови и запятнал себя практикой принудительной стерилизации бедноты. Другие видят в нём успешного лидера, чьи реформы позволили впоследствии обеспечить высокие темпы роста национальной экономики и обогащение отдельных групп населения.

Перу в XXI веке

В начале XXI в. экономика Перу росла очень уверенно, а население медленно, но верно богатело. Но главной причиной «экономического чуда» стали не неолиберальные реформы, а огромный спрос на экспортные товары и высокие цены на сырьё. Благодаря возросшим доходам от экспорта золотовалютные резервы в 2004-2013 гг. увеличились с 12,6 до 65,7 млн долларов. Приток прямых иностранных инвестиций вырос с 1,5 млрд долл. в 2004 г. до 12,2 млрд в 2012 г. К 2014 г. норма инвестиций в перуанскую экономику поднялась до самого высокого во всем регионе уровня 33,5% от ВВП по сравнению с 17,5% в 2004 году. Налоговые поступления в 2010-2013 гг. поднялись с 66 до 91,7 млрд солей (32,8 млрд 41 долл.)45. Приток иностранных инвестиций и рост поступлений в национальный бюджет помог в некоторой степени смягчить последствия непростых 90-х и снизить социальную напряженность среди беднейших категорий населения. У правительства появились дополнительные средства для оказания помощи малоимущим, что вылилось в копирование венесуэльских мер социальной поддержки. Буржуазия очень хорошо помнила, чем исторически заканчивалось полное игнорирование интересов трудящихся, поэтому поддержала эти начинания46. Эйфория от успехов продолжалась недолго: мировые экономические кризисы оказали большое влияние на внутреннюю обстановку. Финансовый кризис 2008 г. был не таким сильным ударом для Перу, благодаря накопленным резервам. Но последующие кризисы 2014 и 2017 гг. подорвали стабильность экономики и негативно повлияли на бюджетные доходы. Если в 2002-2008 гг. темпы прироста ВВП колебались от 4 до 9% с восходящей тенденцией, то после 2014 г. этот показатель не поднимается выше 4%47. На фоне проблем в социальной сфере Перу окончательно утратило устойчивость и превратилось в большую «пороховую бочку». Перед местной буржуазией встал выбор: сохранить социальные программы, призванные тушить протестный потенциал, в ущерб своим прибылям или усилить давление на население для поддержания достаточной нормы прибыли. 

Ухудшение экономического положения трудящихся после 2008 г. создало запрос на социально-ориентированную политику. В 2009 г. был осуждён по обвинению во внесудебных убийствах и посажен в тюрьму экс-президент Перу А. Фухимори48. Среди населения это событие было воспринято как первый шаг к разрыву с наследием неолиберализма. У перуанских левых появился шанс реабилитироваться после многолетнего забвения. Левые партии разных течений, в том числе Компартия Перу, взяли за образец опыт Венесуэлы, которая шла по пути госкапитализма, и идеологию Уго Чавеса — национальное освобождение, социальная справедливость, смешанная модель демократии участия. За счёт популистической программы, имевшей много общего с идеями чавизма, и поддержки многих местных левых победу на выборах президента 2011 г. с небольшим отрывом одержал бывший высокопоставленный военный и националист Ольянта Умала. Однако левый крен О. Умалы достаточно быстро сменился на правый. Новое правительство Перу воплотило часть обещаний по поддержке уязвимых категорий населения, но многие инициативы так и остались на бумаге. В ключевых вопросах Умала сохранил преемственность неолиберальному курсу его предшественников49. Трансформация политики президента стала большим ударом по левому движению и внесла существенный вклад в дискредитацию перуанской социал-демократии и разочарованию населения в её идеях. Эта ситуация неизбежно приводила к возникновению альтернативных политических сил, которые выступали за радикальные изменения на фоне деградации внутреннего политического поля.

Ухудшение общемировой конъюнктуры в 2010-е гг. остро поставило вопрос о дальнейшем политическом курсе Перу. Падение доходов бизнеса повлекло за собой усиление эксплуатации наёмных рабочих. У правительства оставалось всё меньше средств для выполнения социальных обязательств. Встал вопрос о повышении налоговой нагрузки на крупные компании для покрытия дефицита госбюджета. Компрадорская буржуазия и иностранный капитал выступали против повышения налогов и считали необходимым сократить расходы в социальной сфере. Буржуазия, действовавшая на внутреннем рынке, требовала улучшения благосостояния населения, от доходов которого зависели её прибыли. Это противостояние определило характер президентской гонки 2016 г. Главными претендентами на победу были представители вышеупомянутых сторон. Финансист польского происхождения Педро Пабло Кучински устраивал умеренную часть буржуазии, ориентированную на внутренний рынок. Его соперник, дочь осужденного президента Кейко Фухимори поддерживалась международным капиталом. В 1990-е годы после развода родителей она занимала место первой леди и была непосредственным свидетелем последствий политического руководства своего отца. Родство с «диктатором» сыграло против К. Фухимори. Несмотря на успех её партии на парламентских выборах, президентом стал консерватор Кучински.

Противостояние внутри национальной буржуазии перетекло в конфликт законодательной и исполнительной власти. Роль перуанского Конгресса, где большинство принадлежало партии Фухимори, резко возросла. Парламент попытался отстранить президента от власти по обвинениям в коррупции по делу латиноамериканской ТНК «Одебрехт», инициированному министерством юстиции США50. После первой неудачной попытки импичмента президент предпринял попытку договориться с фухимористской партией. Результатом их соглашения стало противоречивое решение Кучински помиловать А. Фухимори и выпустить его из тюрьмы. Реакция общества оказалась мгновенной: страну охватили протесты против этого решения51. Спустя 2 года после вступления в должность в ходе второго процесса импичмента и многочисленных скандалов, связанных с покупкой голосов депутатов, Кучински подал в отставку52. Его сменил вице-президент Мартин Вискарра, более левый политик и сторонник «патриотической» буржуазии. Схватка с законодательным органом разгорелась с новой силой. В условиях нового витка экономического кризиса работа Конгресса была парализована. Население возложило вину за ухудшение своего благосостояния на законодательный орган и выступило на стороне президента. Пользуясь этой поддержкой, Вискарра распустил парламент53. Однако его состав существенно не изменился. Позднее законодатели выдвинули против президента обвинения во взяточничестве на посту губернатора региона Мокегуа. Со второй попытки Конгресс отстранил Вискарру в связи с «нравственной несостоятельностью»54. Импичмент спровоцировал общественные протесты против деятельности парламента, ведомого фухимористами. Люди требовали восстановления Вискарры, который успешно купировал коронавирусный кризис в стране и пытался организовать расследование в отношении коррупции в Конгрессе. Власть ответила жёстким подавлением протестов, но демонстрации только усилились55. Вероятно, для буржуазии такая реакция общества оказалась неожиданной. Выбранный голосованием Конгресса временный президент Перу всего через несколько дней подал в отставку, и Конгресс в экстренном порядке избрал другого. Им стал центрист Франсиско Сагасти, на которого была возложена ответственность спокойно довести страну до ближайшего электорального цикла56.

Парламентские и президентские выборы 2021 года

Накануне всеобщих выборов 11 апреля 2021 года Перу находилось в состоянии крайней политической неопределенности. Население утратило доверие к институтам власти, погрязшим в кризисе. В стране активизировалось протестное движение против неолиберальной политики, коррупции, безработицы и провала программы вакцинации против коронавируса. Из-за скандала вокруг вакцинации от COVID-19 вне очереди был лишен права участвовать в выборах пользующийся определённой популярностью экс-президент М. Вискарра57. Тем самым, президентская кампания обещала быть непредсказуемой из-за отсутствия явного фаворита. Перуанцам предлагался выбор из 18 кандидатов, большинство из которых представляют молодые партии, образованные менее 15 лет назад. Поскольку голосование в стране является обязательным, его результаты стали бы показателем общего настроения населения. Согласно предварительным оценкам, ни один из кандидатов не получал более 15% голосов избирателей58. Это означало, что необходимых 50% от проголосовавших никто не наберёт, и новый президент Перу определится только во втором туре. Однако голосование 11 апреля важно с точки зрения распределения мест в Конгрессе. Учитывая затяжной конфликт исполнительной и законодательной власти, будущая расстановка сил в парламенте будет иметь ключевое значение для нового президента. Результаты выборов определят, продолжится ли противостояние ветвей власти или же будет установлен необходимый консенсус. 

Итоги парламентских выборов (только первые 5 партий):

Результаты выборов принесли несколько сюрпризов. Кроме значительной раздробленности будущего Конгресса, где ни одна партия не набрала абсолютного большинства, следует отметить высокий процент (26,5% или 4 с небольшим млн голосов) недействительных и пустых бюллетеней. Главной неожиданностью стала победа левой партии «Свободное Перу» во главе с преподавателем и профсоюзным лидером Педро Кастильо. За партию голосовали, в основном, жители беднейших регионов страны (Уанкавелика, Апуримак, Аякучо), представители основных национальных профсоюзов, члены крестьянских сил самообороны («рондерос»)59.

Возникшая в 2007 г. как региональное левое движение эта партия позиционирует себя как социалистическая, опирающаяся на философию К. Маркса, В. Ленина и Х. Мариатеги. Опорой «Свободного Перу» служит население провинций, сельские жители и прекариат в оппозицию другим национальным левым партиям, опирающимся на столичных квалифицированных трудящихся. Социалисты обвиняют местных «старых левых» в игнорировании интересов масс населения за пределами перуанской столицы Лимы и в «демократической нейтральности», которая «привела к упрочению неолиберализма в Перу». «Свободное Перу» поддерживает создание новой Конституции на замену старой «фухимористской», которая, по мнению перуанских социалистов, имеет «индивидуалистический, меркантилистский и приватизационный характер» и идёт вразрез с интересами большинства. Позиция партии по главным экономическим вопросам имеет много общего с идеями современных латиноамериканских социалистов. В программе «Свободного Перу» открыто признаётся, что опыт Боливии при Э. Моралесе и Эквадора времен Р. Корреа является их источником вдохновения. Партия выступает за создание социально-ориентированной рыночной экономики, в которой общественные интересы ставятся выше частных. Основными положениями экономической политики перуанских социалистов являются национализация стратегических секторов производства, противодействие частным монополиям и децентрализация государства с опорой на развитие провинций. Иными словами, социалисты намерены подвергнуть ревизии основные элементы неолиберальной политики последних 30 лет. К уничтожению частной собственности «Свободное Перу» не призывает, но предполагается контроль над предпринимательской деятельностью в интересах трудящихся. В то же время, государство обещает выполнять функцию защитника местных частных предприятий от транснационального капитала. Очевидно, подобная риторика призвана привлечь на сторону перуанских социалистов, по крайней мере, часть местной мелкой буржуазии. Трудовая политика партии предполагает содействие развитию профсоюзов, создание полноценного трудового кодекса, постепенный отказ от частных пенсионных фондов в пользу государственных. В программе «Свободного Перу» особый акцент делается на повышении расходов на образование и медицину, расширении доступа населения к качественному медицинскому обслуживанию и борьбе с безграмотностью. Во внешнеполитической стратегии «Свободного Перу» следует отметить ярко выраженный антиамериканизм. Социалисты планируют решать проблему зависимости от США в информационной, технологической, политической и экономической сферах, сотрудничать с «прогрессивными» правительствами Латинской Америки и содействовать интеграционным механизмам, независимым от Вашингтона60

Второе место на парламентских выборах получила другая молодая партия — «Народная сила». Её лидером является дочь бывшего президента А. Фухимори — Кейко Фухимори. У неё уже достаточно большой опыт в политике: она трижды выдвигала свою кандидатуру на пост президента, но каждый раз терпела поражение. Её партия опирается на международный, преимущественно западный, капитал и компрадорскую часть национальной буржуазии. В программе «Народной силы» отмечается стремление создать «подлинную социально-ориентированную экономику» при помощи формирования новых рабочих мест, поддержке малого и среднего бизнеса и частно-государственного партнёрства. Предлагается сохранить действующую модель развития, но внести в неё некоторые изменения. Партия выступает за сохранение Конституции 1993 г., которая, по их мнению, позволила привлечь иностранные инвестиции и обеспечить экономический рост. «Народная сила» обещает реформы в медицинской сфере, развитие цифровых технологий в образовании и увеличение финансирования этих социальных сфер. Отдельный акцент сделан на усилении безопасности и совершенствовании работы правоохранительных органов. В стремлении привлечь голоса населения регионов партия Фухимори призывает к борьбе с бюрократизацией госаппарата и улучшению работы муниципальных органов управления. Во внешней политике существенных перемен не предлагается. В случае победы К. Фухимори намерена продолжить интеграцию в рамках организаций, в которых уже участвует Перу, и содействовать налаживанию экономических связей с любыми акторами мировой политики61

Вероятным союзником «Народной силы» в парламенте станет старейшая из представленных на выборах партия «Народное действие», занявшая 3 место по количеству голосов «за». Народное действие — центристская партия, стоящая на либеральных и умеренно-националистических позициях. Главной её стратегией является привлечение электората разных идеологий. Партия опирается на пассивную, плохо разбирающуюся в политике часть населения. Именно её кандидат Йони Лескано, согласно опросам, должен был набрать наибольшее количество голосов, однако поддержка «Народным действием» жестокого подавления протестов в ноябре 2020 г. серьёзно ударила по имиджу партии и повлияла на мнение избирателей62.

15 мест в перуанском Конгрессе получила правая популистская партия «Союз во имя прогресса». Кандидат Сесар Акунья известен в Перу тем, что владеет несколькими частными учебными заведениями высшего образования. Программа партии, в целом, имеет много сходств с программой «Народной силы», что делает вероятным их альянс в новом парламенте.

Наконец, значительное представительство получит «Народное обновление», созданное в 2020 г. на базе предыдущего политического проекта предпринимателя и католика Рафаэля Лопеса Ариаги. Эта христианско-демократическая партия отстаивает интересы среднего и малого бизнеса и выступает в поддержку неолиберальной политики.

Таким образом, обстановка в парламенте складывается в пользу правых сил, которые сумели обеспечить себе перевес в Конгрессе и могут сформировать необходимое большинство для продвижения одних законопроектов и ветирования других. Что касается партии «Свободное Перу», то она может рассчитывать только на поддержку левой коалиции «Вместе за Перу», объединившей коммунистические и социалистические партии страны. Однако полученных ими 5 мест недостаточно для преодоления правого большинства. Отталкиваясь от итогов голосования, можно сделать вывод, что исход президентских выборов будет на напрямую влиять на разрешение или неразрешение внутриполитического кризиса.

Во втором туре выборов перуанцам предстояло определить нового президента. Исходя из программ партий, которые представляют два кандидата, вопрос стоял об отказе или сохранении неолиберального курса. К. Фухимори является продолжателем политики своего отца, ставшего инициатором «шоковой терапии» в Перу. Лишним подтверждением служит то, что в её команде находятся его бывшие приближенные, например, экс-глава МИД Перу Ф. Тудела и бывший вице-президент Максимо Касерес63. П. Кастильо воплощает собой неприятие 30 лет беспощадного к трудящимся неолиберализма и поворот в сторону капитализма с «человеческим лицом». 

Президентские выборы определят судьбу Конституции 1993 г. Большинство перуанцев видит разрешение политического и экономического кризиса в изменении Основного закона. Вероятно, на перуанских граждан оказывает влияние ситуация в Чили. Там сейчас активно идёт обсуждение контуров новой конституции на замену принятой при диктаторе А. Пиночете. Большинство мест в учредительном собрании получили левые, и чилийцы рассчитывают, что они смогут сделать текст Основного закона более ориентированным на интересы широких масс. В перуанском обществе тоже сформировался запрос на замену старой конституции на более демократическую, справедливую, основанную на национальном консенсусе. П. Кастильо и «Свободное Перу» ставят принятие новой конституции в центр своей предвыборной программы. За счёт этого шага социалисты намерены существенно реформировать экономическую и политическую систему государства. Позиция К. Фухимори по конституционному вопросу более консервативна. Она считает, что конституция 1993 г. принесла стране процветание и в основных положениях не требует корректировки. При этом лидер «Народной силы» готова внести некоторые поправки в соответствии с требованиями времени.

По замечанию известного политика и писателя М. Варгаса Льосы, перуанцам предстоял выбор «меньшего из двух зол»64. С одной стороны, правый популист и «дочь диктатора» К. Фухимори. Она не скрывает своего уважения к временам президентства своего отца и уверенно заявляет, что именно социально-экономическая модель, принятая при А. Фухимори, «спасла государство от бедности и хаоса», вызванных государственным регулированием. В то же время в настоящий момент она находится под следствием по обвинению в коррупции, что дискредитирует её в глазах многих избирателей65. Несмотря на это, многие оппоненты «Народной силы» на выборах (Союз во имя прогресса, Народное обновление и др.) выразили ей политическую поддержку во втором туре.

С другой стороны, социалист и закалённый в профсоюзной борьбе П. Кастильо, которого уже успели окрестить «коммунистом», готовым «превратить Перу в Венесуэлу»66. Мало кто о нём знал до 2017 г., когда он возглавил всеобщую забастовку учителей начальной школы, продлившуюся около 3 месяцев. Тогда чуть больше 60% перуанских педагогов отказались выходить на работу до тех пор, пока не будут обеспечены повышение зарплат и увеличение национального бюджета на образование67. Однако прийти к консенсусу с министерством образования не удалось, и под угрозой силового разгона протестов и увольнений учителя были вынуждены «приостановить» забастовку, о чём объявил сам Кастильо68.

Невзирая на ошеломительный успех в первом туре, Кастильо остаётся своеобразным политическим изгоем. На момент голосования в первом туре он был слабо представлен в социальных сетях: всего 1 800 подписчиков в Twitter, 270 в Instagram, а на Facebook специальная страница и вовсе отсутствовала69. Это ещё раз подчёркивает его опору на население, у которого попросту нет возможностей для выхода в Интернет. В национальных СМИ о нём упоминают исключительно в негативном контексте. Регулярно его обвиняют в связях с «Сияющим путём», в последние десятилетия имеющие репутацию убийц и преступников70. Другие местные левые силы со скепсисом смотрят на Кастильо. Многих из них отпугивает его негативное отношение к легализации абортов и избирательность в вопросе индивидуальных свобод граждан. В то же время, в памяти отдельных перуанских левых все ещё живо воспоминание о О. Умале, выступавшем с социалистических позиций перед выборами, но после победы продолжившим политику неолиберализма. 

В условиях мощной пропаганды П. Кастильо пытается отвечать на многочисленные обвинения. Его реакция на критику СМИ и политических конкурентов может вызвать у его сопартийцев и сторонников недоумение. Как заявляет кандидат от «Свободного Перу», себя он марксистом не считает71 и даже отмежевывается от генерального секретаря партии, говоря, что тот «не уполномочен говорить о программе будущего правительства», потому что «управлять будет не он, а я»72. В ответ на обвинения в сочувствии чавистам и Н. Мадуро Кастильо сам резко критикует венесуэльского президента, требуя, чтобы тот «сначала разобрался с внутренними проблемами» и «сдержал приезжающих в Перу венесуэльцев, которые совершают преступления»73. Его конкурент Фухимори также активно использовала антикоммунистическую риторику, чтобы дискредитировать кандидата от «Свободного Перу». К примеру, она утверждала, что с приходом социалистов к власти страна «превратится в Северную Корею»74. В свете обострения коронавирусной угрозы Фухимори повторяла, что «коммунизм не лечит болезни, а классовая борьба не остановит COVID-19»75.

Подсчёт итогов голосования сопровождался напряжением в обществе. Разрыв между кандидатами был небольшим на протяжении всего процесса обработки бюллетеней. С отрывом в 50 с лишним тысяч голосов Кастильо опередил Фухимори и стал новым президентом государства76. Кандидат от «Народной силы» поспешил объявить о нарушениях процесса голосования и потребовал пересчёта и аннулирования части голосов. Из-за этого объявление официальных результатов затягивается, хотя избирательная комиссия уже отвергла большинство претензий Фухимори77. Тем временем, Кастильо празднует свою победу и получает поздравления от отдельных латиноамериканских политиков левого фронта.

Заключение

Исход голосования ярко продемонстрировал раскол общества. Условно этот раскол можно обозначить как противостояние провинции против столицы. Большинство избирателей в первом туре не поддержали ни Фухимори, ни Кастильо, поэтому второй тур оказался голосованием против менее приемлемого кандидата. В контексте противостояния групп капиталистов Кастильо удовлетворяет основным интересам ориентированной на внутренний рынок буржуазии (в основном, средней и мелкой), так как не посягает на их собственность, выступает за протекционизм и ослабление налогового давления на предпринимателей средней руки. В то же время, его назначение позволит расположить пролетариат и крестьянство к диалогу и снизит протестный потенциал в обществе. Для Фухимори выборы 2021 г. стали последним шансом реабилитироваться и доказать свою способность выиграть в избирательной борьбе. С большой вероятностью в глазах интернационального капитала и компрадорских кругов дочь «диктатора» потеряет легитимность, и ставка будет сделана на других политиков. 

У крупной буржуазии и иностранных монополий остаётся мощный инструмент в виде правого большинства в парламенте, который непременно будет использован против П. Кастильо и его партии. Позиции «Свободного Перу» далеко не так сильны, и угроза импичмента будет постоянно висеть над президентом. Успехи социалистов в реформации государственной и экономической системы будут зависеть от их способности мобилизовать население, которое может стать решающим фактором и заставить класс буржуазии пойти на уступки. Если команде Кастильо не удастся этого сделать, то её, вероятно, постигнет судьба президентов Кучински и Вискарры.

В региональном контексте изменение ориентации Перу вполне может стать частью нового «левого поворота» в Латинской Америке. Но сегодня обстановка в мире сложилась совершенно неблагоприятная для левых сил. Позиции «прогрессивных» правительств региона заметно подорваны экономическими потрясениями, политической нестабильностью и обострением американо-китайского противостояния за местные рынки. Проторенный путь, по которому идёт Перу, уже доказал свою ограниченность в решении социальных проблем трудящихся. Пытаясь реформировать капитализм, латиноамериканские социалисты действуют совершенно буржуазными методами. Вопрос собственности, во многом, остаётся неприкосновенным, поскольку левые партии оказываются не готовы вступить в борьбу с капиталом. В настоящих условиях только радикализация курса может вывести левых Латинской Америки из идейного застоя.

Если нашёл ошибку, выдели кусок текста и жми Ctrl+Enter.

Сноски

Сноски
1 Perú: Perfil Sociodemográfico. Informe nacional // Instituto Nacional de Estadística e Informática. Agosto 2018. P. 18. URL: https://www.inei.gob.pe/media/MenuRecursivo/publicaciones_digitales/Est/Lib1539/libro.pdf. (дата обращения: 7.06.2020).
2 Perú: Perfil Sociodemográfico. Informe nacional // Instituto Nacional de Estadística e Informática. Agosto 2018. P. 19.
3 Perú: Perfil Sociodemográfico. Informe nacional // Instituto Nacional de Estadística e Informática. Agosto 2018. P. 18.
4 Перу: поиск новых ориентиров на исходе экономического чуда / Отв. ред. В.М. Давыдов. М.: ИЛА РАН, 2014. С.8. Свободный доступ:  http://www.ilaran.ru/pdf/2014/Libros/2014_Summit_Peru.pdf (дата обращения: 10.06.2020).
5 Evolución de la pobreza monetaria 2007-2018. Informe técnico // Instituto Nacional de Estadística e Informática. 2019. P.39-41. URL: https://www.inei.gob.pe/media/MenuRecursivo/publicaciones_digitales/Est/Lib1646/libro.pdf (дата обращения: 8.06.2020).
6 Informalidad: 3 de cada 4 trabajadores son informales en el Perú. RPP Noticias. 21 de octubre del 2020. URL: https://rpp.pe/economia/economia/informalidad-3-de-cada-4-trabajadores-es-informal-en-el-peru-empleo-inei-noticia-1304506 (дата обращения: 7.06.2020).
7 Contreras C. Historia mínima del Perú / C. Contreras, M. Zuloaga. México, D.F.: El Colegio de México, 2014. P.214.
8 Contreras C. Historia mínima del Perú / C. Contreras, M. Zuloaga. México, D.F.: El Colegio de México, 2014. P.215.
9 Contreras C. Historia mínima del Perú / C. Contreras, M. Zuloaga. México, D.F.: El Colegio de México, 2014. P.216-217.
10 История Латинской Америки. 1918-1945 / под ред. Н.П. Калмыкова. М.: Наука, 1999. С.298.
11 История Латинской Америки. 1918-1945 / под ред. Н.П. Калмыкова. М.: Наука, 1999. С.300-301.
12, 13 Contreras C. Historia mínima del Perú / C. Contreras, M. Zuloaga. México, D.F.: El Colegio de México, 2014. P.226.
14 История Латинской Америки. 1918-1945 / под ред. Н.П. Калмыкова. М.: Наука, 1999. С.303-304.
15 История Латинской Америки. 1918-1945 / под ред. Н.П. Калмыкова. М.: Наука, 1999. С.312.
16 Contreras C. Historia mínima del Perú / C. Contreras, M. Zuloaga. México, D.F.: El Colegio de México, 2014. P.230.
17 История Латинской Америки. 1918-1945 / под ред. Н.П. Калмыкова. М.: Наука, 1999. С.316-317.
18 Contreras C. Historia mínima del Perú / C. Contreras, M. Zuloaga. México, D.F.: El Colegio de México, 2014. P.232.
19 История Латинской Америки. 1918-1945 / под ред. Н.П. Калмыкова. М.: Наука, 1999. С.321.
20 История Латинской Америки. 1918-1945 / под ред. Н.П. Калмыкова. М.: Наука, 1999. С.323.
21 История Латинской Америки. 1918-1945 / под ред. Н.П. Калмыкова. М.: Наука, 1999. С.324-325.
22, 23 История Латинской Америки. 1918-1945 / под ред. Н.П. Калмыкова. М.: Наука, 1999. С.328.
24 История Латинской Америки: Вторая половина XX века / Отв. ред. Е.А. Ларин. М.: Наука, 2004. С.219.
25 История Латинской Америки: Вторая половина XX века / Отв. ред. Е.А. Ларин. М.: Наука, 2004. С.225.
26, 27 История Латинской Америки: Вторая половина XX века / Отв. ред. Е.А. Ларин. М.: Наука, 2004. С.228.
28 История Латинской Америки: Вторая половина XX века / Отв. ред. Е.А. Ларин. М.: Наука, 2004. С.237-238.
29 Contreras C. Historia mínima del Perú / C. Contreras, M. Zuloaga. México, D.F.: El Colegio de México, 2014. P.249.
30 История Латинской Америки: Вторая половина XX века / Отв. ред. Е.А. Ларин. М.: Наука, 2004. С.243.
31 ЭКЛАК — Экономическая комиссия ООН по Латинской Америке и Карибскому бассейну
32 Contreras C. Historia mínima del Perú / C. Contreras, M. Zuloaga. México, D.F.: El Colegio de México, 2014. P.250-251.
33 История Латинской Америки: Вторая половина XX века / Отв. ред. Е.А. Ларин. М.: Наука, 2004. С.243-248.
34 История Латинской Америки: Вторая половина XX века / Отв. ред. Е.А. Ларин. М.: Наука, 2004. С.250.
35 Contreras C. Historia mínima del Perú / C. Contreras, M. Zuloaga. México, D.F.: El Colegio de México, 2014. P.264.
36 История Латинской Америки: Вторая половина XX века / Отв. ред. Е.А. Ларин. М.: Наука, 2004. С.253.
37 Contreras C. Historia mínima del Perú / C. Contreras, M. Zuloaga. México, D.F.: El Colegio de México, 2014. P.269.
38 История Латинской Америки: Вторая половина XX века / Отв. ред. Е.А. Ларин. М.: Наука, 2004. С.255.
39 Перу: поиск новых ориентиров на исходе экономического чуда / Отв. ред. В.М. Давыдов. М.: ИЛА РАН, 2014. С.28.
40 Contreras C. Historia mínima del Perú / C. Contreras, M. Zuloaga. México, D.F.: El Colegio de México, 2014. P.273.
41 Martínez J.H. Neoliberalismo y genocidio en el régimen fujimorista // Historia Actual Online. №19, 2009. P.70. URL: https://dialnet.unirioja.es/servlet/articulo?codigo=3066001 (дата обращения: 10.06.2020).
42 Перу: поиск новых ориентиров на исходе экономического чуда / Отв. ред. В.М. Давыдов. М.: ИЛА РАН, 2014. С.24.
43 Ballón Gutiérrez, A. El caso peruano de esterilización forzada: Notas para una cartografía de la resistencia // Aletheia. Vol.5, №9, 2014. P.5. URL: http://www.memoria.fahce.unlp.edu.ar/art_revistas/pr.6418/pr.6418.pdf (11.06.2020).
44 De La Cruz Huamán R.B. Análisis de las esterilizaciones forzadas en el Perú desde una perspectiva de interculturalidad crítica // Tierra Nuestra. Vol. 12, 2018. P.106.
45 Перу: поиск новых ориентиров на исходе экономического чуда / Отв. ред. В.М. Давыдов. М.: ИЛА РАН, 2014. С.41.
46 Перу: поиск новых ориентиров на исходе экономического чуда / Отв. ред. В.М. Давыдов. М.: ИЛА РАН, 2014. С.27.
47 GDP growth (annual %). Peru. The World Bank. URL: https://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.MKTP.KD.ZG?locations=PE&view=chart (дата обращения: 8.06.2020).
48 Fujimori, condenado a 25 años de cárcel por crímenes de Estado y contra la Humanidad. El Mundo. 8 de abril de 2009. URL: https://www.elmundo.es/elmundo/2009/04/07/internacional/1239115061.html (дата обращения: 11.06.2020).
49 Перу: поиск новых ориентиров на исходе экономического чуда / Отв. ред. В.М. Давыдов. М.: ИЛА РАН, 2014. С.18.
50 Escándalo Odebrecht: EE.UU. dice que 12 países recibieron sobornos. CNN Español. 22 de diciembre 2016. URL: https://cnnespanol.cnn.com/2016/12/22/escandalo-odebrecht-ee-uu-dice-que-12-paises-recibieron-sobornos/ (дата обращения: 9.06.2020).
51 Kuczynski concede un indulto humanitario al expresidente peruano Alberto Fujimori. El País. 25 de diciembre de 2017. URL: https://elpais.com/internacional/2017/12/25/america/1514162677_335441.html (дата обращения: 8.06.2020).
52 Перуанский Конгресс принял отставку президента Педро Пабло Кучински. Коммерсант. 23 марта 2018. Свободный доступ: https://www.kommersant.ru/doc/3584347 (дата обарщения: 8.06.2020).
53 Vizcarra disolvió el Congreso. Gestión. 30 de septiembre de 2019. URL: https://gestion.pe/peru/politica/vizcarra-disolvio-el-congreso-noticia/ (дата обращения: 9.06.2020).
54 Парламент Перу отстранил президента Вискарру от должности. РБК. 10 ноября 2020. Свободный доступ: https://www.rbc.ru/politics/10/11/2020/5fa9e5559a794724d9e06bfa (дата обращения: 9.06.2020).
55 Al menos dos muertos tras el “uso indiscriminado” de bombas lacrimógenas y perdigones de la Policía contra los manifestantes en Perú. RT en Español. 15 de noviembre de 2020. URL: https://actualidad.rt.com/actualidad/373543-muertos-uso-bombas-lacrimogenas-perdigones-policia-peru (дата обращения: 7.06.2020).
56 Новым президентом Перу станет Франсиско Сагасти. РИА Новости. 16 ноября 2020. Свободный доступ: https://ria.ru/20201116/peru-1584918878.html (дата обращения: 8.06.2020).
57 Peru’s Vizcarra banned from public office over vaccine scandal. Al Jazeera. 17 April 2021. URL: https://www.aljazeera.com/news/2021/4/17/perus-vizcarra-banned-from-public-office-over-vaccine-scandal (дата обращения: 10.06.2020).
58 Encuestas IPSOS e IEP elecciones 2021: quién las lidera, quién ganaría y cuál es la intención de voto. AS Perú. 11 de abril de 2021. URL: https://peru.as.com/peru/2021/04/04/actualidad/1617540785_576820.html (дата обращения: 5.06.2020).
59 Cybel Y. Perú: un docente a caballo contra 30 años de neoliberalismo / Y. Cybel, S. Furlong. CELAG. 14 abril de 2021. URL: https://www.celag.org/peru-un-docente-a-caballo-contra-30-anos-de-neoliberalismo/ (дата обращения: 10.06.2020).
60 Ideario y programa de Perú Libre. 2020. URL: http://perulibre.pe/wp-content/uploads/2020/03/ideario-peru-libre.pdf (дата обращения: 7.06.2020).
61 Plan de gobierno de Fuerza Popular: Rescate 2021. 2020. URL: https://apisije-e.jne.gob.pe/TRAMITE/ESCRITO/1095/ARCHIVO/FIRMADO/3017.PDF (дата обращения: 9.06.2020).
62 Cybel Y. Perú: la única certeza es la segunda vuelta / Y. Cybel, S. Furlong. CELAG. 7 de abril de 2021. URL: https://www.celag.org/peru-la-unica-certeza-es-la-segunda-vuelta/ (дата обращения: 10.06.2020).
63 Equipos bajo la lupa: perfiles y antecedentes de los técnicos de Castillo y Fujimori. Ojo Público. 19 de mayo de 2021. URL: https://ojo-publico.com/2713/perfiles-y-antecedentes-de-los-tecnicos-de-castillo-y-fujimori (дата обращения: 11.06.2020).
64 Vargas Llosa llama a votar a Keiko Fujimori en la segunda vuelta de las presidenciales de Perú. El País. 18 de abril de 2021. URL: https://elpais.com/internacional/2021-04-18/vargas-llosa-llama-a-votar-a-keiko-fujimori-en-la-segunda-vuelta-de-las-presidenciales-de-peru.html (дата обращения:10.06.2020).
65 La Fiscalía peruana pide 30 años de cárcel para Keiko Fujimori por presunto lavado de activos. France 24. 12 de marzo de 2021. URL: https://www.france24.com/es/américa-latina/20210312-perú-keiko-fujimori-lavado-dinero (дата обращения: 9.06.2020).
66 Hernando de Soto afirma que escuchó “las palabras simpáticas de Keiko” pero prefiere esperar al avance del conteo. RPP Noticias. 12 de abril de 2021. URL: https://rpp.pe/politica/elecciones/elecciones-2021-hernando-de-soto-afirma-que-escucho-las-palabras-simpaticas-de-keiko-pero-prefiere-esperar-al-avance-del-conteo-noticia-1331061 (дата обращения: 11.06.2020).
67 Más del 50% de docentes no acudieron a clases en algunas provincias de 18 regiones. El Comercio. 16 de agosto de 2017. URL: https://elcomercio.pe/peru/minedu-50-profesores-acudieron-dictar-clases-18-regiones-noticia-noticia-450536-noticia/ (дата обращения: 9.06.2020).
68 Huelga de docentes fue suspendida temporalmente. El Comercio. 2 de septiembre de 2017. URL: https://elcomercio.pe/politica/huelga-docentes-suspendida-temporalmente-noticia-455167-noticia/ (дата обращения: 9.06.2020).
69 Cybel Y. Perú: un docente a caballo contra 30 años de neoliberalismo / Y. Cybel, S. Furlong. CELAG. 14 abril de 2021.
70 Documento revelaría nexos entre Pedro Castillo y Movadef. Panamericana Televisión S.A. 29 de junio de 2018. URL: https://panamericana.pe/buenosdiasperu/locales/247851-documento-revelaria-nexos-pedro-castillo-movadef (дата обращения: 11.06.2020).
71 ¿Quién es Pedro Castillo? | Edición Especial con Diego Acuña. YouTube. 12 de febrero de 2021. URL: https://www.youtube.com/watch?v=lVIa9adFv3Y Отметка 5:30
72 Pedro Castillo arremete contra Nicolás Maduro: «que primero arregle sus problemas internos y que se lleve a sus compatriotas que vinieron a delinquir». Expreso. 22 de abril de 2021. URL: https://www.expreso.com.pe/elecciones-2021/pedro-castillo-arremete-contra-nicolas-maduro-si-hay-algo-que-tiene-que-decir-que-primero-arregle-sus-problemas-internos-y-que-se-lleve-a-sus-compatriotas-que-vinieron-a-delinquir/ (дата обращения: 11.06.2020).
73 Pedro Castillo arremete contra Nicolás Maduro: «que primero arregle sus problemas internos y que se lleve a sus compatriotas que vinieron a delinquir». Expreso. 22 de abril de 2021.
74 Keiko Fujimori dice que Perú debe ser país del “primer mundo, no Corea del Norte”. France 24. 15 de abril de 2021. URL: https://www.france24.com/es/minuto-a-minuto/20210415-keiko-fujimori-dice-que-perú-debe-ser-país-del-primer-mundo-no-corea-del-norte (дата обращения: 11.06.2020).
75 Toledo Alcalde J. Los enfermos no se curan con comunismo // América Latina en movimiento. 1 de junio de 2021. URL: https://www.alainet.org/es/articulo/212474 (дата обращения: 10.06.2020).
76 Presentación de resultados de segunda elección presidencial 2021. URL: https://www.resultadossep.eleccionesgenerales2021.pe/SEP2021/EleccionesPresidenciales/RePres/T (дата обращения: 16.06.2020).
77 Keiko Fujimori insiste en las acusaciones de fraude camino a la derrota en Perú. El País. 10 de junio de 2021. URL: https://elpais.com/internacional/2021-06-10/keiko-fujimori-insiste-en-sus-acusaciones-de-fraude-ante-su-probable-derrota-en-peru.html (дата обращения: 10.06.2020).

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: