Первые четыре месяца Советской власти. Глава III

Красное сопротивление

Большевики отбирали заводы, громили государство и отпускали нации в свободное плавание. Ничто не предвещало беды, пока господа не очухались. Они слишком сильно дорожили роскошной жизнью, чтобы отдавать её черни.

Пока белые звонили немецким родственникам, восстали передовики крепостного общества — чиновники, казаки, эсеры. Они создавали правительства, стреляли в Ленина и срывали Учредительное собрание.

Жёлтая пресса

В прошлом веке газеты помыкали обществом. Люди много читали и черпали информацию из печати. Население сильно доверяло газетам, как сегодня бабушки и дедушки доверяют телевизору, а мы — интернету. Возьмём хотя бы прокламацию большевиков, которая спровоцировала Октябрьский переворот. Она взорвала Петроград и подняла восстание. Обычная бумажка способна на великое дело, ведь люди не всё время работают на заводе. После смены они приходят домой и отдыхают: общаются с друзьями, читают книги, слушают музыку. Поэтому, чтобы победить в классовой борьбе, недостаточно национализировать производство. Ты можешь его взять, но от него нет прока, если рабочих обманывают и выводят на забастовки. Ты можешь оправдаться декретом, но и от него нет толка, если он извращён в газете. Объясни потом его людям, которых так ввели в заблуждение, что они готовы содрать с тебя шкуру.

Пропаганда ловко и искусно лепит мировоззрение людей.

За другим примером далеко не пойдём. Если спросишь у прохожих, что они знают про Сталина, первое, что им придёт в голову, — массовые репрессии — не Магнитка, не победа в войне, не мирный атом. Народ за нос водят, а он не замечает.

Большевики и их противники знали, что средства массовой информации — сильное оружие. В печати разгорелась настоящая гражданская война: партии боролись за поддержку рабочих. Без них нельзя ни большевиков свергнуть, ни коммунизм построить. Правые эсеры владели газетой «Воля Народа» и распространяли слова А.Ф. Керенского: «Наступившая смута, вызванная безумием большевиков, ставит государство наше на край гибели и требует напряжения всей воли, мужества и исполнения долга каждым для выхода из переживаемого Родиной нашей смертельного испытания»1. Правые эсеры играли упадочными настроениями людей. Да, общество всегда тяжело переживает революцию, но это не значит, что она приносит гибель. Всё зависит от того, чья революция. Если «керенская», она не приносит «черни»2 ничего, кроме большей крови и смертной казни на войне «до победного конца». Если коммунистическая, она удовлетворяет потребности работяг и бьёт тех, кто с этим не согласен. Меньшевики вторили правым эсерам. Они говорили устами интеллигентов на страницах «Новой жизни». Например, Максим Горький — впоследствии верный большевик — 25 октября опубликовал статью «К демократии». В ней он писал: «Слепые фанатики и бессовестные авантюристы сломя голову мчатся якобы по пути “социальной революции” — на самом деле это путь к анархии, к гибели пролетариата и революции». Максим Горький назвал В.И. Ленина «хладнокровным фокусником, не жалеющим ни чести, ни жизни пролетариата»3. Он придерживался позиций меньшевиков: выступал за коалиционное правительство, Учредительное собрание, земельную реформу. Он по убеждениям противился революционному настрою большевиков. Ещё одна газета эсеров «Дело народа» занижала количество сторонников большевиков: «Революция есть восстание всего народа. Кто признал “вторую революцию” Ленина, Троцкого и им подобных? Обманутые ими небольшие группы рабочих, солдат и матросов и больше никто…»4 Времена идут, но ничего не меняется. В первой главе мы доказали, что Петроград поддерживал большевиков и их замысел о восстании.

Поначалу Совнарком не планировал ограничивать печать. В считанные дни он сменил позицию. Хоть большевики печатали свои газеты, например «Правду» и «Известия», допускать наглое враньё во время войны и политической суматохи — непозволительная роскошь. 27 октября СНК опубликовал декрет о печати и постановил: «Закрытию подлежат лишь органы прессы: 1) призывающие к открытому сопротивлению или неповиновению Рабочему и Крестьянскому правительству; 2) сеющие смуту путём явно клеветнического извращения фактов; 3) призывающие к деяниям явно преступного, то есть уголовно наказуемого характера»5.

Мы видим, что большевики ограничили печать, которая угрожала государственной безопасности. Для любой власти в кризисной ситуации это адекватно.

Декрет подчеркнул монополию Совнаркома на закрытие типографий и ускорил их обобществление. Он обеспечил печатными машинками и бумагой всех советских агитаторов и пропагандистов. На заседании ВЦИК 4 ноября Ю. Ларин призвал отменить этот декрет. Он отстаивал свободу слова. Его поддержали левые эсеры. Их призыв благородный, но слишком наивный в условиях классового общества. Человек свободно выражает своё мнение, пока он не угрожает господствующим порядкам. Когда Керенский громил «Рабочий путь», никто и не думал про демократические свободы, а когда ребята из «Рабочего пути» взяли власть, чтобы громить Керенского, все сразу вспомнили о них. Свобода слова относительна. Ленин возразил: «Мы и раньше заявляли, что закроем буржуазные газеты, если возьмём власть в руки. Терпеть существование этих газет, значит, перестать быть социалистом»6. В результате большинство делегатов отвергло инициативу Ларина, потому что она «продиктована мелкобуржуазными предрассудками и прямым прислужничеством интересам контрреволюционной буржуазии»7 — сказано в резолюции ВЦИК. Правительство посчитало, что вернуть типографии и бумаги бывшим владельцам — значит капитулировать перед ними.

Гражданская война

Представим, вся страна у ваших ног. Вы владелец прекрасного имения на берегу Чёрного моря. На завтрак фриттата с чёрной икрой и лобстером, на обед стейк из говядины вагю, на полдник французская булочка, а на ужин уха из волжской осетрины. Во дворе жмутся миллионы бывших крепостных. Вы играете в карты на их долги, а между партиями они трудятся на ваших виноградниках. Светские вечера лелеют ваше превосходство: прекрасные дамы не дают прохода. Каждый праздник вы катаетесь к дальним немецким родственникам. Какое прекрасное и беззаботное существование! Оно длилось долго. Очень долго. Одним несчастным утром вы узнали, что красная гвардия захватила дворец и ваших друзей-министров. Люди с оружием, которые называют себя большевиками, хотят раздать все ваши сокровища «низшим» слоям. Они даже приняли какой-то декрет. Вы злы и переполнены ненавистью. Никто не смеет покушаться на ваше счастье. Этого мнения не только вы, помещик, но и фабрикант, ростовщик, казак. Вы дружно договариваетесь задавить наглецов.

Примерно так элитарная Россия встретила Советскую власть.

В первой главе мы рассказали, как Керенский со своей камарильей пытался повернуть историю вспять. Он штурмовал Петроград и не смог его взять. «Попытка не пытка», — подумали господа. Атаманы первыми подняли знамя восстания — А.М. Каледин на Дону, А.И. Дутов на Урале, М.А. Караулов на Кавказе8. Каледин препятствовал поставкам хлеба в города, где власть взяли Советы. Он собирал силы, чтобы отбить у большевиков Екатеринославль, Харьков и Москву. Дутов при поддержке правых эсеров и меньшевиков арестовал Исполнительный и Военно-революционный комитет в Оренбурге. Он вешал большевиков, которые не ушли в подполье, и распустил регулярные войска, которые колебались под влиянием классовой борьбы. Караулов возглавил Терский край и Временное Терско-Дагестанское правительство. Он объявил военное положение и громил жителей, которые симпатизировали или помогали большевикам.

28 ноября Совнарком издал декрет об аресте вождей гражданской войны против революции. Он постановил: «1. Все те области на Урале, Дону и других местах, где обнаруживаются контрреволюционные отряды, объявляются на осадном положении; 2. Местный революционный гарнизон обязан действовать со всей решительностью против врагов народа, не дожидаясь никаких указаний сверху; 3. Переговоры с вождями контрреволюционного восстания или попытки посредничества безусловно воспрещаются; 4. Какое бы то ни было содействие контрреволюционерам со стороны местного населения или железнодорожного персонала будет караться по всей тяжести революционных законов»9. Правительство объявило вождей заговора вне закона. Оно призвало сознательных казаков отречься от преступников. Большевики воспротивились приграничной суматохе, но не оказали ей централизованного сопротивления. В госорганах и городах им жилось не легче. В прошлой главе мы рассказали, как бюрократы противились новой власти. Они бастовали, прятали бумаги и задерживали работу. Птички не хотели терять кормушку. Они обросли связями и свили уютное гнёздышко. Ещё и уголовники повылезали из своих берлог.

Чтобы подавить врагов, большевики нуждались в правоохранительных органах и регулярной армии.

Железный Феликс

7 декабря Ленин написал Ф.Э. Дзержинскому, что реакционеры срывают замыслы Советской власти и мешают её социалистическим преобразованиям. Он призвал его пресечь диверсии. Ленин говорил не про белогвардейцев и интервентов — они ещё развяжут гражданскую войну, — а про преступников, которые решили обогатиться на фоне октябрьской суматохи. В Петрограде находилось 20 тыс. уголовников и 50 тыс. солдат с оружием и без командования10. Скажем спасибо амнистиям Временного правительства и затяжной войне. Керенский освободил из колоний 70 тыс. узников, сократив количество заключённых на 75%11. Армия после трёх лет поражений пришла в упадок. Это отразилось на логистике. Солдат забывали на лечении в Петрограде и не возвращали на фронт. В итоге участились грабежи и убийства. Например, за ночь 4 декабря произошло 60 винных погромов12.

7 декабря по инициативе Дзержинского создали Всероссийскую чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК). Она заменила Петроградский Военно-Революционный Комитет (ПВРК), который не справлялся с реакцией. ПВРК не успевал руководить схожими организациями, которые дублировались при Советах. Это мешало централизованно подавлять противников революции13. Теперь ВЧК пресекала и расследовала преступления, рассылая приказы из центра. В этом ей помогала рабоче-крестьянская милиция, которую создали после революции14. Вначале ВЧК состояла из трёх отделов: организационного, информационного и отдела борьбы. ВЧК не обладала чёткими полномочиями, потому что правительство полагало, что её создали ненадолго, и не было сил «шлифовать» законы.

Коммунистов заботили не бумаги, а погромы и саботажи неприятеля.

Первым делом ВЧК ликвидировала забастовку госслужащих, организованную «Союзом Союзов». Чекист Ф.П. Другов обыскал квартиру, где находился штаб заговорщиков. Он изъял документы и с помощью них вышел на ядро организации — А.М. Кондратьева, И.А. Ильяшевича и Н.И. Харьковцева, — которое платило чиновникам, чтобы они могли бастовать. После того как чекисты разоблачили заговор, забастовщики лишились финансирования и вышли на работу. Задержанных отпустили под расписку. Они обещали никогда не саботировать политику Советской власти15. ВЧК взяла на карандаш главу «Союза Союзов» Кондратьева и передала его в революционный трибунал. Он ночь просидел в камере, а потом его отпустили.

Следующее крещение огнём ВЧК прошла, когда взялась за дело проэсеровской организации «Союз защиты Учредительного собрания». Эсеры, вопреки декрету Совнаркома, агитировали за созыв Учредительного собрания раньше времени. Они под руководством В.Н. Филипповского выступали на митингах и сеяли смуту в воинских частях. Например, правый эсер Питирим Сорокин, делегат в Учредительное собрание от Вологодской губернии, выступил с речью в 86-ой Вологодской дружине16. Он призвал игнорировать постановления Совнаркома и провести Учредительное собрание раньше срока. Солдаты встретили его слова овациями. Дзержинский и чекисты после очередного собрания «Союза защиты Учредительного собрания» арестовали видных меньшевиков и эсеров — В.М. Чернова, А.Р. Гоца, И.Г. Церетели, Ф.И. Дана. На этом собрании они решили организовать манифестацию против большевиков17. Левые эсеры воспротивились задержанию. Нарком юстиции, левый эсер И.З. Штейнберг использовал служебное положение, чтобы освободить арестантов. Это спровоцировало конфликт между ВЧК и Наркомюстом. С помощью Ленина и Сталина его уладили, так как они предложили новый проект полномочий сцепившихся органов.

Параллельно в Петрограде правые эсеры подпольно учили боевиков, как метать бомбы и стрелять из оружия. Они готовили их к покушениям на Ленина, Л.Д. Троцкого и В.Д. Бонч-Бруевича18. Уголовный сыск ВЧК, который опирался на широкую агентурную сеть, вынудил правых эсеров отложить покушения. Под «широкой агентурной сетью» имеются в виду местные жители. Они активно помогали большевикам, поэтому с их помощью раскрыли много преступлений. Историограф ВЧК М.Я. Лацис писал: «Почти все крупные заговоры были раскрыты указанием населения, первая нить бралась от них, этих добровольных и бесплатных сотрудников от населения, и потом уже разматывалась аппаратом ВЧК»19.

Социальная поляризация обостряла классовые противоречия. Близилась гражданская война. Чтобы представить масштабы репрессий ВЧК, посмотрим на применение высшей меры наказания в 1918 году. М.Я. Лацис работал над этим вопросом и привёл точные данные20.

Расстрелы официально запретили, но к ним стихийно прибегали по всей республике.

Чекисты злоупотрябляли полномочиями, когда встречались с врагами Советской власти. Например, М.А. Муравьёв расстрелял в Киеве 1000 кадетов, потому что они расстреляли 700 рабочих-коммунистов. Центр не оценил самоуправство чекиста и осудил его21. В основном большевики приговаривали к штрафам, общественным работам и заключениям в тюрьме, но сведения по расстрелам лучше отражают общественное напряжение. Большинство расстрелянных — за участие в восстаниях (2431 человек, или 38%) и контрреволюционных организациях (1637 человек, или 26%) — половина всех смертных приговоров. Следующие примечательные категории — «за бандитизм» (402 человека, или 6%) и «спекуляция» (39 человек, или 0,6%). Мы видим, что большевики опасались не преступников в обычном понимании, а контрреволюционеров, поэтому им выносили приговор на месте. Данные о расстрелах по остальным категориям, таким как «дезертирство», «за шпионаж», «призыв к восстанию», представлены в таблице. Если посмотреть на социальный состав, большинство расстрелянных — это бывшие офицеры, «белогвардейцы», чиновники и провокаторы. Первую половину 1918 года расстрелы не касались крестьян и рабочих, по крайней мере их дела не встречаются в архивах. В результате политика ВЧК стабилизировала положение в городах: «Известия ВЦИК» писали, что в декабре 1917 года в Петрограде зафиксировали 1368 правонарушений (около 45 в сутки), тогда как в январе 1918 года — 699 (около 22 в сутки)22.

За месяц большевики в два раза сократили количество преступлений в крупных городах.

Красная армия

ВЧК справлялась с бюрократами, но вооружённые выступления казаков были ей не по зубам. Чекисты не могли ответить казачьим дивизиям наганами.

Чтобы подавить централизованного вооружённого врага, нужна централизованная вооружённая сила.

Советская власть начала создавать Рабоче-Крестьянскую Красную Армию вместо действующей армии, которая никуда не годилась. Длительная война разложила её дисциплину. Солдаты пали духом и потеряли боеспособность. После неудачного июньского наступления армия оказалась на грани уничтожения. Россия еле сдерживала немцев и австрийцев. Чтобы улучшить ситуацию на фронте, СНК отменил воинские чины и звания, ввёл выборность командиров и запретил офицерам носить оружие. В январе 1918 года начали демобилизацию старой и комплектование новой армии. Все реформы закрепили декретом о создании РККА от 15 января 1918 года. Они позволили очистить армию от классового противника, реорганизовать её на социалистических принципах и поднять боевой дух личного состава23.

Всероссийская коллегия во главе с Н.В. Крыленко и Н.И. Подвойским отвечала за создание РККА24. Она развила широкую кампанию по вербовке, заручившись помощью советов и военных комитетов. Острую нехватку советских командиров, инструкторов и политруков она решала специальными курсами по подготовке личного состава. Параллельно массово печатали листовки: за первые месяцы Орг-агит-отдел издал 450 тыс. экземпляров воззвания о добровольном вступлении в армию25. В результате за два месяца в РККА вступило 106 тыс. добровольцев.

Первое время в армию не загоняли, а приглашали: старую армию ещё не демобилизовали, а новый военно-административный аппарат не подготовили. Старая армия со своими принципами не была пригодна для советских призывников, а неготовой военной машиной невозможно руководить миллионной армией. Однако коммунисты знали, что «стихийная» армия не спасёт Советскую власть, ведь господа оставались экономически сильными и имели вооружённых друзей за рубежом. Позже Всероссийская коллегия начала создавать комиссариаты по военным делам. Они учитывали призывников, формировали и координировали регулярные части, обучали рабочих и крестьян военному ремеслу. ВЦИК принял декреты о порядке замещения воинских должностей, всеобщем воинском обучении и первом всенародном призыве в РККА.

Мятеж казаков против Советской власти, который вспыхнул в Донской области в октябре 1917 года, назвали «Калединщиной». После того как атаман Каледин узнал грустные вести из Петрограда, он взял власть на Дону, чтобы «оказать в тесном союзе с правительствами других казачьих войск полную поддержку Временному правительству»26. Он объединил силы с М.В. Алексеевым и А.И. Деникиным. В ноябре они стали организовывать Добровольческую армию с центром в Новочеркасске. В белый лагерь бежали лидеры монархистов и кадетов, например П.Н. Милюков и П.Б. Струве.

Антанта отправила в Новочеркасск военных инструкторов и помогла деньгами белым генералам.

Советская власть пока защищалась местной Красной Гвардией. Она не была готова к столь серьёзному натиску и 15 декабря сдала Ростов после 7-дневной обороны. Советское правительство создало Южный революционный фронт со штабом в Харькове и под командованием В.А. Антонова-Овсеенко. 25 декабря Красная гвардия начала наступление от станицы Тихорецкой, Горловки и Луганска в сторону Ростова и Новочеркасска. Подпольные организации большевиков обеспечили стачки и забастовки в тылу Каледина — восстали рабочие Ростова и Александровско-Грушевска27. Пропаганда большевиков колебала казаков Каледина. 24 февраля, спустя 2 месяца сражений, советские войска освободили Ростов и Новочеркасск. Каледин пал бесславной смертью: он застрелился28. Остатки белых казаков отошли в Сальские степи. На территории Дона была создана Донская Советская республика в составе РСФСР.

В октябре 1917 года во главе оренбургских казаков стоял атаман Дутов. Он разгромил местный ВРК и потеснил Советскую власть на Урале. Он заручился поддержкой башкирских и казахских националистов и захватил Троицк, Верхнеуральск, пригород Челябинска. Дутов взял железную дорогу и разорвал связь между Петроградом, Сибирью и Средней Азией. Чрезвычайный комиссар Оренбургской губернии П.А. Кобзев первым принял белый удар. На помощь ему выделили 17-ый Сибирский полк и балтийских моряков под общим командованием мичмана С.Д. Павлова. В.К. Блюхер отправил ему на подмогу отряды красногвардейцев из Самары. Мятеж Дутова угрожал всему Южному Уралу. Красная армия организовала наступление со стороны Челябинска, Самары и Туркестана, чтобы молниеносно взять в клещи казачьи дивизии29. Войска Дутова были плохо организованы — их застали врасплох. 25 декабря советские войска освободили Троицк. Красная армия не показала блестящей военной операции. Она не была готова и боролась в неоправданно ускоренном темпе, а народ слабо отзывался на её воззвания. Несмотря на это, она окончательно разгромила казаков 16 января у станций Сырт и Каргала.

Красная армия победила с помощью солидарных приуральских Советов, которые держали телефон и ведали снабжением.

Казаков отогнали к Верхнеуральску, где они зализывали раны. В марте 1918 года воины РККА под командованием Блюхера прогнали их оттуда. Дутов с компаньонами бежал в Тургайские степи. Конница Н.Д. Каширина нагнала их у станицы Бриенской. Дутовцев знатно потрепали, но не уничтожили. Они перешли границу Тургайской области и избежали правосудия. Красная армия не была готова пересекать Тургайские степи30. Советская власть стояла и крепла на Урале, пока её не потревожили молодцы А.В. Колчака.

События в Терской области развивались похожим образом. Казаки узнали об Октябрьском перевороте и первых советских декретах, которые им не понравились. Атаман Караулов, глава ЦК Союза объединённых горцев Тапа Чермоев и командир Дикой дивизии генерал Пётр Половцев ввели в области военное положение и стали накрывать Советы. Мятеж казаков совпал с падением Кавказского фронта31. Через Северный Кавказ ринулись домой тысячи обозлённых и деморализованных солдат, которые симпатизировали большевикам. 12 ноября Караулов собрал Четвёртый войсковой круг Терского казачьего войска. На нём он заявил, что власть переходит ему и войсковому правительству. 14 ноября Караулов издал приказ №1, в котором обязал «граждан Терского края исполнять его распоряжения беспрекословно»32. Атаман ввёл военно-революционные суды и смертную казнь. 1 декабря казаки образовали Терско-Дагестанское правительство, но его разваливали внутренние противоречия. Горцы возмущались тем, что новое правительство не бралось за земельный вопрос. Полки Дикой дивизии, разбросанные по всему Кавказу, остались без жалования, поэтому разошлись по домам. Большевистские агитаторы из Грозного и Владикавказа колыхали казачьи настроения. 13 декабря Караулов с братом объезжал свои владения на поезде. Они не подозревали, как сильно их возненавидел народ за последний месяц33. Карауловы прибыли на станцию Прохладная и заявили о себе. Беженцы из Грозного, пострадавшие от грабежей, железнодорожники, дома которых сожгли казаки, большевистские эмиссары, к удивлению, не приняли тепло своих правителей. Вагон Караулова изрешетили пулями — особенно отличились солдаты 106-го Уфимского полка. Народный герой пал славной смертью. Караулова сменил его товарищ М.Я. Медяник, но вскоре и его застрелили. Терско-Дагестанское правительство перестало существовать. На Кавказе была установлена Советская власть.

Покушение на Ленина

ВЧК не позволила правым эсерам убить лидеров Советского правительства, но она не смогла за всем уследить. Подпольная группа «Общество помощи нуждающимся офицерам» планировала покушение на Ленина. Она знала, что он выступает на митингах и праздниках, поэтому ждала подходящего момента. Он подвернулся, когда Ленин встречал Новый год в Михайловском артиллерийском училище вместе с Н.К. Крупской, солдатами и курсантами.

Подпольная группа разработала два плана по убийству Ленина: первый — убить его утром 1 января на новогоднем митинге в Михайловском манеже, а второй — обстрелять машину Ленина, когда он поедет в Смольный. Первый план провалился. Ленина после выступления на митинге окружило много воодушевлённых вооружённых солдат. Старший лейтенант И.М. Гардиенко, очевидец событий, вспоминал: «Бойцы, командиры, провожающие окружили Владимира Ильича и проводили его до автомобиля»34. Вдобавок у манежа располагалась Красная гвардия с броневиками. Осуществить покушение было опасно и сложно. Заговорщики решили придерживаться второго плана. Когда машина Ленина проезжала Симеоновский мост, её обстреляли из пистолетов. К счастью, никто в машине не пострадал: ни Ленин, ни его сестра М.И. Ульянова, ни водитель Т.М. Гороховик, ни швейцарский коммунист Ф. Платтен, который сидел рядом с Лениным. Жертв удалось избежать по двум причинам. Первая — пассажиров вёз искусный и опытный водитель, который при первом выстреле увеличил скорость и изменил маршрут. Вторая — Ф. Платтен, когда услышал выстрел, наклонил голову Владимира Ильича и сохранил ему жизнь35. Пуля задела руку Платтена — он отделался небольшой раной. Наёмники настолько сильно изрешетили машину пулями, что её пришлось списать с автопарка Смольного.

Покушение на Ленина накануне созыва Учредительного собрания выглядело неслучайным. ВЧК подняла личный состав и нанесла визит всем подозрительным группам, например «Союзу защиты Учредительного собрания» и редакции «Воли народа». Чекисты начали расследование и вышли на «Общество помощи нуждающимся офицерам». ВЧК внедрила в организацию шпиона, который притворился офицером в отставке. Ему удалось собрать достаточно улик, которые раскрутили дело. Выяснилось, что организовали подпольную группу поручик Н.Н. Орёл и офицер А.П. Ланской.

Заговорщиков спонсировали атаман Каледин, который выделил на убийство Ленина 6 млн рублей, финансист князь И.Д. Шаховский и крупный фабрикант С. Морозов, которые выделили 2 млн рублей.

Подозреваемых задержали и подвергли следствию. Шаховский заявил, что он являлся организатором покушения. Он нанял людей и заплатил им 500 тыс. рублей за убийство. Поручик Орёл подтвердил показания Шаховского: «Стреляли в Ленина наёмные люди, нанятые князем Ш… нанял их князь за полмиллиона рублей. Часть из них служит в городской милиции. Покушение было сделано… через подосланных лиц»36.

В январе 1918 года ВЧК успешно раскрыла новый заговор по убийству Ленина. Его готовил «Петроградский Союз георгиевских кавалеров», а именно кавалеры А.Ф. Осьмин, Г.Г. Ушаков, А.М. Зинкевич и М.В. Некрасов. Как позже выяснило следствие, задержанные господа были сотрудниками городской милиции, которых упомянул поручик Орёл. В результате ВЧК привела доводы, что «Общество помощи нуждающимся офицерам» не просто так хотело убить Ленина. Оно планировало свергнуть Советскую власть и установить военную диктатуру Каледина. Над арестованными начался судебный процесс.

Многие организаторы упомянутых покушений признали свою вину, например Ушаков, Осминин и Некрасов. Они раскаялись и обещали не саботировать политику коммунистов. Одновременно с этим, зимой 1918 года, немцы начали наступление на восточном фронте. Обвиняемые вызвались добровольцами. Ленин удивился их желанию и предложил правоохранителям пойти им навстречу. Судебные тяжбы приостановили. Арестантов отпустили. Как показала история, некоторые из них действительно сдержали обещание, например Ушаков37, но многие не оценили милосердия Советской власти и прямо или косвенно воевали в гражданской войне за белых38.

Учредительное собрание

Учредительное собрание целый год маячило перед всеми российскими политиками. Оно им наскучило. Временное правительство называлось «Временным», потому что обещало работать, пока люди не выберут будущее России. Министры не спешили с демократией. Вопрос Учредительного собрания — один из многих вопросов буржуазного правительства, который обещали решить, но так и не решили. После июньского разгрома, Корниловского мятежа, огромного роста популярности большевиков господа из кабинетов затрепетали. Они вспомнили об обещаниях, данных народу, назначили выборы на сентябрь, а потом перенесли их на ноябрь. Поступок благородный, но запоздалый: народ сам взял власть.

Вопреки историческим мифам, большевики не были против Учредительного собрания.

Они считали, что его надо созвать и провести, чтобы закрепить достижения Советской власти. Это оказалось сделать труднее, чем полагали изначально. 17 ноября в газетах появилось постановление Временного правительства о созыве Учредительного собрания 28 ноября 1917 года. Авторы слукавили, ведь министры либо сбежали, либо ушли в подполье. Выяснилось, что это шалость правых партий, которые пользовались отсутствием чётких критериев легитимности Учредительного собрания и специально срывали его созыв. 26 ноября Совнарком вынужденно издал декрет «Об условиях открытия Учредительного собрания», в котором чётко обозначил кворум — 400 делегатов39. Правительство заявило, что выборы в Учредительное собрание, которые достались ему от Временного правительства, нелегитимные. Оно не имело права открывать первое заседание 28 ноября, как планировали министры. Историческая наука это доказывает, но сегодня её аргументы пропускают мимо ушей.

  1. Выборы в Учредительное собрание проводились в ноябре 1917 года по устаревшим, дореволюционным партийным спискам. Эти списки не отражали актуальных политических партий. Например, крестьяне голосовали за единую партию эсеров, которая успела расколоться на два крыла на II Всероссийском съезде крестьянских депутатов 26 ноября40;
  2. К 28 ноября проголосовало менее 50% избирателей — 44 из 90 млн. В этом виноваты избирательные комиссии, которые провели выборы только в 39 избирательных округах — никто не знал о результатах голосования в 42 округах41;
  3. К 28 ноября избрали 300, зарегистрировали 173, а приняли в Петрограде лишь 50 депутатов42. Чтобы открыть Учредительное собрание, нужно было как минимум 400 депутатов из 800;
  4. Видные историки Е.Н. Городецкий, Л.М. Спирин, О.Н. Знаменский проанализировали выборы в 67 округах и доказали их необъективность. Например, большевики получили большинство голосов в городах, армии и на флоте, но из-за того, что крестьяне жили в отдалённых деревнях, они даже не знали о декретах Советской власти и голосовали за эсеров43. В результате единая партия эсеров, которая уже не существовала, получила большинство мест в Учредительном собрании;
  5. Крестьяне, после того как встретились с большевиками на II Всероссийском съезде крестьянских депутатов, изменили своё мнение о политике социалистического правительства и отвернулись от эсеров44. Это означало, что уже поданные избирательные листы не отражали актуального соотношения политических сил;
  6. Избирательные комиссии зафиксировали много нарушений — фальсификаций избирательных листов, подтасовок партийных списков, несоблюдений регламентов45.

Все эти факторы делали прошедшие выборы нелегитимными.

СНК закрыл на них глаза и не сорвал демократические преобразования. Он выделил дополнительное время для проведения выборов и назначил на 5 января первое заседание Учредительного собрания.

Система выборов, принятая Временным правительством, была очень непродуманной и затрудняла счёт голосов и депутатов. Например, если кандидат победил в выборах в двух и более округах, он должен был оставить за собой один мандат, а другие передать однопартийцам, написав заявление в Центральную комиссию46. Доходили не все заявления, поэтому даже избирательная комиссия не имела точного списка депутатов. Данные Н. Рубинштейна позволяют предположить, как распределялись силы на первом заседании Учредительного собрания: 229 мест заняли правые эсеры, 168 — большевики, 120 — левые эсеры, остальные 186 — представители буржуазных партий47. Большевики занимали ~25% мест.

Первое заседание открыл Я.М. Свердлов. Он предложил депутатам рассмотреть «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа». Декларация содержала все декреты, которые приняла Советская власть, и объявляла Россию «республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов». Она утверждала, что «власть в центре и на местах принадлежит Советам»48. Депутаты отвергли декларацию и даже не стали её обсуждать.

Депутатов не смущало, что Советская власть уже была установлена почти во всей России.

Они отвергли народные устремления. Большевики покинули Учредительное собрание. Оно стало незаконным по всем критериям, потому что без большевиков не было кворума. 10 января Советская власть созвала III Всероссийский Съезд Советов. Он принял «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа», поручил ВЦИК разработать основные положения конституции РСФСР и отменил временный характер своей работы. Съезд позволил СНК законно распустить Учредительное собрание.

Подведём итоги

Насилие сопровождает общественное развитие. Прогрессивное пробивает дорогу через сопротивление регрессивного.

Тираны восстали, чтобы одарить греков демократией. Варвары восстали, чтобы Европа узнала о просвещении. Третье сословие восстало, чтобы засияли рыночные отношения. Большевики восстали с народом, который устал от периферийного гнёта. Они встретили серьёзный отпор тех, кому этот гнёт приносил счастье. Чтобы освободить общество, им пришлось насилием отвечать на насилие. В глубине души они верили, что избегут кровопролития. История им доказала, что это невозможно.

Временное правительство затыкало рты и громило типографии большевиков. Когда коммунисты пришли к власти, печать массово их оклеветала. Чтобы пресечь распространение вранья и одолеть классового врага в печати, Совнарком издал декрет. Он запрещал газеты, которые выбивали почву из-под ног молодой Советской власти.

Помещики, фабриканты, чиновники — словом, цвет русской нации — агрессивно встретили Октябрьские события. Когда в твой огород, возведённый миллионами рабов, приходят люди и призывают платить за грехи, вряд ли ты отреагируешь иначе. Выбора не остаётся: либо до последнего тянуть божий суд, либо раскаяться в содеянном и умереть праведно. Советская власть помогла особо одарённым сделать правильный выбор, когда создала советскую жандармерию и РККА. Белых казаков отправили в ад первыми.

Если общество рубит лес, щепки летят в личностей. Одна пролетела над головой Ленина.

Когда люди не понимают, что объективное творит историю, они ищут виновников среди других людей.

Во главе большевиков стоял Ленин, а его партия формально вела Октябрьский переворот. Офицеры, которые скучали по прекрасной светской жизни, пришли к гениальному выводу: «Чтобы убить гидру, отрубим ей голову». Они явно забыли мифологию, которую изучали в гимназии. Если гидре срезать одну голову, вырастят другие. Если пытаться срубить все головы, одна никогда не падёт ни от одной пули. Эта бессмертная голова — законы, которые блюдёт общество. Если бы офицеры убили Ленина, на его место рано или поздно пришёл бы другой человек. Они бы ненадолго отстрочили изменения общества и остановили ход истории, а проблема бы осталась и вскрылась вновь.

К счастью, Ленин выжил.

Министры любили говорить, а большевики любили делать. Временное правительство избегало мыслей об Учредительном собрании целый год. Советская власть быстрыми темпами созвала Учредительное собрание на новогодних праздниках. Она рассчитывала, что депутаты поддержат её преобразования. Выборы сопровождали проблемы, поэтому они отдали мандаты реакционерам всех мастей. Пока депутаты ехали в Петроград, дома всё изменилось: народ поддержал Советское правительство. Они по привычке отвергли декларацию большевиков и отстояли интересы капиталистов. Караул даже устал от недоумения. 

Советская власть отстояла свои завоевания внутри страны. Она угрожала мировому порядку и до смерти напугала немцев. В последней главе мы расскажем, как большевики одолели внешнего врага, почему Брестский мир спас Россию и что думали коммунисты о мировой революции.

Источники

Труды государственных и политических деятелей

1. Л.Д. Троцкий. Сочинения. – М., 1925. – т. 3.

2. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. – 5-е изд. – М., 1967. – т. 35.

Источники личного происхождения

3. Антонов-Овсеенко В.А. Записки о гражданской войне. – М., 1924. – т. 1.

4. Гордиенко И.М. Из боевого прошлого (1914-1918 гг.). – М., 1957. – 216 с.

5. Утро страны Советов. Воспоминания участников и очевидцев. Сост. М.П. Ирошников. – М., 1988. – 499 с.

Нормативно-правовые акты

6. Борьба за власть Советов на Дону. Сборник документов под ред. Беспаловой А.Г. – Ростов, 1957. – 528 с.

7. Декреты Советской власти. Под ред. С.Н. Валка, И.В. Загоскиной. – М., 1957. – т. 1.

8. Петроградский Военно-революционный комитет: документы и материалы в трёх томах. Под ред. Д.А. Чугаева. – М., 1967. – т. 3.

Газетные издания

9. «Известия ВЦИК». – № 49 от 15 марта 1918 г.

Электронные ресурсы

10. 1917. День за днём. Преступность и революция. [электронный ресурс] // 1917daily. – Закрытый доступ: http://1917daily.ru/criminal/ (дата обращения: 18.06.2020).

11. Предвыборная кампания, итоги и уроки выборов Учредительного собрания. [электронный ресурс] // РЦОИТ. – Свободный доступ: http://www.rcoit.ru/lib/history/constituent_assembly/16993/ (дата обращения: 12.03.2021).

Литература

12. Антонов-Овсеенко В.А. Строительство Красной Армии в революции. – М., 1923. – 59 с.

13. Баранов А. Октябрь и начало гражданской войны на Урале. – Свердловск, 1928. – 113 с.

14. Берз Л.И. и Хмелевский К.А. Героические годы. Октябрьская революция и гражданская война на Дону. – Ростов, 1964. – 342 с.

15. Библиотека всемирной литературы. Серия третья. – М., 1967. – т. 174.

16. Егоров А.Г., Ильичёв Л.Ф. Владимир Ильич Ленин. Биография. – 8-е изд. – М., 1987. – т. 2.

17. Корольков О.П. Выборы в Учредительное собрание в Псковской губернии. // Псков. Историко-краеведческий журнал. – 2016, №45. – с. 45-67.

18. Коростелев С.Г. Газета «Новая жизнь» (1917-1918). // Вестник московского университета. – 2014, № 3. – с. 103-118.

19. Кутузов В.А. Чекисты Петрограда на страже революции. – Л., 1987. – т. 1.

20. Лацис М.Я. Два года борьбы на внутреннем фронте. – М., 1920. – 81 с.

21. Лобанов В.Б. К истории гражданской войны на Кавказе. // Новейшая история России. – 2013, №1. – с. 56-63.

22. Музаев Т.М. Атаман Буйного Терека Михаил Караулов. // Архивный вестник. – 2017, №5. – с. 104-116.

23. Мусаев В.И. Городская повседневность. // Петроград на переломе эпох. Город и его жители в годы революции и Гражданской войны. – М., 2013. – с. 95-199.

24. Подшивалов И. Гражданская борьба на Урале. – М., 1925. – 221 с.

25. Ратьковский И.С. Дзержинский. От «Астронома» до «Железного Феликса». – М., 2017. – 464 с.

26. Ратьковский И.С. Хроника Красного террора. Карающий меч революции. – М., 2017. – 319 с.

27. Ратьковский И.С. Январское покушение 1918 года на В.И. Ленина. // Russian colonial studies. – 2019, №2. – с. 142-151.

28. Рубинштейн Н. К истории Учредительного собрания. – Л., 1931. – 128 с.

29. Соколов Б. Защита Всероссийского Учредительного собрания. // Архив Русской революции. – М., 1992. – т. 13.

30. Советская историческая энциклопедия. Под ред. А.М. Прохорова. – М., 1973. – т. 26.

Если нашёл ошибку, выдели кусок текста и жми Ctrl+Enter.

Сноски

Сноски
1 Библиотека всемирной литературы. Серия третья. – М., 1967. – т. 174, с. 356.
2 Керенский так называл рабочих и солдат. См. первую главу.
3 Коростелев С.Г. Газета «Новая жизнь» (1917-1918). // Вестник московского университета. – 2014, № 3. – с. 110.
4 Библиотека всемирной литературы. Серия третья. – М., 1967. – т. 174, с. 404.
5 Декреты Советской власти. Под ред. С.Н. Валка, И.В. Загоскиной. – М., 1957. – т. 1, с. 24.
6 Ленин В.И. Полное собрание сочинений. – 5-е изд. – М., 1967. – т. 35, с. 54.
7 Декреты Советской власти. Под ред. С.Н. Валка, И.В. Загоскиной. – М., 1957. – т. 1, с. 44.
8 Л.Д. Троцкий. Сочинения. – М., 1925. – т. 3, с. 122.
9 Декреты Советской власти. Под ред. С.Н. Валка, И.В. Загоскиной. – М., 1957. – т. 1, с. 155.
10 Мусаев В.И. Городская повседневность. // Петроград на переломе эпох. Город и его жители в годы революции и Гражданской войны. – М., 2013. – с. 115.
11 1917. День за днём. Преступность и революция. [электронный ресурс] // 1917daily. – Закрытый доступ: http://1917daily.ru/criminal/ (дата обращения: 18.06.2020).
12 Кутузов В.А. Чекисты Петрограда на страже революции. – Л., 1987. – т. 1, с. 46.
13 Ратьковский И.С. Хроника Красного террора. Карающий меч революции. – М., 2017. – с. 48.
14 Рабоче-крестьянская милиция была народной, потому что подчинялась не центральным, а местным органам — Советам.
15 Ратьковский И.С. Дзержинский. От «Астронома» до «Железного Феликса». – М., 2017. – с. 162.
16 Петроградский Военно-революционный комитет: документы и материалы в трёх томах. Под ред. Д.А. Чугаева. – М., 1967. – т. 3, с. 590.
17, 19 Ратьковский И.С. Хроника Красного террора. Карающий меч революции. – М., 2017. – с. 56.
18 Соколов Б. Защита Всероссийского Учредительного собрания. // Архив Русской революции. – М., 1992. – т. 13, с. 38-48.
20 Лацис М.Я. Два года борьбы на внутреннем фронте. – М., 1920. – с. 75.
21 Ратьковский И.С. Хроника Красного террора. Карающий меч революции. – М., 2017. – с. 74.
22 «Известия ВЦИК». – № 49 от 15 марта 1918 г.
23 В марте 1917 года Петросовет издал Приказ №1, который положил начало демократизации армии. Хоть приказ был для петроградского гарнизона, он стихийно распространился на всю армию. Генералы не следовали приказу и саботировали его. Демократизация армии захлебнулась, когда Петросовет издал Приказ №2. Он прописал, что демократизация затрагивает только петроградский гарнизон, и отменил некоторые пункты Приказа №1. Большевики, в отличие от Петросовета, не только закрепили все пункты Приказа №1, но и ввели выборность командиров.
24 Декреты Советской власти. Под ред. С.Н. Валка, И.В. Загоскиной. – М., 1957. – т. 1, с. 358.
25 Антонов-Овсеенко В.А. Строительство Красной Армии в революции. – М., 1923. – с. 16.
26 Берз Л.И. и Хмелевский К.А. Героические годы. Октябрьская революция и гражданская война на Дону. – Ростов, 1964. – с. 79.
27 Борьба за власть Советов на Дону. Сборник документов под ред. Беспаловой А.Г. – Ростов, 1957. – с. 226.
28 Антонов-Овсеенко В.А. Записки о гражданской войне. – М., 1924. – т. 1, с. 245.
29 Подшивалов И. Гражданская борьба на Урале. – М., 1925. – с. 112.
30 Баранов А. Октябрь и начало гражданской войны на Урале. – Свердловск, 1928. – с. 96.
31 Театр военных действий во время Первой мировой войны между Россией и Турцией, союзником немцев, на территории Закавказья и Западной Армении. Первые годы Россия доминировала и шла в глубь Османской империи, но потом состояние её армии стало ухудшаться. Инициатива перешла в руки Турции. В декабре 1917 года русское командование признало полное разложение Кавказского фронта. В январе 1918 года контрнаступление турок разгромило русские войска.
32 Музаев Т.М. Атаман Буйного Терека Михаил Караулов. // Архивный вестник. – 2017, №5. – с. 114.
33 Лобанов В.Б. К истории гражданской войны на Кавказе. // Новейшая история России. – 2013, №1. – с. 57.
34 Гордиенко И.М. Из боевого прошлого (1914-1918 гг.). – М., 1957. – с. 147.
35 Егоров А.Г., Ильичёв Л.Ф. Владимир Ильич Ленин. Биография. – 8-е изд. – М., 1987. – т. 2, с. 18.
36 Ратьковский И.С. Январское покушение 1918 года на В.И. Ленина. // Russian colonial studies. – 2019, № 2. – с. 148.
37 Герман Григорьевич Ушаков (1885-1937 гг.) родился в семье священника, учился в Вятской духовной семинарии и поступил в московский Коммерческий институт. После начала войны вызвался добровольцем на фронт. За мужество и героизм был награждён орденом Святого Георгия. После Октябрьской революции он по приказу командования прибыл в Петроград «для выяснения обстановки». Он вступил в «Союз георгиевских кавалеров» и участвовал в покушении на Ленина. После того как его выпустили из тюрьмы по инициативе Ленина, он воевал на фронте и командовал бронепоездом. В.Д. Бонч-Бруевич вспоминал: «Дрались осуждённые, как обещали, храбро и хладнокровно, кровью искупили свою вину и произвели огромное разрушение в немецких войсках». После войны Герман Григорьевич жил в Сибири, работал журналистом и фотокорреспондентом. Он несколько раз приезжал в с. Шушенское и общался с крестьянами, которые застали Ленина. В результате поездок он подготовил сборник очерков «Ленин в Шушенском». В 1937 г. он был арестован и приговорён к расстрелу за то, что «являлся агентом немецкой разведки и участником котрреволюционной повстанческой организации РОВС». Герман Григорьевич был реабилитирован в 1958 г.
38 Ратьковский И.С. Январское покушение 1918 года на В.И. Ленина. // Russian colonial studies. – 2019, № 2. – с. 165.
39 Декреты Советской власти. Под ред. С.Н. Валка, И.В. Загоскиной. – М., 1957. – т. 1, с. 159.
40 Мы подробно рассказали о событиях этого съезда во второй главе.
41 Советская историческая энциклопедия. Под ред. А.М. Прохорова. – М., 1973. – т. 26, с. 918.
42 Корольков О.П. Выборы в Учредительное собрание в Псковской губернии. // Псков. Историко-краеведческий журнал. – 2016, №45. – с. 55.
43 Утро страны Советов. Воспоминания участников и очевидцев. Сост. М.П. Ирошников. – М., 1988. – с. 31-32.
44 Егоров А.Г., Ильичёв Л.Ф. Владимир Ильич Ленин. Биография. – 8-е изд. – М., 1987. – т. 2, с. 19.
45 Протасов Л.Г. Предвыборная кампания, итоги и уроки выборов Учредительного собрания. [электронный ресурс] // РЦОИТ. – Свободный доступ: http://www.rcoit.ru/lib/history/constituent_assembly/16993/ (дата обращения: 12.03.2020).
46 По положению о выборах в Учредительное собрание, выборы проводили по пропорциональной системе. Россию поделили на 81 избирательный округ. В каждом округе избирался один депутат от каждых 200 тыс. человек. Количество избранных депутатов в округе зависело от количества избирателей. В каждом округе партии формировали свои списки, поэтому кандидаты могли меняться в зависимости от округов — они могли повторяться. Если депутата избрали в двух округах, он сообщал об этом Центральной Комиссии, чтобы лишний мандат, который он получил, отдали его однопартийцу.
47 Рубинштейн Н. К истории Учредительного собрания. – Л., 1931. – с. 81.
48 Декреты Советской власти. Под ред. С.Н. Валка, И.В. Загоскиной. – М., 1957. – т. 1, с. 315.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: