Боливия, или как построить социализм на периферии.

«Любая отрасль должна генерировать иностранную валюту для государства, иначе эта отрасль не обслуживается»
(Эво Моралес).

Страна с сырьевой экономикой — она продаёт газ, нефть и металлы, пережила «шоковую терапию» в 1990-х годах, а в 2000-х — экономический рост из-за высоких цен на сырьё. Начиная с 2014 года доходы её населения медленно, но верно уменьшаются.

Вы подумали о России? Подождите.

В этой стране рабочие и крестьяне два года «воевали» за газ и нефть с неолиберальным правительством, прогнали «приватизаторов», национализировали все ключевые предприятия и 13 лет строили «социализм XXI века». Они приняли новую Конституцию, дали всем гражданам бесплатную медицину, образование, широкие социальные гарантии.

В 2019 году правые свергли социалистическое правительство, вернули власть и целый год пытались передать госпредприятия частникам, подавляя протесты вооружёнными силами.

В октябре 2020 года приватизация провалилась, так как на выборах победили социалисты. Исполняющий обязанности президента пытался избежать наказания за свои преступления.

Эта страна — далёкая латиноамериканская Боливия с близкими для нас проблемами.

Мы изучили опыт боливийцев — он понадобится марксистам в среднесрочной перспективе.

Помоги Боливии найти выход из кризиса

Боливийская экономика основана на экспорте сырьевых ресурсов — нефти, газа и цветных металлов. Наиболее развитые территории находятся на равнинной, восточной части страны, где располагаются месторождения углеводородов, а наименее развитые — в западной, гористой части. Долгие годы классовое деление в стране накладывалось на этнический фактор: собственниками предприятий, а также высококвалифицированными работниками были белые и креолы, а низкоквалифицированным трудом занимались индейцы — половина из 9 миллионов населения. Эта разница закрепилась и территориально: белые и креолы в основном проживают в департаментах «восточного полумесяца», а коренные боливийцы — на западе страны. 

Вплоть до победы Эво Моралеса в 2005 году боливийское правительство проводило неолиберальную политику, которая вполне соответствовала периферийному положению страны в глобальной капиталистической системе производства. Эта система возникла с крушением социалистического блока в 1991 году — тогда весь мир превратился в рынок, на котором транснациональные корпорации развитых стран центра эксплуатировали развивающиеся страны полупериферии и периферии. Последние были источниками сырья и дешёвой рабочей силы и конкурировали за право продавать свою продукцию, а также получать финансы, инвестиции и технологии империалистических стран центра — Великобритании, Германии, Италии, Канады, Франции, Японии и США. 

Чтобы решать внутренние конфликты и держать в подчинении периферию, государства центра использовали глобальные институты — Всемирную торговую организацию, Международный валютный фонд, Всемирный банк. В конце 1980-х годов эти институты разработали программу, которая должна была помочь периферии встроиться в глобальный рынок. В обобщённом виде она вошла в историю под названием «Вашингтонский консенсус»1, так как выражала общую позицию администрации США, МВФ и ВБ, которые располагаются в Вашингтоне. 

Сторонники неолиберализма рекламировали глобализацию как возникновение мирового рынка совершенной конкуренции. Свобода предпринимательства, частная собственность и другие либеральные права человека — вот на чём должен был основываться мир, свободный от тоталитаризма. Каждое государство и каждый народ в этом мире имеют общие экономические интересы — взаимные связи преобладают над разногласиями, конфликты и войны уходят в прошлое. Развивающиеся страны, или «страны с переходной экономикой», получают исторический шанс реализовать себя в этой системе. Для этого им просто нужно следовать «консенсусу», грамотно использовать экономические преимущества и демократические институты.

В действительности все рекомендации сводились к требованию права частной собственности для капитала, прежде всего иностранного, которое должно быть безусловным и превалирующим над социально-экономическими и культурными правами. Государство не вмешивается в экономику, не мешает капиталистам эксплуатировать наёмных работников. Государство — это дешёвый и эффективный механизм извлечения прибавочной стоимости. Для этого необходимо передать всю государственную собственность в частные руки, обеспечить беспрепятственный вывоз прибыли за рубеж, снизить налоги до минимума — необходимого, чтобы платить зарплаты чиновникам, — обеспечить профицит бюджета, низкую инфляцию и бороться с коррупцией.

«Неолиберализм — это политический проект корпоративного капиталистического класса, направленный на накопление дохода путём преобразования прав собственности из общих (коллективных или государственных) в исключительно частные в мировом масштабе» (Дэвид Харви)2.

Боливийский народ в полной мере испытал на себе все негативные последствия «консенсуса». В 1996 году МВФ и ВБ помогли неолиберальному правительству Гонсало Санчеса де Лосада приватизировать государственную нефтегазовую компанию, естественно, для «увеличения её эффективности». Сама по себе процедура настолько примечательна, что стоит рассказать о ней отдельно. Активы разделили на три части и выставили на торги — победили иностранные компании «Enron», «Shell» и «Repsol», которые предложили максимальную цену, но ничего не заплатили, а просто обязались инвестировать эту сумму в производство в течение 7 лет. 

Правительство Боливии подарило иностранному капиталу государственную компанию и месторождения газа стоимостью 80 млрд долл. 

Эта сумма в десять раз превышала ВВП страны на тот момент3. При этом роялти, налог на добычу полезных ископаемых, уменьшили с 50% до 18%, а новые собственники могли распоряжаться сырьём без ограничений — за исключением небольшого объёма, предназначенного для внутреннего потребления4

Приватизация на этом не закончилась: были проданы Электрическая государственная компания (Empresa Nacional de Electricidad), Государственная железнодорожная компания (Empresa Nacional de Ferrocarriles), Государственная телекоммуникационная компания (Empresa Nacional de Telecomunicaciones), Государственная металлургическая компания (Empresa Metalúrgica Vinto)5. В 1999 году власти продали систему водоснабжения — в результате в отдельных частях страны цены на воду увеличились в 8 раз, а население ответило массовыми протестами, которые вошли в историю как «Война за воду».

В результате реформ в середине 2000-х годов более 60% боливийцев — примерно 5,5 миллионов из 9 — проживало за чертой бедности, то есть могли приобрести только необходимую еду и одежду6. Мировая экономика была на подъёме, спрос на ресурсы рос, цена на боливийский газ и металлы также увеличивалась. Несмотря на это, благосостояние массы крестьян и наёмных работников только ухудшалось — зато транснациональные компании получали сверхприбыль.

С наибольшей силой противоречия обострились в 2003 году, когда правительство в очередной раз столкнулось с дефицитом бюджета. Проблема была не в том, что не хватало денег на медицину или образование — они и так были урезаны до минимума, — а в том, что власти не могли выплатить долг МВФ, который составлял 72% от ВВП7. Можно было повысить налоги на постоянно растущую прибыль ТНК8, но интересы иностранного капитала были на первом месте. Поэтому правительство решило пойти простым путём и повысить налог на зарплату боливийских рабочих9

Кроме того, чиновники одобрили новый инвестиционный проект по выкачиванию ресурсов из страны. Консорциум «Pacific LNG» (British Gas, British Petroleum и Repsol/YPF) планировал доставлять газ по трубопроводу в порт Чили — из-за войны с ней Боливия в своё время лишилась выхода к Тихому Океану, — построить там завод по сжижению газа и на танкерах возить газ в Калифорнию, США. По условиям соглашения за каждые 24 долл. прибыли консорциум выплачивал государству 1 долл. в виде налогов и роялти. По окончании контракта иностранные компании получали порядка 27 млрд долл., а правительство — от 40 до 70 млн. Противники проекта безуспешно требовали построить газоперерабатывающий завод на территории страны, чтобы увеличить добавленную стоимость и создать рабочие места10. Сложилась парадоксальная ситуация: государство позволяло частникам распродавать природные ресурсы и одновременно повышало налоги на доходы беднеющих рабочих, чтобы рассчитаться с кредитами МВФ.

Крестьяне, индейцы и рабочие нефтегазовой и горнорудной отраслей начали массовые протесты.

Они требовали национализировать промышленность и повысить ренту на экспорт сырья. Протестующие блокировали дороги и предприятия — армия разгоняла их при помощи оружия, появились жертвы. В ответ на применение силы главный профсоюз Боливии «Боливийский рабочий центр» (Central Obrera Boliviana) объявил всеобщую забастовку. На сторону протестующих переходили полицейские, которые вступали в перестрелку с военными. 

Вскоре индейцы, профсоюзы рабочих и фермеров создали «Высшее народное командование» (Estado Mayor del pueblo) — координационный центр протестов, в котором интересы индейцев представлял будущий президент страны Эво Моралес.

«Война за газ» парализовала страну. После того как силы государственной безопасности убили более 60 демонстрантов, Санчес де Лосада подал в отставку и бежал в США. Вице-президент Карлос Меса стал временно исполняющим обязанности главы государства. Под давлением протестующих он провёл референдум по национализации энергетического сектора, на котором 92% избирателей поддержали эту инициативу. Правительство нарушило обещание и вместо национализации просто увеличило роялти на добычу газа с 18% до 50% — иностранные компании саботировали даже это решение. Народ продолжал бороться за национализацию и в конце концов вынудил Месу уйти в отставку.

Фаворитом внеочередной президентской кампании в 2005 году стал Эво Моралес11. Он обещал национализировать предприятия по добыче газа и нефти, решить проблемы социальной исключённости индейского населения, достичь более справедливого распределения национального дохода. Президент и его сторонники по партии «Движение к социализму» (Movimiento al Socialismo, или MAS) поддерживали концепцию «социализма XXI века», разработанную левыми учёными в середине 1990-х годов12.

Самый известный её представитель — немецкий социолог Хайнц Дитрих. Он критиковал советскую модель за главенство бюрократии, продвигал идею мирного перехода к социализму при помощи развития социалистических элементов в рамках буржуазного государства. В разной мере эту концепцию реализовывали правительства Боливии, Венесуэлы, Никарагуа и Эквадора. Они национализировали наиболее развитые отрасли экономики, направляли полученные средства на развитие социальной сферы, в частности здравоохранения и образования.

«Мы пока не видим возможности построения коммунизма… Коммунизм — это дальний горизонт. И этот коммунизм следует строить на основе самоорганизации общества, процессов создания и распределения общественных благ, общинности и самоуправления. Но это не непосредственная цель, не ближайший горизонт событий, а речь идёт о завоевании равенства, перераспределении богатств, расширении прав. Главное — равенство, ибо оно разрывает пять веков структурного неравенства. Надо добиться расширения автономии рабочего класса, возникновения коммунитарных экономических форм через сети, взаимосвязи и общие проекты. Но без контроля над ними не будет ни кооптации, ни поощрения сверху коммунитаризма. Этого мы не будем делать никогда…Социализм не появится ни декретом, ни простым желанием. Будет меняться соотношение капиталистических и некапиталистических форм в экономике, усиление некапиталистических форм со временем приведёт к большей коммунитаризации, общинности, и тогда мы сможем говорить о посткапиталистической стадии» (Вице-президент Моралеса Альваро Гарсия Линера)13

Изначально партия MAS формировалась как конгломерат общественных организаций и движений, и её основной электоральной базой были рабочие и крестьяне. Особую поддержку Моралес — первый коренной житель Америки во власти за 400 лет с начала колонизации — получил среди населения беднейших западных индейских департаментов — Ла-Пас, Оруро, Потоси и Кочабамба.

Политика нового президента носила компромиссный характер: он старался сгладить негативные социально-экономические последствия неолиберального курса предшественников, не ущемляя интересы бизнеса и обеспеченных слоёв. В международный день трудящихся 1 мая 2006 года Моралес национализировал нефтегазовую компанию «Yacimientos Fiscales Bolivianos», выкупив контрольный пакет акций приватизированных предприятий.

Компания получила монопольное право на покупку и продажу углеводородов как на внутренних, так и на внешних рынках. Иностранные предприятия были обязаны продавать добытые в стране ресурсы только государству, которое контролировало продажи, транспортировку и распределение, а также принимало ключевые решения по переработки сырья. Государство увеличило долю в совместных компаниях до 51%, что позволило социалистам в правительстве контролировать распределение прибыли14

Национализация без экспроприации не нарушила процесс производства, иностранцам было выгодно продавать добытые в Боливии ресурсы государству по мировым ценам, которые тогда были на подъёме. Спрос на газ и нефть на мировых рынках был выше предложения, а рыночная цена превышала стоимость, поэтому инвестиции окупались. Правительство Моралеса, в свою очередь, направляло сверхдоходы на решение социальных проблем: создало пенсионную систему, бесплатное образование, здравоохранение, пособия по безработице, материнству, детству. Часть доходов направляли в Центральный банк Боливии, который увеличивал объём международных резервов страны, ценных бумаг и долларов США15.

Моралес решил бороться с зависимостью от экспорта сырья и производить литиевые батареи16. Боливия наряду с Аргентиной и Чили входит в «литиевый треугольник» — регион в районе Анд, где находятся самые большие запасы этого металла17. Правительство создало государственное предприятие «Yacimientos de Litio Bolivianos», подчинённое министерству энергетики, которое сотрудничает с компаниями из КНР, Германии и Франции18.

Успешная национализация позволила Моралесу продвинуться дальше на пути реформ и закрепить достигнутый результат в новой Конституции 2009 года. Отныне все ресурсы страны стали собственностью государства, граждане получили широкие социальные права, языки всех коренных народов стали государственными. Индейцы приобрели часть необрабатываемой земли. Как подчеркивает российский историк А.А. Щелчков, правительство Моралеса выделяло средства малым и средним предприятиям, которыми владели представители коренного населения19. Вице-президент правительства социалистов Альваро Гарсиа Линера обосновывал эту политику так: в отличие от европейских капиталистов, индейские не заинтересованы в постоянном увеличении предприятий, в концентрации капитала и накоплении прибыли. Вместо этого они создают небольшие предприятия, основанные на семейном труде, или привлекают немного наёмных работников, но не более 15 человек.

Идеальная боливийская экономика — это рынок свободной конкуренции мелких производителей в сочетании с крупной государственной собственностью. 

Интерпретация «социализма XXI века» для индейцев приняла экзотическую форму первобытного анимизма. Министр иностранных дел при Моралесе, индеец Давид Чокеуанка, выражал национальную идею так:

«Мы хотим гармоничную жизнь не только для людей, но и для человека и природы, но когда мы говорим об обществе и о человеке, то это исключающий других подход, не учитывающий всё остальное… Поскольку для нас самым важным является жизнь, для социализма главное — удовлетворение потребностей человека, как материальных, так и духовных. В этом суть социализма, его экономический закон — удовлетворение потребностей человека. При капитализме главное — это получение прибыли, дохода, капитала. Мы не согласны ни с тем, ни с другим. Более того, человек для нас находится на самом последнем месте. На первом же — птицы, бабочки, муравьи, горы, реки, звёзды на небе, — всё, среди чего человек лишь малая часть мира. Мы ищем гармоничную жизнь человека в природе»20.

На практике правительство развивало индейскую буржуазию, которая постепенно интегрировалась с органами власти и вытесняла белую и креольскую буржуазию. 

Представители новой элиты концентрировали в своих руках всё больше собственности, и им нужно было закрепить господствующее положение в обществе. Они подталкивали государство к отходу от «социализма XXI века», поэтому его политика постепенно эволюционировала от идей общинного равенства к идеям национализма коренных народов.

Модель развития страны была успешной: зарплаты росли, безработица уменьшалась. Уровень бедности снизился с 60% в 2005 году до 35% в 2018-ом, ВВП страны увеличился с 9 млрд долл. до 4021, а индекс Джини, который отражает неравенство в обществе, сократился с 58% до 42%22. Сочетание экономического роста с ростом социальных расходов аналитики МВФ назвали «боливийским экономическим чудом». По мнению российского латиноамериканиста З.В. Ивановского, в отличие от других леворадикальных стран, Боливии удалось избежать негативных последствий непродуманной политики перераспределения23.

Успех объясняется высокими ценами на продукцию боливийского экспорта, ведь именно в этот период произошёл рост мирового потребления сырья, который продолжался вплоть до кризиса 2014 года24. Как показали дальнейшие события, вечно балансировать между интересами наёмного труда и капитала невозможно — уменьшение прибыли предприятий по добыче газа подталкивает собственников к решительным действиям: социальные издержки и налоги нужно было уменьшать.

Ещё в 2009 году, когда новая модель развития была закреплена в Конституции, представители «газовых» департаментов ответили беспорядками. Протестующие хотели отделиться от государства, ставшего для них слишком дорогим. Центром сепаратизма был город Санта-Крус25. Тогда Моралесу удалось мобилизовать сторонников, заручиться поддержкой части элит и избежать распада страны. Зачинщики бежали из Боливии, и на некоторое время равновесие было восстановлено.

Рост мировой экономики всё больше замедлялся, и в 2014 году рухнули цены на сырьё. В этот год выручка Боливии от экспорта составила 14 млрд долл., а уже через четыре года — только 1026. Темпы роста ВВП за пять лет снизились примерно в два раза — с 7% до 4%27. Денег у социалистов становилось всё меньше, поэтому им было всё сложнее решать противоречие между потребностями работников и капиталистов. Моралес столкнулся с двойным давлением: новый средний класс и элиты требовали сократить издержки, а низшие слои хотели сохранить социальную поддержку в прежнем объёме.

Правительство не могло решить эту задачу, поэтому в нём постепенно разочаровалась не только часть правящего класса, но и крестьяне и наёмные работники, и голос последних становился всё тише. Изначально они принимали непосредственное участие в работе партии и правительства, профсоюзные лидеры состояли в MAS, а большинство министров были индейцами. Самые важные вопросы решали сообща, на референдумах. Как отмечает специалист по Боливии Т.А. Воротникова, «в последнее десятилетие была достигнута достаточно высокая степень участия граждан в процессе принятия решений путём расширения механизмов прямой демократии»28.

Партия стала более централизованной. Из конгломерата активных социальных движений и организаций она постепенно эволюционировала в замкнутый иерархический институт, который выражал интересы новой буржуазии. По мнению Щелчкова, «главной проблемой, которую Моралес и его круг старались не замечать, надеясь на личную популярность президента, была утрата связи с массами, а точнее, с общественными движениями, составлявшими саму правящую партию». Характерным проявлением этого процесса стали протесты со стороны низовых движений, с которыми Моралес и MAS неоднократно сталкивались ещё с 2006 года. Индейцы были недовольны разработкой месторождений в местах их проживания, а профсоюзы — повышением цен на топливо, уступками для буржуазии29.

Позиции MAS слабели, и Моралес решил увеличить срок пребывания у власти. Согласно конституции, срок президентских полномочий составляет 5 лет, при этом один и тот же человек может быть избран президентом только два раза подряд30. Первый раз глава государства обошёл закон в 2013 году, когда Конституционный суд «обнулил» президентские сроки. Это позволило Моралесу принять участие в выборах 2014 года во второй раз — формально — и в третий раз — фактически.

Через два года Моралес провёл референдум, чтобы изменить конституцию и вообще отменить ограничение на количество президентских сроков, но население проголосовало против31. Следующая попытка оказалась удачной: несколько парламентариев в 2017 году обратились в Конституционный суд, заявив, что запрет на переизбрание является нарушением Американской конвенции о правах человека. Суд решил, что статьи конвенции главенствуют над национальными нормами права и разрешил Моралесу выдвигаться вновь32

В соответствии с этим решением в октябре 2019 года Моралес пошёл на очередные выборы. Фактически он проигнорировал итоги референдума 2016-го года, чем нарушил заявленную им же идею нерушимости демократии. Оппозиция не стала бойкотировать выборы и рассчитывала на победу главного противника Моралеса — кандидата от коалиции «Гражданское сообщество» (Comunidad Ciudadana) Карлоса Месы. В результате за кандидата от MAS проголосовало 47% избирателей — на втором месте с результатом в 36% оказался К. Меса33. Этот результат обеспечивал победу Моралесу, поскольку для победы в первом туре нужно набрать больше 40% и опередить ближайшего соперника на 10%34.

Оппозиция не признала победу и обвинила президента в мошенничестве. Действительно, изначально разрыв между кандидатами был меньше 10%, однако произошёл сбой электричества. Когда процесс возобновился, оказалось, что за это время Моралес оторвался от Месы. Избирательная комиссия оправдалась тем, что в это время привезли бумажные бюллетени из дальних индейских департаментов, но оппозиция ей не поверила. Чтобы разобраться в ситуации, Организация американских государств (ОАГ) с согласия правительства Боливии сформировала специальную комиссию по расследованию выборов35. По предварительному докладу, во время подсчёта действительно произошли вбросы, исказившие реальный отрыв Моралеса от Месы. Комиссия рекомендовала провести повторное голосование 36. Моралес согласился пойти на второй тур выборов, но было уже поздно, так как начались протесты.

На арену борьбы вышли радикалы под руководством председателя мятежного «Комитета за Санта-Крус» (Comité pro Santa Cruz), ультраправого миллионера Луиса Фернандо Камачо37. Они перекрывали улицы и автотрассы, захватывали административные здания и выгоняли представителей правящей партии. Наиболее известный случай агрессии произошёл с главой муниципалитета Винто Патрисией Арсе. Радикалы ворвались в здание администрации, вытащили её на улицу, облили краской и остригли волосы. После этого заставили встать на колени, а затем написать заявление об увольнении. Само здание протестующие подожгли.

Вскоре оппозицию поддержали полицейские и военные38. Представители армии во главе с Уильямсом Калиманом рекомендовали Моралесу уйти «ради умиротворения и поддержания стабильности Боливии»39. Президент не рискнул сопротивляться военным, ушёл в отставку и покинул страну. Вместе с ним покинули посты некоторые министры и вице-президент Альваро Гарсиа Линера40.

Временным главой государства должен был стать председатель Сената или глава Палаты депутатов41, но они были сторонниками Моралеса, и им пришлось подать в отставку42. Временным президентом стал правоконсервативный председатель Сената, выходец из олигархического клана восточной Боливии Жанин Аньес.

Её избрали без кворума, так как сенаторы от правящей партии MAS побоялись прийти на заседание43. Моралес обоснованно назвал временное правительство незаконным. Это не помешало США и ОАГ признать его, ведь президент «добровольно» покинул пост, а значит, переворота не было. Примечательно, что во время упомянутой «газовой войны» американское руководство заняло противоположную позицию: поддержало Санчеса де Лосада как «законно избранного президента» и обвинило протестующих в нарушении демократии. Налицо обычные двойные стандарты: диктатор легко становится «борцом за демократию», а вооружённые правые радикалы — «мирными демонстрантами», если это выгодно капиталу.

Поражение показало, что индейская буржуазия, новый средний класс и бюрократия готовы пожертвовать Моралесом. В событиях 2019 года, как и в 2016 году, эти прослойки населения сыграли решающую роль. Кроме того, Боливийский рабочий центр в самый разгар событий также попросил Моралеса уйти в отставку, причём сделал это ещё до обращения военных44. Внутри федерации назрело недовольство политикой Эво, который по своему усмотрению смещал и назначал профсоюзных лидеров. Крайне левые также не поддержали президента, и марксистская «Революционная коммунистическая партия Боливии» (Partido Comunista Revolucionario de Bolivia) обвинила его в насаждении «корпоративизма» социальным движениям и организациям, который стимулировал их поддерживать существующий порядок, а не решать насущные проблемы45

Сразу после переворота противники Аньес — в основном индейцы — начали протестовать. В отличие от Моралеса, который не пытался подавить протесты силой, Аньес решительно взялась за дело. Она издала указ 4078, который снимал уголовную ответственность с представителей полиции и армии за преступления, совершённые во время подавления протестов46.

«Личный состав Вооружённых сил, участвующий в операциях по восстановлению внутреннего порядка и общественной стабильности, будет освобождён от уголовной ответственности, если в соответствии со своими конституционными функциями они действовали в рамках законной защиты или в состоянии необходимости, с соблюдением принципов законности, абсолютной необходимости и соразмерности».

Этот указ настолько явно нарушал права человека, что даже такие прокапиталистические и проамериканские организации, как «Межамериканская комиссия по правам человека», «Amnesty International», «Human Rights Watch», а также Комиссия ООН по правам человека призвали немедленно его отменить47.

В день издания указа в городе Сакаба полицейские и военные расстреляли группу индейцев, а в городе Сенката армия расстреляла протестующих, которые несколько дней удерживали газоперерабатывающий завод. Когда цель по устрашению общества была достигнута, Аньес отменила закон и заявила: «Давайте объединимся, чтобы примириться, построить Боливию, за которую мы все боремся, и чтобы один боливиец никогда не был выше другого»48.

Она подчеркнула, что не претендует на власть, а всего лишь позволит провести новые, честные выборы, после чего покинет пост. Дела её сразу разошлись со словами. В состав временного правительства вошли крупнейшие бизнесмены «газового полумесяца», но не представители коренных народов, Моралеса обвинили в уголовных преступлениях, чтобы помешать ему вернуться в страну. Новое правительство приступило к приватизации «неэффективных» государственных компаний, уменьшило налоги для частного бизнеса, выделило 600 млн долл. из бюджета для погашения долгов частных компаний, выслало из страны кубинскую медицинскую миссию, которая долгие годы бесплатно лечила миллионы бедных боливийцев49

Боливия вышла из союза леворадикальных государств ALBA, признала в качестве венесуэльского президента оппозиционера Хуана Гуйдо и разорвала отношения с Венесуэлой и Кубой50. Ни о каком «объединении» не могло быть и речи: неолиберализм взял реванш и с лихвой воспользовался победой.

В сложившейся ситуации Моралес обратился за помощью в Межамериканскую комиссию по правам человека при ОАГ. Однако его расчёты на поддержку не оправдались. Представители комиссии назвали события в Сакаба и Сенката «резнёй»51, но они также отметили большое количество актов агрессии, произошедших при правительстве MAS. Они упомянули и другой фактор кризиса — итоги референдума 2016 года и последующие законодательные изменения. В данном случае Моралес оказался заложником ситуации, которую сам и создал. Чтобы сохранить власть, он признал главенство норм международного права, а значит, признал возможность ОАГ влиять на внутренние дела Боливии.

На протяжении 2020 года в стране не прекращались волнения. Временное правительство затягивало проведение выборов, воспользовавшись пандемией коронавируса. Кубинские врачи покинули страну, поэтому государственная и частная медицина не справились с количеством больных — резко увеличилась смертность52. Боливийцы лишились медицинской помощи и присоединились к протестам против неолиберального правительства Аньес.

В итоге власти были вынуждены провести выборы в октябре 2020 года. Правые силы подошли к ним разобщённо и не смогли выдвинуть единого кандидата. Аньес, которая выдвинула свою кандидатуру вопреки обещанию, вновь сняла её в сентябре 2020 года. Она запятнала себя преступлениями, и её поддержка в обществе была минимальной. Время ультраправого миллионера Камачо, который показал готовность создать фашистское государство, ещё явно не пришло.

Реально на победу рассчитывали два кандидата — упомянутый Меса, который шёл от левоцентристской коалиции «Гражданское сообщество», и член партии MAS Луис Арсе. Последний — «архитектор экономического возрождения Боливии», по мнению «The Wall Street Journal»53, был министром финансов (2006-2009 гг.), а также министром экономики и финансов в 2009-2017 и 2017-2019 гг. Он обеспечил не только высокие экономические и социальные показатели, но и относительную стабильность по вопросам распределения национальных ресурсов, а значит, мог примирить индейскую буржуазию с традиционной. Его курс на преемственность политики MAS поддержали не только представители низших слоёв, но и часть среднего класса и элит. Он успешно взаимодействовал с международными финансовыми институтами, поэтому получил поддержку со стороны иностранных инвесторов. 

Арсе набрал 55% голосов и стал президентом, за Месу проголосовали 28%, а за Камачо — 14%54.

Социалисты снова возглавили Боливию, но надолго ли? Кризис мировой капиталистической экономики всё обостряется, противоречия растут, что особенно заметно на периферии. К примеру, осенью 2019 года весь регион сотрясали протесты, и в Чили количество протестующих против неолиберального правительства достигло полутора миллионов человек. События в Боливии показывают: время умеренной, социал-реформистской политики подходит к концу. Моралесу долго удавалось обеспечивать рентабельность для капитала и увеличивать уровень жизни рабочих, но Арсе находится совсем в другой ситуации: спрос на сырьё катится вниз, доходы снижаются, уровень жизни падает. Удастся ли ему решить проблему прежними методами? Вопрос риторический. Если Камачо пока не нужен крупному капиталу, это говорит лишь о том, что существующая демократическая система пока что отвечает задачам правящего класса. Неолиберальная политика также может принимать разные формы, не ограничиваясь только одной «шоковой терапией».

Если нашёл ошибку, выдели кусок текста и жми Ctrl+Enter.

Сноски

1 Ананьин О.Г. Вашингтонский консенсус: пейзаж после битв // Мировая экономика и международные отношения. Москва. 2010. № 1. С. 15–27.
2 Харви, Дэвид. Неолиберализм — это политический проект [электронный ресурс]. Режим доступа: http://openleft.ru/?p=8424 (дата обращения 10.07.2019).
3 Ornelas R. La guerra del gas: cuarenta y cinco días de resistencia y un triunfo popular //Chiapas. 2004. №16.
4, 9 Lessons from Bolivia: re-nationalising the hydrocarbon industry. URL: https://www.opendemocracy.net/en/opendemocracyuk/lessons-from-bolivia-renationalising-hydrocarbon-indust/ (дата обращения: 13.05.2020).
5 Bolivia 2003: ‘Impuestazo’ y neoliberalismo – Por Editorial de Cambio. URL: https://www.nodal.am/2019/02/bolivia-2003-impuestazo-y-neoliberalismo-por-editorial-de-cambio/ (дата обращения: 13.05.2020).
6 Bolivia. The World Bank. URL: https://data.worldbank.org/country/bolivia (дата обращения: 13.05.2020).
7 Bolivia – General government gross debt as a share of GDP. URL: https://knoema.com/atlas/Bolivia/Government-gross-debt-as-a-share-of-GDP# (дата обращения: 13.05.2020).
8 Bolivia – Exports of goods and services in current prices URL: https://knoema.com/atlas/Bolivia/Government-gross-debt-as-a-share-of-GDP#(дата обращения: 13.05.2020).
10 Ornelas R. La guerra del gas: cuarenta y cinco días de resistencia y un triunfo popular // Chiapas. 2004. №16.
11 Долгие годы Моралес возглавлял профсоюз «Кокалерос» производителей коки — это традиционная культура индейцев, из которой в 19 веке европейцы начали делать кокаин. Неолиберальное правительство Боливии при поддержке США боролось с Кокалерос, уничтожая посевы коки.
12 Casanova A. Una aproximación teórica del “socialismo del siglo XXI” // Iberoamérica. 2019. №4.
13 Щелчков А.А. Кризис латиноамериканских левых режимов: боливийская драма // Свободная мысль. 2020. №. 1. С. 94.
14 Decreto Supremo Nº 29130. URL: https://tipnisboliviaorg.files.wordpress.com/2018/11/leg-decr-gob-00491-2007.pdf (дата обращения 16.05.2020).
15 Резервы действуют как буфер против внешних потрясений, предотвращают кризисы платёжного баланса, обеспечивают импортёрам достаточное количество долларов США для обмена на местную валюту.
16 Sánchez A. Detrás del golpe: la industrialización del litio en Bolivia // CLACSO. URL: https://www.clacso.org/detras-del-golpe-la-industrializacion-del-litio-en-bolivia/ (дата обращения 19.12.2019).
17 Согласно прогнозам экспертов, спрос на литий в 2023 г. превысит предложение, что делает данную отрасль потенциально привлекательной для инвестирования.
18 Сотрудничество с КНР затрагивает интересы США и таких американских гигантов, как Tesla. Поэтому Моралес неоднократно обвинял Вашингтон в желании получить боливийский литий. Долгие годы он пытался договориться с местным индейским населением по поводу условий добычи лития, но безуспешно. Последний раз контракт с немецкой компанией был разорван осенью 2019 года.
19 Щелчков А.А. Кризис латиноамериканских левых режимов: боливийская драма // Свободная мысль. 2020. №. 1. С. 96.
20 Щелчков А.А. Кризис латиноамериканских левых режимов: боливийская драма // Свободная мысль. 2020. №. 1. С. 97.
21 Bolivia. The World Bank. URL: https://data.worldbank.org/country/bolivia (дата обращения: 13.05.2020)
22 Gini index. Bolivia. The World Bank. URL: https://data.worldbank.org/indicator/SI.POV.GINI?locations=BO (дата обращения 13.05.2020).
23 Ивановский З.В. Латинская Америка в конце десятилетия. Социальные проблемы, политические сдвиги и новые вызовы // Свободная мысль. 2020. №2. С. 72.
24 Разумовский Д.В. Ловушка «золотого десятилетия»: почему народные волнения оказались сюрпризом для латиноамериканских элит. URL: https://ru.valdaiclub.com/a/highlights/lovushka-zolotogo-desyatiletiya/ (дата обращения 11.01.2020.
25 Город Санта-Крус — центр наиболее развитого департамента восточной части; именно элиты Санта-Круса традиционно возглавляли сепаратистские движения.
26 Bolivia – Exports of goods and services in current prices. URL: https://knoema.com/atlas/Bolivia/topics/Foreign-Trade/Export/Exports-of-goods-and-services (дата обращения 16.05.2020).
27 Bolivia – Gross domestic product in constant prices growth rate. URL: https://knoema.com/atlas/Bolivia/Real-GDP-growth (дата обращения 16.05.2020).
28 Воротникова Т.А. Политические конфликты в мультиэтническом обществе: созидательный потенциал и риски поляризации для Боливии // PolitBook. 2019. №. 1. С. 171.
29 Щелчков А.А. Кризис латиноамериканских левых режимов: боливийская драма // Свободная мысль. 2020. №. 1. С. 99-100.
30 Constitución Política del Estado Plurinacional de Bolivia. URL: https://www.mindef.gob.bo/mindef/sites/default/files/Consitucion_2009_Orig.pdf (дата обращения 09.12.2019).
31 Mayorga F. Referendo Constitucional: balance y escenarios de futuro. ¿Está en declive la hegemonía del MAS? // Andamios. №2. 2016. P.9.
32 Sentencia Constitucional Plurinacional 0084/2017. Tribunal Constitucional Plurinacional. 28 de noviembre de 2017. URL: https://buscador.tcpbolivia.bo/(S(mfd1bf0chpjov3yiyplh4ype))/WfrResoluciones.aspx (дата обращения 14.12.2019).
33 Tribunal Supremo de Bolivia completa el 100% del conteo electoral: el resultado da a Evo Morales como ganador. CNN español. 25 de octubre de 2019. URL: https://cnnespanol.cnn.com/2019/10/25/tribunal-supremo-de-bolivia-completa-el-100-del-conteo-electoral/ (дата обращения 14.12.2019).
34, 41 Constitución Política del Estado Plurinacional de Bolivia. URL: https://www.mindef.gob.bo/mindef/sites/default/files/Consitucion_2009_Orig.pdf (дата обращения 09.12.2019).
35 Comunicado del Grupo de Auditores de Proceso Electoral en Bolivia. URL: https://www.oas.org/es/centro_noticias/comunicado_prensa.asp?sCodigo=C-099/19 (дата обращения 01.12.2019).
36 Análisis de Integridad Electoral. Elecciones generales en el Estado Plurinacional de Bolivia. 20 de octubre de 2019. Hallazgos preliminares. URL: http://www.oas.org/documents/spa/press/Informe-Auditoria-Bolivia-2019.pdf (дата обращения 01.12.2019).
37 Его отец, Хосе Луис Камачо Парада, был владельцем газораспределительной компании «Servicio de Gas Santa Cruz» (Sergas), которая в 2003 г. заключила эксклюзивный контракт с главой Санта-Круса на проведение газификации. Компания была национализирована правительством Моралеса.
38 В Латинской Америке важнейшим фактором политической власти выступает армия — это характерно для государств периферийного капитализма. После попытки переворота 2002 года Уго Чавесу удалось реформировать вооружённые силы и обеспечить их лояльность, которой до сих пор пользуется менее харизматичный Николас Мадуро. Моралес же упустил этот аспект.
39 Las Fuerzas Armadas sugieren a Evo Morales que renuncie para permitir la pacificación en Bolivia. BBC. 10 de noviembre de 2019. URL: https://www.bbc.com/mundo/noticias-america-latina-50365697 (дата обращения 01.12.2019).
40 Evo Morales renuncia a la presidencia de Bolivia y denuncia un golpe de Estado. BBC. 11 de noviembre de 2019. URL: https://www.bbc.com/mundo/noticias-america-latina-50370125 (дата обращения 01.12.2019).
42 Alanoca Paco J.R. Adriana Salvatierra renuncia y no se conoce quién asumirá la Presidencia de Bolivia. El deber. URL: https://eldeber.com.bo/156213_adriana-salvatierra-renuncia-y-no-se-conoce-quien-asumira-la-presidencia-de-bolivia (дата доступа 09.12.2019).
43 Renuncia de Evo Morales: la senadora Jeanine Áñez asume la presidencia de Bolivia y el expresidente la acusa de «autoproclamarse». BBC. 13 de noviembre de 2019. URL: https://www.bbc.com/mundo/noticias-america-latina-50399759 (дата обращения 09.12.2019).
44 Un importante sindicato afín toma distancia de Morales y le pide que renuncie. EFE. 10 de noviembre de 2019. URL: https://www.efe.com/efe/america/politica/un-importante-sindicato-afin-toma-distancia-de-morales-y-le-pide-que-renuncie/20000035-4107611 (дата обращения 11.01.2020).
45 Recuperar las organizaciones populares al servicio de las luchas revolucionarias. Tinta Roja. №8. Mayo 2019. URL: https://archivo.tinta-roja.com/files/original/306cac5a7df75972b19c697b7b6cac4d.pdf (дата обращения 08.01.2020).
46 Alarma en Bolivia por la impunidad para los militares que repriman las protestas. URL: https://elpais.com/internacional/2019/11/17/america/1574014107_965320.html(дата обращения 08.01.2020).
47 Alarma en Bolivia por la impunidad para los militares que repriman las protestas. URL: https://elpais.com/internacional/2019/11/17/america/1574014107_965320.html (дата обращения 08.01.2020).
48 Añez abroga polémico decreto luego de la pacificación del país. URL: https://www.paginasiete.bo/nacional/2019/11/29/anez-abroga-polemico-decreto-luego-de-la-pacificacion-del-pais-238933.html (дата обращения 08.01.2020).
49 Copa afirma que el Gobierno busca la privatización de BoA. URL: https://www.opinion.com.bo/articulo/pais/copa-afirma-gobierno-busca-privatizacion-boa/20200304104012754588.html (дата обращения 16.05.2020).
50 Bolivia rompe con Maduro y deja UNASUR y ALBA. URL: https://www.voanoticias.com/america-latina/bolivia-rompe-relaciones-diplomaticas-con-venezuela (дата обращения 17.03.2020).
51 CIDH presenta sus observaciones preliminares tras su visita a Bolivia, y urge una investigación internacional para las graves violaciones de derechos humanos ocurridas en el marco del proceso electoral desde octubre de 2019ю OEA. 10 de diciembre de 2019. URL: http://www.oas.org/es/cidh/prensa/comunicados/2019/321.asp (дата обращения 13.12.2019).
52 По уровню смертности — 6,3 человека на 10 тыс жителей — Боливия занимает второе место в регионе, а Венесуэла, в которой до сих пор действуют кубинские врачи, — восемнадцатое — 0,1 на 10 тыс.
53 John O. Luis Alberto Arce, el hombre detrás del éxito de Evo Morales. URL: https://www.wsj.com/articles/luis-alberto-arce-el-hombre-detras-del-exito-de-evo-morales-en-bolivia-1412896897?tesla=y (дата обращения 08.01.2020).
54 Resultados Elecciones Nacionales 2020”. URL: computo.oep.org.bo. (дата обращения 08.01.2020).

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: