Кубино-венесуэльское экономическое сотрудничество

Куба и Венесуэла — враги, ставшие друзьями. Во второй половине «нулевых» отношения между ними были настолько близкими, что СМИ с тревогой писали о появлении «Кубасуэлы» — конфедерации двух государств.

В основе их отношений лежали общие интересы. Они стремились, во-первых, удовлетворить общественные потребности, а во-вторых, смягчить зависимость от «акул» мирового рынка — транснациональных компаний и финансовых институтов, выкачивающих ресурсы из стран периферии.

Уго Чавес строил социальное государство, поэтому нуждался в помощи кубинских специалистов в области образования, здравоохранения и культуры. Куба, в свою очередь, нуждалась в дешёвой нефти — основном источнике энергии на Острове свободы. Страны могли взаимно удовлетворять свои потребности, поэтому сам Бог велел наладить им крепкие экономические отношения — о них мы поговорим в этой статье.

Обсудим, что у них получилось, а что — нет. Посмотрим, как социалистическая страна может сотрудничать с капиталистической страной и может ли это быть для неё полезным.

Следующие статьи мы посвятим тому, как Куба помогла Венесуэле перестроить общество, отбиться от американских разведчиков и реорганизовать армию. Не забудем и про социальную сферу, ведь именно благодаря кубинцам миллионы венесуэльцев впервые в жизни узнали, что такое бесплатная медицина и образование.

Общие принципы сотрудничества

Преобладание политических и идеологических мотивов над экономическими — характерная особенность сотрудничества Гаваны и Каракаса в экономической сфере. Основная задача альянса — удовлетворить базовые потребности общества. Поэтому отношения носят государственный и взаимодополняющий характер. 

  • государственный характер: субъектами экономических отношений являются государственные компании (при минимальном участии частного бизнеса);
  • компенсаторный характер: отношения между ними строятся на принципах взаимного дополнения, а не конкуренции.

Подписанная в октябре 2000 года «Комплексная конвенция по сотрудничеству» должна была обеспечить взаимовыгодный обмен товарами и услугами. Каракас, начиная с 2002 года, обязался поставлять на Кубу 53 тысяч баррелей нефти в день по фиксированной льготной цене в 27 долларов США за баррель. Кубинская сторона должна была оплатить половину стоимости в течение 90 дней после покупки, оставшуюся часть — в течение 25 лет с учётом стоимости транспортировки и страхования с двухгодичной отсрочкой. В ответ Гавана посылала в Венесуэлу более 13 тысяч своих специалистов, преимущественно в сфере здравоохранения, образования и спорта. Достигнутые договорённости регулировала смешанная межправительственная комиссия на уровне представителей министерства промышленности и торговли Венесуэлы и министерства иностранных инвестиций и экономического сотрудничества Кубы1.

Затем страны основали субрегиональный интеграционный проект «Боливарианская альтернатива для народов нашей Америки»2. В совместной декларации (14 декабря 2004 года) стороны заявили, что сблизились по ключевым вопросам. В частности, было сказано об усилении положения что положение боливарианцев усилилось в связи с победой У. Чавеса на референдуме о доверии президенту (15 августа 2004 года), а также на региональных выборах (31 октября 2004 года). Таким образом, «сотрудничество между Республикой Куба и Боливарианской республикой Венесуэла основывается отныне не только на принципах солидарности, но и на максимально возможном объёме обмена товарами и услугами, который в наибольшей степени будет удовлетворять социальные и экономические нужды народов»3.

Основные положения и принципы сотрудничества, а также план будущих конкретных шагов по воплощению этих принципов в жизнь, были изложены в совместной декларации. Прежде всего, стороны договорились, что сами по себе торговля и инвестиции не могут быть целями, но только инструментами устойчивого развития. Документ подчёркивал, что истинная Латиноамериканская и Карибская интеграция не может быть слепым продуктом рынка или стратегией для стимулирования региональной торговли, поэтому необходимо эффективное участие государства для регулирования и стимулирования экономической деятельности. В отличие от стандартных договоров о свободной торговле (ДСТ), дифференцированное соглашение должно было учитывать уровень развития различных стран и размеры их экономик, а также гарантировать народам, принимающим в нём участие, доступ ко всем выгодам интеграции.

Участники договорились о построении экономически полноценных отношений сотрудничества между странами и производителями, об обеспечении эффективной, рациональной и конкурентоспособной специализации. В итоге это должно обеспечить сбалансированное экономическое развитие каждой страны, направленное на решение проблемы бедности. Остальные принципы можно суммировать в следующих пунктах:

— развитие систем коммуникаций и транспорта между странами Латинской Америки и Карибского бассейна, включая автомобильные и железные дороги, морские и воздушные пути сообщения;

— обеспечение устойчивого экономического развития при помощи защиты окружающей среды и рационального использования ресурсов;

— энергетическая интеграция на региональном уровне, которая гарантирует стабильное снабжение энергоресурсами в интересах Латиноамериканских и Карибских стран;

— продвижение национальных инвестиций и капиталов в Латинской Америке и странах Карибского бассейна с целью уменьшения зависимости от иностранных инвесторов;

— защита норм интеллектуальной собственности от транснациональных компаний4.

Куба отменила пошлины  в отношении всех товаров, импортируемых из Венесуэлы, освободила от уплаты налогов на прибыль все государственные инвестиции, совместные организации и предприятия с частным венесуэльским капиталом (на период окупаемости инвестиций). Импорт товаров и услуг с Кубы мог оплачиваться венесуэльскими товарами5.

Венесуэла отменила таможенные тарифы на все товары, импортируемые с Кубы, а также обещала Кубе передачу собственных технологий в энергетике, стипендии для обучения студентов по этому направлению. У. Чавес обязался финансировать производственные кубинские проекты и проекты, связанные с развитием инфраструктуры: в энергетике, электропромышленности, дорожном строительстве, развитии портовых сооружений, водопровода и канализации, в сфере агропромышленности и услуг. Такие идеальные условия двустороннего партнёрства должны были продемонстрировать остальным латиноамериканским государствам все положительные стороны альтернативного пути развития региональной интеграции6. Действительно, декларируемые экономические условия были близки к идеальным. Какую оценку можно дать данному договору? Обоюдная отмена таможенных пошлин в отношении товаров и инвестиций стран-партнёров говорит о высоком уровне доверия между ними. Отношения строились на основе равенства и взаимного уважения, все меры носили двусторонний характер. В этом принципиальное отличие соглашения от договоров о свободной торговле, навязываемых государствам ранее. Отказ от использования доллара во взаимных расчётах, возможность бартерного обмена товаров на услуги создали благоприятные условия во внешней торговле. Куба, испытывающая хроническую нехватку международной валюты в связи с санкциями США, получила возможность осуществлять внешнюю торговлю с Венесуэлой, не испытывая потребности в увеличении своих валютных запасов. Договор задал рамки и тон двусторонним экономическим отношениям, в соответствии с которыми осуществлялась вся дальнейшая совместная экономическая деятельность.

По итогам достигнутых соглашений в рамках альянса был создан ряд «крупнонациональных» компаний, охватывающих различные секторы экономики. В него вошли металлургическая компания, кубинский проект постройки дешёвого жилья для беднейших слоев Венесуэлы (Petrocasa), совместный проект по развитию сельского хозяйства в Сьенфуэгосе (Куба), создание железнодорожной сети. Помимо этого, стороны заключили соглашения по развитию туризма, воздушного и морского сообщения. Также среди инфраструктурных проектов значилось создание международного аэропорта на территории государства Сент – Винсент и Гренадины. Наиболее важным событием стало создание в 2005 году организации Петрокарибе, которая позволяет ряду карибских государств покупать венесуэльскую нефть по ценам ниже рынка.

Нефть

По информации венесуэльского политолога Карлоса Ромеро, начиная с 2005 года ежедневные объёмы нефти, поставляемой на Кубу, составляли 153 тысяч баррелей, из них 98 тысяч поставлялось в рамках двустороннего соглашения, а 55 тысяч  — в рамках Петрокарибе. Такое количество нефти на 90% покрывало ежедневную потребность Кубы в 170 тысячах. баррелей7. Общее количество поставляемой нефти позволяло Гаване не только полностью удовлетворить внутренний спрос, но и пополнять валютные запасы за счёт реэкспорта. В рамках сотрудничества в нефтяной сфере проводилась модернизация нефтяного комплекса Кубы. При финансовой поддержке венесуэльской стороны был запущен нефтеперерабатывающий завод в Сьенфуэгосе. Примечательно, что предприятие было построено в 1991 году при участии советских специалистов, однако, успело проработать только 4 года, после чего было законсервировано. Завод был вновь пущен в эксплуатацию в 2007 году и перерабатывал около 5 млн тонн нефти в год. Для обеспечения бесперебойных поставок сырья был введён в строй нефтепровод «Дружба», соединяющий северную и южную части острова. Основным действующим лицом выступил государственный кубино-венесуэльский тандем нефтяных компаний. Также была осуществлена реконструкция кубинских портов, для обеспечения захода нефтеналивных танкеров большой емкости (до 150 тысяч тонн)8. В 2017 году кубинцы получили в полную собственность нефтеперерабатывающий завод в Сьенфуэгосе, в счёт списания венесуэльских долгов9.

Стоит отметить геологоразведку на шельфе прибрежной зоны Мексиканского залива, в которой участвовали различные нефтяные кампании, в том числе PDVSA. Подобные работы в случае успеха могли бы позволить Гаване избавиться от нефтяной зависимости, а также заниматься поставками нефти на внешние рынки, так как по различным оценкам, разведанные запасы нефти на шельфе составляют от 4,5 до 20 млрд баррелей10. Однако эти инициативы столкнулись с объективными трудностями, связанными с тем, что ни Куба, ни Венесуэла не обладают необходимыми научно-техническими ресурсами для разработки месторождений в мексиканском заливе. Привлечение же иностранных инвесторов также под вопросом, так как в состав подавляющей части нефтедобывающего оборудования входит более 10% американских комплектующих, а значит, его использование де-факто подпадает под эмбарго. Ещё одним препятствием является стремление нефтяных компаний инвестировать в проекты с быстрой окупаемостью (в связи с экономическим кризисом). Кубинский проект, напротив, направлен на долгосрочную перспективу и поэтому не является привлекательным с точки зрения рентабельности. Кроме того, в случае успешной реализации проекта кубинцы рискуют основным источником валютных поступлений — туризмом, так как интенсивная нефтедобыча может привести к загрязнению прибрежной зоны нефтепродуктами.

Электроэнергетика

Помимо нефтяного сектора, в качестве любопытного примера энергетического сотрудничества Каракаса и Гаваны можно рассматривать попытку решения проблемы нехватки электроэнергии в Венесуэле. Эта проблема вызвана тем, что около 75% её электроэнергии приходится на гидроэлектростанции. Во время засух их мощность резко падает, поэтому страна находится в постоянной зависимости от полноводности рек. В тоже время у жителей «барриос»11 и сельской округи вообще нет электричества, так как нет линий электропередач.

Для решения этой проблемы в 2005 году был запущен совместный проект «Sembrando Luz» («Распространяя Свет»), в котором предпочтение было отдано небольшим (мощностью около 300 ватт) электростанциям на солнечной энергии. Данная инициатива предполагала два этапа. На первом предусматривалась установка электростанций в местах общего пользования (школы, больницы и пр.), на втором — во всех жилых домах12. Помимо традиционного использования полученного электричества в бытовых и осветительных приборах, электроэнергия применяется для подключения специальных водоочистительных систем. Таким образом, параллельно решается задача обеспечения сельских жителей чистой питьевой водой. За 10 лет существования проекта было установлено более 3,5 тысяч электростанций, обслуживающих около 300 тысяч венесуэльцев13. По неофициальным данным, в связи с негативной экономической обстановкой в стране, по состоянию на 2018 год около 70% станций не работают, так как министерство энергетики Венесуэлы прекратило их финансирование14, таким образом произошёл фактический отказ от программы15.

Металлургия

Ещё одной сферой сотрудничества, в которой Куба обладает серьёзным опытом, является металлургия. По запасам никеля страна занимает второе место в мире. Необходимые технологии обработки были получены во времена сотрудничества с СССР, тогда на острове было налажено производство этого металла и его сплавов. 

В 2007 году стороны создали совместную компанию Ferroniquel S.A., которая должна была создать единый комплекс по добыче и переработке кубинского никеля. Проект предусматривал постройку сталеплавильного завода в Венесуэле стоимостью в 700 млн долларов и восстановление завода по добыче никелевой руды на Кубе, стоимостью 600 млн долларов. Этот завод был заложен советскими специалистами в провинции Ольгин, но так и не был пущен в эксплуатацию. Предположительная мощность завода должна была составить 68 тысяч тонн ферроникеля в год. Планировалось, что он войдёт в эксплуатацию в начале 2014 года16. Однако, в связи с падением цен на никель на мировых рынках, стороны были вынуждены приостановить проект. По состоянию на 2019 год завод всё ещё не работал, что было связано как с упомянутой негативной ценовой конъюнктурой, так и с замедлением темпов роста одного из главных инвесторов — Китая17.

Развитие информационных технологий — ещё одно из приоритетных направлений кооперации. В связи с санкциями США, Куба испытывала серьёзные проблемы с доступом к современным цифровым технологиям. Выход в интернет осуществлялся исключительно посредством китайских спутников, что ограничивало пропускную способность канала и вынуждало кубинское правительство распределять трафик между государственными учреждениями. В 2009 году стороны запустили совместный проект ALBA-1 по прокладке оптоволоконного кабеля из Венесуэлы на Кубу по морскому дну. Стоимость проекта оценивалась в 70 млн долларов, длина кабеля составила 1860 км. Спустя два года кабель был успешно протянут до берегов Кубы. По сообщению газеты Granma, «сам по себе запуск кабеля в эксплуатацию не означает мгновенного увеличения количества интернет-пользователей, для этого необходимо инвестировать средства в развитие сетевой инфраструктуры острова. Приоритет в использовании кабеля будет оставаться за социальными службами и государственными учреждениями»18. В 2013 году система заработала в полную силу, ещё шесть лет понадобилось для создания необходимой инфраструктуры. В 2019 году, беспроводной интернет формата 3G стал наконец доступен для всех кубинцев. Хотя услуга по-прежнему остаётся относительно дорогой, месячный доступ к сети обходится в 45 долларов19.

В целях обеспечения устойчивого роста пищевой промышленности, были запущены совместные проекты в сельском хозяйстве, а также рыболовстве. Основная задача, которую ставили перед собой руководители государств, — это решить продовольственную проблему, избавиться или значительно сократить импорт продовольственных продуктов. В 2008 году была создана совместная рыболовная компания «PescALBA», для чего стороны объединили существующие рыболовные флоты в единую организацию. В связи с тем, что ни одна из стран не имеет технических и финансовых возможностей производить рыболовные суда большого водоизмещения, новые рыболовецкие корабли были заказаны в Китае. Выловленная рыба распространяется посредством сети магазинов «Mercal» для малоимущих граждан. По состоянию на 2019 год компания продолжает работать, хотя имеются определённые трудности. В частности, о неблагоприятной финансовой ситуации свидетельствуют планы венесуэльской стороны продать свою часть акций частным фирмам20. Кроме того, работники предприятия неоднократно выступали против задержки заработной платы и плохих условий труда21.

Выводы

Обобщим развитие экономических отношений и обратимся к торговому обороту между странами. Если рассматривать его в динамике, то видно, что он достаточно быстро рос, вплоть до кризиса 2013 года. Согласно ежегодным отчётам министерства статистики Республики Куба, с 2003 по 2012 годы товарооборот увеличился в 10 раз, с 800 млн до 8 млрд долларов в год22. В настоящее время, напротив, наблюдается негативная динамика экономического сотрудничества. Так, в 2018 году торговый оборот уменьшился примерно в 3 раза по сравнению с 2012 годом. Продолжающийся спад связан с несколькими факторами. Прежде всего, с состоянием мировой экономики в целом, и тем местом, которое занимает Венесуэла в международной системе разделения труда. Мы видим, что за Боливарианской республикой закреплена роль поставщика энергоресурсов, на которые приходится подавляющая часть экспорта23. Экономический кризис 2008-2009 годов, после которого мировая экономика так и не вышла на докризисные темпы роста, привёл в 2013-2014 годах к падению цен на основной экспортируемый товар и лишил Венесуэлу существенной части дохода. В связи с этим, способность последней выполнять свои обязательства по поставкам нефти резко сократилась. Так, по данным отечественного экономиста В.Л. Семёнова, в 2014 году объём поставленной нефти составил 78,3% от величины, зафиксированной в договоре (129 тысяч баррелейсутки), а в 2015 году — только 65%. В 2015 году на 20% снизились поставки нефти на Кубу24. О попытках найти замену говорит появившаяся в 2016 году информация о том, что официальный Каракас потратил около 440 млн долларов для закупок российской нефти, предназначенной для Кубы25.

Однако кубинский экономист Кармело Меса-Лаго, считает, что ни Россия, ни Китай, не в состоянии заменить Венесуэлу, в качестве альтернативного поставщика энергоресурсов26.

Учитывая, что Венесуэла остаётся главным торговым партнёром Гаваны (её доля в суммарном торговом обороте Кубы в 2017 году составила около 17%, в то время как доля Кубы в торговом обороте Венесуэлы — всего 4%27), падение национальных доходов Боливарианской республики ставит под угрозу дальнейшее расширение экономической интеграции. Не спасает ситуацию и экспорт кубинских услуг, ежегодная стоимость которого (по данным того же К. Меса-Лаго) равна 4,7 млрд евро, или 6,5 млрд долларов США, что в значительной мере компенсирует торговый дисбаланс.

Источник: Anuario Estadístico de Cuba 2014. Cuentas Nacionales. Edición 2015 ONEI; Anuario Estadístico de Cuba 2018. Cuentas Nacionales. Edición 2019 ONEI.

Источник: построено по данным Anuario Estadístico de Cuba 2014. Cuentas Nacionales. Edición 2015. ONEI; Anuario Estadístico de Cuba 2018. Cuentas Nacionales. Edición 2019 ONEI.

На первый взгляд может сложиться впечатление, что венесуэльское правительство расплачивается с кубинцами энергоресурсами взамен на политическую поддержку. В частности, упомянутый ранее Э. Янес, считает, что без экономической поддержки Каракаса кубинский режим мгновенно рухнет. По его мнению, оплата полученной нефти путём оказания венесуэльцам помощи работниками носит неэквивалентный характер и направлена на субсидирование кубинской экономики[1]. Следует сказать, что такая точка зрения, которую разделяют многие исследователи, является отчасти справедливой, что подтверждается фактами нашего исследования. В тоже время нельзя полностью согласиться с абсолютизацией этого фактора в двусторонних отношениях. Так, самый тяжёлый период своего существования Куба, под руководством Ф. Кастро, переживала в годы политической изоляции в латиноамериканском регионе и, как показала практика, сумела справиться и с внутренними, и с внешними вызовами, не допустив глобальных потрясений, наподобие смены модели общественного развития. Факты говорят о жизнеспособности режима и без существенного вливания нефтяных ресурсов извне. Также сторонники такой концепции зачастую игнорируют массовую поддержку боливарианского правительства со стороны наименее обеспеченных слоёв, что было особенно заметно в период высоких нефтяных цен. Следует сказать, что после победы чавистов на выборах 1998 года, общество неоднократно выказывало своё одобрение проводимой экономической и социальной политикой, как на референдумах за введение новой конституции, так и во время всех последующих предвыборных кампаний, вплоть до победы Чавеса на президентских выборах 2012 года и его преемника Н. Мадуро в апреле 2013 года. В конце концов, именно эта поддержка является существенным внутренним фактором прочности режима.

По-нашему мнению, проблема в том, что эти и другие, во-многом справедливые, критические замечания ряда авторов, не принимают во внимание специфику социально-ориентированной модели сотрудничества, зачастую лежащую вне рыночных рамок, оперирующих такими понятиями как выгода, прибыль или издержки. Акторами в подобной модели выступают не отдельные частные компании (национальные и транснациональные), а правительства, проводящие политику в интересах тех социальных групп, которые оказывают им поддержку. Целью кубино-венесуэльского экономического сотрудничества являлось создание интегрированной экономической зоны, максимально независимой от транснациональных сил. Такое понимание происходящих событий и явлений способствует более целостному восприятию самой сути взаимодействия в экономической сфере, как борьбы с феноменом «зависимости».

Рассмотрев, в частности, энергетическую сферу, мы увидели, что стороны ставили задачу по обеспечению энергетической безопасности, поэтому основные усилия долгое время были направлены на совместную разработку нефтяных месторождений на шельфе мексиканского залива, а также создании предприятий по переработке нефти. Несомненно, что в случае успешной реализации проекта, Куба могла бы получить независимый источник энергоресурсов, а выгоду получили бы обе стороны. Аналогичную картину можно наблюдать и в других отраслях экономики, например, в металлургии. Как мы писали ранее, венесуэльские государственные металлургические компании активно сотрудничали с кубинскими, перенимая опыт и технологии своих зарубежных коллег. Были созданы совместные предприятия с равными долями участия, руководство которых состоит из представителей кубинской и венесуэльской сторон. На таких принципах построены все межнациональные корпорации, созданные в рамках интеграционного проекта ALBA. К сожалению, катастрофическая ситуация на сырьевых рынках «поставила крест» на перспективах этих проектов, что, однако, не отменяет их значимости. Именно в ходе подобных инициатив, «обкатываются» перспективные методы взаимодействия между странами, народами и государствами.

Если нашёл ошибку, выдели кусок текста и жми Ctrl+Enter.

Сноски

Сноски
1 Texto del Convenio Integral de Cooperación Venezuela – Cuba. Available at: http://www.cubadebate.cu/especiales/2010/11/07/convenio-integral-de-cooperacion-venezuela-cuba/#.Vh0JL-yR8qs (accessed 01.12.2020).
2 В 2009 году проект получил новое название «Боливарианский альянс для народов нашей Америки — Торговый договор народов» (Alianza Bolivariana para los Pueblos de Nuestra América — Tratado de Comercio de los Pueblos, ALBA-TCP).
3 ALBA-TCP, Building an Inter-Polar World, 2004–2010 summits. Available at: http://alba-tcp.org/en/contenido/publications (accessed 01.12.2020).
4 Ibidem.
5 Пискун И. П. Куба в интеграционных процессах Латинской Америки в начале XXI века // Латинская Америка. – Москва, 2011. – №9. – С. 76.
6 Там же
7 Romero. Сarlos. South-South cooperation between Venezuela and Cuba. Available at: http://www.realityofaid.org/userfiles/roareports/roareport_e48ca78931.pdf (accessed 01.12.2020).
8 Швец Е. А. Россия и Куба: взаимодействия в области энергетики [электронный ресурс]. Режим доступа:http://analyticsmz.ru/?p=609 (дата обращения: 15.03.2020).
9 Marsh, Sarah. Cuba takes over Venezuela stake in refinery joint venture Available at: https://www.reuters.com/article/cuba-venezuela/cuba-takes-over-venezuela-stake-in-refinery-joint-venture-idUSL8N1OE79H (accessed 06.12.2020).
10 Cuba says it has found giant oil field, US doesn’t care. Available at: https://www.telegraph.co.uk/finance/newsbysector/energy/oilandgas/11588089/Cuba-says-it-has-found-giant-oil-field-US-doesnt-care.html (accessed 06.12.2020).
11 «Барриос»-венесуэльские городские трущобы, аналог бразильских фавелл. После открытия нефти в 1920-х гг. и переориентации экономики страны на нефтедобычу, собственное промышленное производство и сельское хозяйство перестало быть рентабельным. В поисках заработков миллионы жителей сельских районов перебрались на постоянное жительство в города. Из-за отсутствия жилья им приходится строить примитивные дома своими силами, на землях им не принадлежащих. Со временем такие районы увеличивались. В барриос как правило отсутствуют самые необходимые удобства (водопровод, электричество и т.п. )
12 Suggett, James. «Sowing Light» Part 1: Bringing Solar Power to Rural Venezuela. Available at: http://venezuelanalysis.com/analysis/5598 (accessed 15.03.2020).
13 Renewable Energy Policy Brief Venezuela. Available at: http://www.irena.org/DocumentDownloads/Publications/IRENA_RE_Latin_America_Policies_2015_Country_Venezuela.pdf (accessed 01.12.2020).
14 López-González, Alejandro. Ministerio de energía eléctrica abandonó sistemas eléctricos rurales del país desde el año 2013 (dossier). Available at: https://www.lamosca.com.ve/secciones/opinion/1529-ministerio-de-energia-electrica-abandono-sistemas-electricos-rurales-del-pais-desde-el-ano-2013-dossier.html (accessed 01.12.2020).
15 El abandono de los proyectos de energías renovables en Venezuela. Available at: https://www.evwind.com/2016/07/29/el-abandono-de-los-proyectos-de-energias-renovables-en-venezuela/ (accessed 01.12.2020).
16 Recent Trends in Cuba’s Mining and Petroleum Industries. Available at: http://pubs.usgs.gov/fs/2015/3032/pdf/fs2015-3032.pdf (accessed 01.12.2020).
17 Conoce la empresa mixta cubano-venezolana que se proyectó para operar en un yacimiento de níquel próximo a agotarse. Available at: https://venezuelaaldia.com/2019/03/03/conoce-la-empresa-mixta-cubano-venezolana-que-se-proyecto-para-operar-en-un-yacimiento-de-niquel-proximo-a-agotarse/ (accessed 01.12.2020).
18 Comienzan pruebas para el tráfico de Internet por el cable submarino ALBA-1. Available at: http://www.granma.cu/granmad/2013/01/24/nacional/artic04.html (accessed 01.12.2020).
19 Madory, Doug. Cuba’s New 3G Service, Six Years After ALBA-1. Available at: https://dyn.com/blog/cubas-new-3g-service-six-years-after-alba-1/ (accessed 01.12.2020).
20 Koerner, Lucas. Workers Protest Alleged Privatization of Venezuelan State Fishing Company. Available at: https://venezuelanalysis.com/news/12706 (accessed 01.12.2020).
21 Protestan trabajadores de Pescalba. Available at: https://venezueladepie.com/protestan-trabajadores-de-pescalba/ (accessed 01.12.2020).
22 Anuario Estadístico de Cuba 2008. Cuentas Nacionales. Edición 2009. ONEI. Anuario Estadístico de Cuba 2015. Cuentas Nacionales. Edición 2016. ONEI.
23 Структура венесуэльского экспорта и импорта по данным OEC (The Observatory of Economic Complexity). – Available at: https://oec.world/ru/profile/country/ven/ (accessed 04.02.2020).
24 Семенов В.Л. Финал «боливарианского проекта»? // Латинская Америка. – Москва, 2017. – №1 – С. 42.
25 http://www.el-nacional.com/noticias/economia/venezuela-compra-petroleo-para-cuba_235337
26 Mesa-Lago, Carmelo. Cuba vivirá una grave crisis si termina la ayuda venezolana. Available at: http://internacional.elpais.com/internacional/2015/12/09/actualidad/1449693038_285796.html (accessed 04.02.2020).
27 Подсчитано автором по Anuario Estadístico de Cuba 2018. Cuentas Nacionales. Edición 2019. ONEI. The observatory of economic complexity. Venezuela. Available at: https://oec.world/es/profile/country/ven/#Exportaciones (accessed 04.02.2020).

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: