Боливарианский альянс: социалистическая интеграция на периферии глобального капитализма

Мировой ВВП стагнирует, социально-экономическое неравенство растёт, а протесты охватывают всё больше стран. Перед нами — кризис неолиберальной экономики. Её противоречия по-особому проявляются на периферии — в странах Латинской Америки. В них проблемы зависимости и социальной исключённости приняли системный характер. При этом практика показала, что их нельзя решить, вступая в традиционные экономические объединения.

Отличилась только одна организация — «Боливарианская Альтернатива для народов наших Америк». Она была создана в 2004 году по инициативе Кубы и Венесуэлы и с тех пор бросает вызов мировому капитализму.

Мы изучили, как возникла «Альтернатива», какую идеологию отстаивает, как выглядит изнутри и чем она занимается. Мы думаем, что она добивается немалых успехов, потому что строит работу на плане, а терпит неудачи, потому что не выходит за рамки социально-ориентированного капитализма. Именно его придерживаются все члены альянса, за исключением Кубы. 

Будущее «Альтернативы» зависит от того, смогут ли её члены преодолеть противоречия периферийного положения и встать на путь социализма. Сегодня, когда неолиберализм бьётся в конвульсиях, это как никогда актуально.

Левый поворот и альтернативная интеграция

В начале 1990-х годов страны Латинской Америки активно встраивались в неолиберальную систему, приватизировали государственные предприятия и открывали рынки для ТНК. Пиком этого процесса должен был стать американский интеграционный проект «Зона свободной торговли Америк» (Area de Libre Comercio de las Americas, ALCA). По сути, все страны региона должны были дать американскому капиталу свободный доступ к своим ресурсам и рабочей силе. По справедливому выражению Фиделя Кастро, этот проект превращал Латинскую Америку в частную собственность американских ТНК1.

Единственным исключением из правила стала Куба. Когда рухнул соцблок и кубинцам пришлось встраиваться в рыночную систему, правительство не пошло по пути неолиберальных реформ — оно не отдало экономику на откуп рынку и ТНК. Коммунистическая партия и правительство нашли компромиссный вариант: экспортоориентированным сектором стал туризм, появились некоторые элементы рынка, но командные высоты в экономике — наиболее важные предприятия, транспорт, торговля, финансы — остались в полной государственной собственности. Поэтому кубинцы смогли направлять доходы, полученные от иностранных инвестиций, на решение внутренних проблем. В итоге, несмотря на тяжёлое положение, государство отстояло относительную экономическую независимость и способность производить необходимые для населения блага самостоятельно2.Неудивительно, что во время кризиса неолиберальной системы в конце 1990-х годов, когда латиноамериканцы требовали обеспечить минимальные условия для выживания, Куба стала примером для прогрессивных сил в регионе.

Эти силы приходили к власти в ходе «Левого поворота» — общественного ответа на кризис неолиберальной политики. Леворадикальные правительства Венесуэлы, Боливии, Никарагуа и Эквадора адаптировали некоторые элементы кубинской социально-экономической и политической модели. Они национализировали предприятия наиболее важных отраслей производства и перераспределяли прибыль на решение социальных проблем; формировали массовые партии и вовлекали людей в экономические и политические процессы: создавали коммуны и социальные комитеты.

Эти меры позволили частично решить социально-экономические проблемы, которые не могли решить неолиберальные правительства: высокий уровень неравенства, отсутствие доступного образования и здравоохранения, бедность и нищета. На волне успеха лидеры Кубы и Венесуэлы — Ф. Кастро и У. Чавес решили объединить наиболее прогрессивные государства и создать организацию, которая позволила бы преодолеть проблему зависимости и социальной исключённости. Чтобы этого добиться, надо было сконцентрировать ресурсы в руках государства и направить их на создание необходимых благ, а также создать систему управления совместным хозяйством. Планы воплотил проект альтернативной интеграции «Боливарианский альянс для народов нашей Америки» (Alianza Bolivariana para los Pueblos de Nuestra America, АLBA).

Структура Боливарианского альянса

В 2004 году Ф. Кастро и У. Чавес подписали соглашение о создании АЛБА. Позже к интеграционному объединению присоединились Боливия, Никарагуа, Эквадор, Суринам, а также несколько карибских государств3. Сильной стороной АЛБА была обеспеченность ресурсами: первое место в мире по запасам нефти, более 50% мировых запасов лития, девятое место в мире по запасам природного газа4.

Когда создавали АЛБА, только у Кубы был опыт участия в социалистических интеграционных организациях: ещё в 1972 году она присоединилась к Совету Экономической Взаимопомощи (СЭВ)5. Поэтому она играла ключевую роль в разработке структуры объединения, которая является творческой адаптацией опыта СЭВ в новых исторических условиях. По-видимому, с этим связано то, что наиболее важные документы, касающиеся устройства АЛБА, принимали на кубинских саммитах. В 2004 году прошёл учредительный саммит, а в 2009 году — встреча глав государств, закрепившая институциональные основы альянса.

Ниже представлена организационная структура объединения.

Совет президентов руководит организацией. Он определяет основные цели и задачи — выявляет проблемы и способы их решения. Реализует цели «коллегиальное правительство» АЛБА, которое состоит из нескольких советов.

Совет президентов собирается раз в три года или по мере необходимости. Его прообразом стал высший орган СЭВ — Сессия Совета, который также состоял из глав правительств и решал наиболее важные вопросы. Однако Сессия совета собиралась чаще — каждый год. Вероятно, это связано с тем, что в странах-участниках АЛБА государство не играет такой весомой роли в управлении экономикой, как в странах СЭВ.

В перерывах между сессиями Совета президентов работает Политический совет, который состоит из министров иностранных дел. Он собирается каждые три месяца, готовит повестку для саммитов Совета президентов и руководит политической комиссией и исполнительным комитетом. Последние контролируют деятельность Социального и Экономического советов. 

Центральное место занимает Социальный совет, в который входят министры образования, здравоохранения, культуры и пр. Социальный совет руководит производством бесплатных общественных благ: медициной, образованием, спортом, культурой. Он создаёт и контролирует работу совместных программ, учреждений и предприятий в этой области. Именно он реализовал знаменитую программу по ликвидации неграмотности «Да, я могу!» и программу бесплатного лечения глазных болезней «Операция Чудо», которые охватили несколько миллионов человек в Венесуэле, Боливии, Никарагуа, Эквадоре и других участниках альянса6.

Экономический совет состоит из министров промышленности, экономики, финансов и торговли. Можно сказать, это своеобразный орган планирования, который определяет цели и задачи экономического развития, исходя из общих интересов. Совет управляет совместными предприятиями и проектами, например Банком АЛБА, финансовой системой СУКРЕ (Sistema Unitario de Compensación Regional, SUCRE), Зоной справедливой торговли ALBA–ТСР и другими. 

Помимо указанных выше советов, существует Совет социальных движений, в который входят лидеры общественных организаций, этнических, демографических, территориальных и профессиональных групп (например, Движение безземельных сельских трудящихся (Movimiento de los Trabajadores Rurales Sin Tierra, MST)7. Его задача — организовать связи между центральными органами власти и гражданским обществом.

Органы управления АЛБА действуют в рамках подписанного в 2009 году Торгового договора народов (ТДН). Этот договор заложил основы так называемой «Зоны честной торговли» (Zona de Comercio Justo). Она создана, чтобы защищать интересы национальных компаний, прежде всего — государственных. Если договоры о свободной торговле (ДСТ) позволяют ТНК эксплуатировать наёмных работников наиболее эффективным образом и направлены на дерегулирование и приватизацию, то ТДН передаёт социальному государству руководящую роль в экономике. Например, он позволяет правительству национализировать частные предприятия, если они вредят общественным интересам, занимаются картелизацией, спекуляцией и ростовщичеством8.

Ещё одно отличие ТДН от ДСТ — учёт экономических особенностей каждой страны. Если свободная торговля устанавливает единую тарифную политику, то участники ТДН могут защищать развивающиеся отрасли производства с помощью пошлин: для одних товаров они полностью отменяются, а для других, наоборот, увеличиваются. Это сделано для того, чтобы отмена тарифных барьеров не разоряла социально значимые предприятия в ходе конкуренции, а развивала взаимодополняемость экономик9.

Чтобы избавиться от зависимости, договор предлагает развивать национальное производство, ориентированное на внутренний рынок. При этом государство должно импортировать только те товары, которые не может произвести самостоятельно. А экспортировать только ту продукцию, спрос на которую на национальном рынке уже удовлетворен. С этой же целью договор предлагает использовать государственные закупки как инструмент планирования, развития и продвижения национального производства10.

Таким образом, участники объединения отказываются от принципа «экспортируй или умри, характерного для стран периферии»11.

Договор подчеркивает: отношения между иностранными инвесторами и государством не должны основываться на отношениях работодателя и наемного работника — инвестор не диктует, а принимает условия соглашения. В отличие от соглашений о свободной торговле, которые дают преимущества и гарантия транснациональным компаниям, ТДН обязует иностранных инвесторов подчиняться нормам национального права и реинвестировать прибыль в национальное производство12

Ещё один важный принцип соглашения — экономическое развитие должно решать общественные проблемы. Поэтому либерализация инвестиций и торговли — это не цель соглашения, а средство достижения социальных целей. Частные инвестиции не затрагивают предприятия социальной сферы: если возникает противоречие между защитой прав интеллектуальной собственности и социальными правами, решение принимается в пользу социальных прав. Государство вправе отказать собственнику в защите интеллектуальных прав на лекарство, если производство этого лекарства жизненно необходимо13.

Крупнонациональные компании — альтернатива ТНК

В теории АЛБА должна была работать так: Совет президентов выявляет стратегические потребности стран — в энергоресурсах, образовании, здравоохранении — и, чтобы их удовлетворить, создаёт так называемые «Крупнонациональные проекты» (Proyectos Grannacionales, PGN). Этими проектами управляют соответствующие советы, которые создают совместные государственные «Крупнонациональные компании» (Empresas Granancionales, EGN)14. Например, за «АЛБА-образование» отвечает социальный совет, а за «АЛБА-еда» — экономический и т.п.15 Крупнонациональная компания состоит из «Смешанных социалистических предприятий» (Empresa Mixta Socialista del ALBA, EMSA)16, которые являются собственностью двух или более государств. Предприятиями руководит совместная комиссия из членов правительства.

В отличие от ТНК17, в которой дочерние предприятия являются частной собственностью материнской компании, дочерние предприятия крупнонациональной компании находятся в совместной государственной собственности. При этом контрольный пакет принадлежит государству, на чьей территории располагается предприятие.

Модель юридической структуры крупнонациональной компании

Так решаются две задачи: во-первых, гарантия права собственника основывается на нормах национального права, а во-вторых, решения принимаются в интересах всего блока, так как контрольный пакет не дает преимуществ при принятии управленческих решений. Таким образом, де-факто предприятие находится в общественной собственности участников АЛБА. Эти юридические особенности проявляются и при распределении готовой продукции. Её основная часть поступает на внутренние рынки, а излишки — экспортируются.

При этом крупнонациональные компании сотрудничают с малыми и средними предприятиями различных форм собственности, а также оказывают им финансовую и техническую помощь. Таким образом, мы опять встречаем элементы государственного планирования, но не в директивной, а в индикативной форме18.

Для наглядного примера, как работают АЛБА и все упомянутые органы, расскажем, как они решали продовольственную проблему во время кризиса 2007-2008 годов. Тогда резко выросли цены на продукты питания, и по инициативе У. Чавеса был созван Экстраординарный совет президентов, который создал продовольственный фонд в размере 100 млн долл. В 2009 году на средства фонда экономический совет создал крупнонациональную компанию «АЛБА-еда», состоявшую из нескольких совместных социалистических предприятий, например в Венесуэле действовало агропредприятие по выращиванию риса. Кроме того, Куба и Венесуэла создали совместную рыболовную компанию PescALBA. Её продукция поступала в сеть венесуэльских государственных магазинов Mercal по ценам ниже рыночных19.

«Новая финансовая архитектура»

Этот же кризис вынудил искать внутренние источники финансирования для реализации крупномасштабных проектов. Учитывая благоприятную ценовую конъюнктуру на основные экспортируемые товары (период 2003-2013 годов), это можно было сделать за счет сверхприбылей государственных компаний, которые накапливались в виде валютных резервов. Однако не было нужных институтов и организаций, которые позволили бы аккумулировать эти средства и направить их на финансирование крупнонациональных проектов. 

Из-за экспортоориентированного производства, особенно усилившегося в период неолиберальных реформ, региональные финансовые институты и рынки не развивались. В результате происходил отток сбережений, так как покупка государственных облигаций развитых стран, а также вклады в иностранных банках были наиболее рентабельным и надежным способом вложения государственных средств. 

Возникала парадоксальная ситуация: проценты по займам от МВФ зачастую были выше, чем проценты от вкладов и облигаций, а значит, капитал «перекачивался» в экономики развитых стран и не вкладывался в развитие национальных экономик. Эту проблему должны были решить национальные финансовые институты, совокупность которых получила название «Новая региональная финансовая архитектура» (Nueva Arquitectura Financiera Regional (NARF)20.

Центральным элементом системы стал Банк АЛБА, который был создан Советом президентов в 2008 году, чтобы продвигать устойчивое экономическое и социальное развитие. Уставной капитал организации на момент создания составил 1 млрд долл. с возможностью двукратного увеличения за счёт международных резервов участников21.

Организационная структура банка соответствует принципам крупнонациональной компании. Его центральным органом является Совет, объединяющий министров экономики и финансов, а также глав центральных банков. Совет заседает регулярно — каждые три месяца. В перерывах между заседаниями оперативное управление банком возложено на исполнительный совет под руководством генерального директора. В 2021 году членами банка были Боливия, Венесуэла, Куба, Никарагуа, Сент-Винсент и Гренадины и Доминиканская Республика22.

Процедура финансирования банком крупнонациональных компаний сочетает рыночные и плановые механизмы. К первым относится принцип рентабельности. Банк кредитует EGN на условиях возвратности и оплаты процентов, поэтому руководство предприятия не может рассчитывать на безграничную государственную помощь. Если расходы долгое время превышают доходы, то компанию закрывают или реформируют. Этот механизм страхует от злоупотребления государственным кредитом, повышает экономическую ответственность и мотивирует повышать эффективность. При распределении прибыли работают плановые принципы: все средства вкладываются в развитие существующих и открытие новых крупнонациональных проектов и компаний. Этот механизм позволяет избежать проблем с оттоком капитала: вместо вывода средств происходит их реинвестирование в национальную экономику, несмотря на то что это может идти вразрез с желанием администрации получить максимальную прибыль.

Также банк контролирует фонды, которые предоставляют невозвратные ссуды, что позволяет перераспределять средства из рентабельных отраслей с высокой нормой прибыли в нерентабельные, но необходимые, например в производство общественных благ: продуктов питания, образования, здравоохранения, культуры. В 2013 году банк взял под контроль фонды энергетического проекта Petrocaribe, речь о котором пойдёт дальше.

Помимо финансирования государственных компаний, банк также работает с малым и средним бизнесом, если его деятельность не противоречит принципам АЛБА. Он выделяет средства коммунам в Венесуэле или компаниями, которые торгуют в рамках блока 23. Ниже в таблице 324представлено портфолио банка за 2009 год.

Если создание собственного банка должно было решить проблему нехватки и оттока капиталов, то Система взаимных расчетов Сукре (Sistema Unitario de Compensación Regional de Pagos, SUCRE) помогала преодолеть зависимость от доллара во внутренних расчетах, поскольку недостаток валюты обострился в условиях мирового финансового кризиса. 

Принцип работы системы напоминает финансовую систему СЭВ, основанную на переводных и клиринговых рублях. Куба обладает богатым опытом работы с клирингом. Вплоть до 1991 года она торговала с СССР и другими участниками СЭВ. По-видимому, и в данном случае, решая проблему с нехваткой ликвидности, опирались на опыт Гаваны25

Особенность системы в том, что Сукре — это виртуальная валюта. Когда страны совершают сделку, её регистрируют центральные банки. После чего информация о сделке поступает в клиринговую палату, которая списывает средства со счёта одного контрагента и переводит на счёт другого26. Первая транзакция с использованием сукре состоялась в феврале 2010 года. Тогда Куба заплатила за доставку 360 тонн риса из Венесуэлы 108 тыс. сукре. Клиринговая палата списала эти средства со счёта Кубы, одновременно зачислив их на счёт Венесуэлы.

По официальным данным за 2016 год, с начала работы системы было осуществлено около 6 тысяч операций на сумму около 2,5 млрд сукре или 3,2 млрд долл. Примечательно, что 98% всех сделок пришлось на частный сектор и только 2% — на государственный27. По нашему мнению, это говорит о низкой взаимодополняемости экономик стран АЛБА, а также о преимущественно двусторонних отношениях. Как следует из таблицы ниже28, пик торговли пришёлся на 2012 год. В дальнейшем объём операций резко сокращается — с 850 до 89 млн сукре, т.е. примерно в 10 раз. (После 2016 года официальная статистика недоступна).

Нефтяная программа

Отдельно упомянем программу Петрокарибе (Petrocaribe) — создана по инициативе Кубы и Венесуэлы в 2005 году — , которая формально не является крупнонациональной компанией, но тем не менее стала неотъемлемой частью альянса. Именно эта программа помогла ряду карибских стран преодолеть энергетический кризис, связанный с ростом цен на энергоресурсы в период «золотого десятилетия» в 2003–2013 годах. 

Обязательства перед Организацией стран – экспортёров нефти, ОПЕК (Organization of the Petroleum Exporting Countries, OPEC) не позволяли Венесуэле продавать нефть по ценам ниже рыночных, поэтому был создан специальный механизм оплаты: потребитель вносил только 48% от рыночной цены контракта, а оставшуюся часть выплачивал в виде кредита в течение 25 лет под 1% годовых. Покупатель также мог расплатиться товарами и услугами: например, Куба расплачивалась социальными услугами, а Никарагуа — продуктами питания.

Чтобы частные компании не спекулировали на перепродаже нефти, Куба и Венесуэла потребовали, чтобы участниками программы были только государственные компании. Таким образом, из торговли были исключены посредники, а Венесуэла гарантировала доставку и переработку нефти за свой счёт. Для этого были построены нефтеперерабатывающие заводы в Доминиканской Республике, на Кубе и Ямайке, а также создан флот, состоящий из двух танкеров большого объёма и нескольких небольших судов. Отметим, что контракты заключались, даже если проект был заведомо убыточным, например когда стоимость доставки превышала стоимость потребленной нефти29

Эффект от программы мы оцениваем положительно, страны преодолели энергетический кризис. 

По данным ОПЕК, с 2005 по 2015 годы цена за баррель нефти для участников программы составила около 40 долл. при цене на мировом рынке около 84 долл30.

Важно отметить социальный аспект Петрокарибе, в рамках которого создаются программы в области образования, здравоохранения, культуры, спорта. Для их финансирования в 2005 году был создан Фонд АЛБА-Карибы с капиталом в 50 млн долл31. Таким образом, энергетические инициативы Гаваны и Каракаса помогли участникам не только преодолеть кризис, но и повысить уровень жизни. Например, в Гаити за счёт средств от фонда было построено 4 новых аэропорта, 3 тысячи домов для малообеспеченных, 25 футбольных стадионов. 200 школ, и около 100 тысяч детей пошли в школы32.

Говоря о перспективах программы, отметим неблагоприятную экономическую ситуацию в Венесуэле в целом и в нефтяной отрасли в частности. Резкое падение цен на нефть в 2014 году обострило проблему снижения объёмов добычи, которая существовала и раньше, но компенсировалась высокими ценами. Несмотря на то что годовой объем поставок в рамках Petrocaribe составляет около 3% от общего объема производства, если ситуация обострится, Венесуэла может потребовать, чтобы накопившуюся задолженность погасили или откажется от программы33.

Проблемы и перспективы

Можно выделить три особенности хозяйственной организации АЛБА: 

  • Когда принимается решение о производстве, основным мотивом выступает не извлечение максимальной прибыли, а удовлетворение потребностей населения. Товары и услуги производятся для удовлетворения внутреннего спроса; 
  • Компании действуют в соответствии с планом; 
  • Накопленную прибыль инвестируют в национальное производство и социальные проекты.

Организация прошла три этапа развития: 2004–2009, 2009-2013 и 2013-2021 годы. На первом этапе (2004–2009 годы) росло количество участников, создавались новые институты и организации. На это повлияла благоприятная обстановка: в регионе преобладали социально-ориентированные правительства, а цены на экспортную продукцию росли. Кульминацией стало подписание в 2009 году Торгового договора народов, который закрепил достигнутый к тому моменту прогресс. В том же году состоялся запуск системы SUCRE. 

Момент наивысшего расцвета стал в то же время началом заката. Мировой финансовый кризис 2008 года ухудшил экономическое положение участников блока, и альянс начал терять привлекательность. В регионе начался «правый поворот». Тогда же в Гондурасе свергли умеренно-левого президента и страна вышла из АЛБА.

Для второго этапаа (2009–2013 годы) характерна стагнация объединения, несмотря на то что в альянс вступили несколько небольших островных государств. Реализация совместных программ постепенно замедлялась. Все это время участники альянса пытались преодолеть последствия предыдущего экономического кризиса.

На заключительном этапе (2013–2021 годы) начинается деградация: сокращается объем внутренней торговли, сворачиваются социальные программы, а в 2016 году де-факто прекращает использоваться SUCRE. На фоне набравшего обороты «правого поворота» меняется власть в Эквадоре и Боливии, в результате эти государства выходят из АЛБА. (После внеочередных всеобщих выборов, состоявшихся в октябре 2020 года президент Боливии Луис Арсе принял решение вернуться в объединение).

Таким образом, на определенном этапе АЛБА смогла существенно продвинуться в решении проблемы зависимости и социальной исключенности. Однако она не смогла сохранить достигнутый прогресс и перейти на качественно новый уровень. Дело в том, что структура организации требовала совершенно иной уровень огосударствления экономик участников. Поэтому она и не смогла заработать так, как это было задумано её создателями. Лишь Куба могла в полной мере реализовать потенциал организации, так как только её экономическая модель соответствовала всем особенностям альянса. В то время как национализация в леворадикальных государствах не привела к радикальному изменению экономической системы, а лишь ограничила свободу предпринимательства. 

По-видимому, при разработке структуры АЛБА отталкивались именно от кубинской модели, планируя в дальнейшем достигнуть сопоставимого уровня экономического регулирования. Как показала практика, достичь этого не удалось в силу ряда субъективных и объективных факторов.

Характерный пример противоречивой экономической политики реформистов — Венесуэла, «нефтяное сердце» объединения. Переход ключевых предприятий в государственную собственность в Боливарианской республике качественно не изменил соотношения частного и государственного секторов. На протяжении всего периода правительства «чавистов» доминирует именно частный сектор34.

Когда государство пытается контролировать предприятия частного сектора, например ограничивает прибыль или вводит твёрдые цены, собственники бизнеса начинают вкладывать средства в более рентабельные проекты в других странах. Часть национальных предприятий разоряется, возникает дефицит и расширяется чёрный рынок. При этом правительство пытается стимулировать развитие малого и среднего бизнеса, особенно поощряя предприятия коллективной формы собственности наподобие кооперативов и коммун. В силу многих факторов — низкого качества управления, малого объёма производства, неконкурентоспособности в сравнении с более крупными предприятиями, коррупции, финансовых спекуляций, воровства средств — эта политика не приносит ожидаемых результатов. Поэтому объём производства сокращается, а бюджетные поступления уменьшаются. Власти пытаются покрыть дефицит за счёт эмиссии, ускоряя инфляцию.

Решить эту проблему можно двумя подходами: неолиберальным и социально-ориентированным. В первом случае — приватизация, либерализация ценообразования, дерегулирование экономики, снижение социальных обязательств35. Как показывает мировой опыт, «шоковая терапия» способна победить гиперинфляцию и достичь равновесия между совокупным спросом и предложением, но она еще больше усугубляет проблемы зависимости и высокого социально-экономического неравенства. Таким образом, если страны-участники АЛБА выберут этот подход, весь их прогресс будет перечёркнут, а сама АЛБА перестанет существовать. Кроме того, стагнация мировой экономики, усилившаяся в связи с пандемией, создаёт совсем не такие благоприятные условия, как во времена «золотого десятилетия». Поэтому ожидать подобной инвестиционной активности со стороны ТНК не стоит.

Сторонники усиления социально-экономической роли государства, например венесуэльский марксист, профессор экономики боливарианского государственного университета Каракаса М. Сазерленд и его коллеги, предлагают другой вариант, а именно — увеличение общественного сектора в национальном хозяйстве. Они предлагают национализировать предприятия сельского хозяйства и создать крупные государственные агропромышленные компании, национализировать промышленные предприятия, финансовые организации, установить монополию государства на внешнюю торговлю. Как показывает опыт Кубы, Чили и других стран, этот подход связан со значительными политическими рисками — как внутренними, так и внешними, — однако он способен качественно изменить ситуацию. В случае успеха можно ожидать, что институты ALBA смогут функционировать так, как это было запланировано36

Можно ли сказать, что опыт АЛБА оказался бесполезным и у неё нет будущего? Определённо, нет. Проблемы, которые успешно решала альтернативная интеграция — и решает до сих пор, — становятся всё более острыми. Противоречия капитализма углубляются Достаточно посмотреть на ситуации в Боливии, Эквадоре, Чили, Колумбии да и во всём мире. У умеренных левых и правых становится всё меньше ресурсов для маневра — им на смену идут радикальные силы. роль государства будет только возрастать, и об этом говорят специалисты крупнейших буржуазных издательств. Например, эксперты популярного журнала Bloomberg, Т. Орлик и Б. ван Руа в статье «Путеводитель экономиста в 2050 году» пишут:

«В течение последних сорока лет, после революций Рейгана и Тэтчер, идеал свободного рынка был организующим принципом глобальной экономики. В ближайшие тридцать лет баланс между рынком и государством изменится. Страны с высоким уровнем государственной собственности и контроля находятся на подъеме. Оглядываясь назад, можно сказать, что завершение холодной войны, провозглашенное концом истории, на самом деле было лишь закрытием одной главы и началом другой. Мир находится в процессе беспорядочного перехода, поскольку баланс экономической и политической власти смещается от свободных рынков к государству»37.

Вопрос в том, в интересах какого класса будет действовать это государство?

Список литературы

Ananyin O.G. (2010). Washington Consensus: Landscape after the Battles World Economy and International Relations. No. 1. P. 15–27. (In Russ.).

Boreyko A.V. (2016). Cuba and Venezuela: mutually beneficial cooperation in the socio-economic sphere // Latin America. No. 6. P. 61–71. (In Russ.).

Boreyko A.V. (2020). Socialism with Cuban Specificity // Latin America. No. 8. P. 77–85. (In Russ.).

Aponte-García M. (2011) Regional Trade, Grandnational Enterprises and Food Sovereignty in the ALBA-TCP: Strategic Regionalism for 21st Century Socialism. URL: http://cicia.uprrp.edu/PII/maribel_aponte_CHAPTER_LIBRO_MUHR_18nov_2011.pdf (accessed 15.03.2021).

Aponte-García M. (2014) El Nuevo Regionalismo Estrategico: Los Primeros Diez Años del ALBA-TCP. Buenos Aires: CLACSO,

Califano A. (2015) Perspectivas de las Empresas Grandnacionales y su Papel en el ECOALBA-TCP: Comercio, Cadenas Productivas e Inversión Extranjera // Revista Cubana de Economía Internacional. № 2. P. 84.

Cusac A. (2019) Venezuela, ALBA, and the Limits of Postneoliberal Regionalism. NY: Palgrave Macmillan.

¿Hacia dónde va la integración regional en Nuestra América? Un balance necesario (2013) / ed. by Gambina J. etal. URL: http://biblioteca.clacso.edu.ar/gsdl/collect/ar/ar-019/index/assoc/D9634.dir/InteriorIntegracion.pdf (accessed 15.03.2021).

Harvey D. (2007) A Brief History of Neoliberalism. NY: Oxford university press.

Lubbock R. (2020) The Social Contradictions of Regional Development in the ALBA-TCP: The Case of Food Production // New Political Economy. № 2. Pp. 213-230. DOI: 10.1080/13563467.2019.1586863.

Puent- Vázquez U. (2014) Los movimientos sociales globales en América Latina y Caribe. El caso del consejo de movimientos sociales del ALBA-TCP // Cuadernos de Trabajo. №. 63.

Toussaint E. (2008) La deuda, el Banco del Sur y la construcción del socialismo del siglo XXI. URL: http://www.cadtm.org/spip.php?page=imprimer&id_article=3499 (accessed 15.03.2021).

Если нашёл ошибку, выдели кусок текста и жми Ctrl+Enter.

Сноски

Сноски
1 Castro, Fidel. Una revolucion solo puede ser hija de la сultura y las ideas. URL: http://www.cuba.cu/gobierno/discursos/1999/esp/f030299e.html: (Дата обращения 15.03.2021).
2 Борейко, А.В. Социализм с кубинской спецификой. Политико-экономический подход // Латинская Америка. – 2020. – №8. – С. 77-85.
3 Антигуа и Барбуда, Доминика, Гренада, Сент-Люсия, Сент-Винсент и Гренадины, Сент -Киттс и Невис.
4 Alianza Bolivariana. URL: http://www.fao.org/fileadmin/templates/cfs/Docs1112/CFS39Docs/SpecialSession/CFS_39_Special_Session_ALBA_Food_En.pdf (Дата обращения 15.03.2021).
5 Экономическая организация, существовала с 1949 по 1991 годы, основывалась на плановых принципах управления хозяйством, состояла из социалистических стран.
6 А.В.Борейко. Куба и Венесуэла: взаимовыгодное сотрудничество в социально-экономической сфере//Латинская Америка, №6, 2016.
7 Puent- Vázquez U. (2014) Los movimientos sociales globales en América Latina y Caribe. El caso del consejo de movimientos sociales del ALBA-TCP // Cuadernos de Trabajo. №. 63.
8 Principios fundamentales del tratado de comercio de los pueblos (TCP). URL http://www.portalalba.org/index.php/alba/documentos/1286-2009-10-17-vii-cumbre-cochabamba-bolivia-principios-fundamentales-del-tratado-de-comercio-de-los-pueblos-tcp (Дата обращения 15.03.2021).
9, 10, 11, 12, 13 Ibidem
14 . Инициатором создания может выступать гражданское общество, а не только органы государственной власти, а деятельность не распространяется автоматически на всех членов блока, они могут присоединяться по желанию.
15 Сonceptualización de proyecto y empresa grannacional en el marco del ALBA. URL: http://www.portalalba.org/index.php/alba/documentos/1232-2008-01-26-vi-cumbre-caracas-venezuela-conceptualizacion-de-proyecto-y-empresa-grannacional-en-el-marco-del-alba (Дата обращения 15.03.2021).
16, 28 Ibidem.
17 Califano A. (2015) Perspectivas de las Empresas Grandnacionales y su Papel en el ECOALBA-TCP: Comercio, Cadenas Productivas e Inversión Extranjera // Revista Cubana de Economía Internacional. № 2. P. 84.
18 Aponte-García M. (2011) Regional Trade, Grandnational Enterprises and Food Sovereignty in the ALBA-TCP: Strategic Regionalism for 21st Century Socialism. URL: http://cicia.uprrp.edu/PII/maribel_aponte_CHAPTER_LIBRO_MUHR_18nov_2011.pdf (accessed 15.03.2021).
19 Lubbock R. (2020) The Social Contradictions of Regional Development in the ALBA-TCP: The Case of Food Production // New Political Economy. № 2. Pp. 213-230.
20 Toussaint E. (2008) La deuda, el Banco del Sur y la construcción del socialismo del siglo XXI. URL: http://www.cadtm.org/spip.php?page=imprimer&id_article=3499 (accessed 15.03.2021).
21 Acta fundacional del banco del ALBA. URL: http://www.portalalba.org/index.php/alba/documentos/1230-2008-01-26-vi-cumbre-caracas-venezuela-acta-fundacional-del-banco-del-alba (Дата обращения 15.03.2021).
22 Banco del ALBA. URL: http://www.bancodelalba.org/organigrama-2/ (Дата обращения 15.06.2021).
23 ¿Hacia dónde va la integración regional en Nuestra América? Un balance necesario (2013) / ed. by Gambina J. etal. URL: http://biblioteca.clacso.edu.ar/gsdl/collect/ar/ar-019/index/assoc/D9634.dir/InteriorIntegracion.pdf (accessed 15.03.2021).
24 Aponte-García M. (2014) El Nuevo Regionalismo Estrategico: Los Primeros Diez Años del ALBA-TCP. Buenos Aires: CLACSO,
25 Сукре для половины АЛБА. URL: https://iq.hse.ru/news/177674594.html (Дата обращения 15.06.2021).
26 Pasos para operar a través del SUCRE. URL: http://www.bcn.gob.ni/sistema_pagos/servicios/SUCRE/documentos/Folleto_SUCRE.pdf (Дата обращения 15.03.2021).
27 SUCRE. Informe de gestión institucional 2016. URL: http://www.sucreALBA.org/assets/informe_2016.pdf (Дата обращения 15.03.2021).
29 PetroCaribe: Chávez’s Venturesome Solution to the Caribbean Oil Crisis. URL: https://venezuelanalysis.com/analysis/1592?artno=1660 (Дата обращения 04.03.2021).
30 Cusac, Asa K. Venezuela, АЛБА, and the Limits of Postneoliberal Regionalism, Palgrave Macmillan US, New York, 2019. – P.165.
31 Lai, Kaia. PetroCaribe: Chávez’s Venturesome Solution to the Caribbean Oil Crisis. URL: https://venezuelanalysis.com/analysis/1592?artno=1660 (Дата обращения 04.03.2021).
32 Haití agradece la ayuda de Venezuela a través de Petrocaribe. URL: https://almomento.net/haiti-agradece-la-ayuda-de-venezuela-a-traves-de-petrocaribe/ (Дата обращения 04.03.2021).
33 Cusac, Asa K. Venezuela, АЛБА, and the Limits of Postneoliberal Regionalism, Palgrave Macmillan US, New York, 2019. – P.181.
34 Banco Central de Venezuela. Producto interno bruto por sector institucional (Base 1997). Precios Constantes. URL: http://www.bcv.org.ve/estadisticas/producto—interno—bruto (Дата обращения 15.03.2021).
35 Из-за кого Венесуэла за 15 лет скатилась из лидеров в аутсайдеры Латинской Америки? URL: https://inosmi.ru/politic/20170403/239031928.html (Дата обращения 15.03.2021).
36 Entrevista a Manuel Sutherland: «Propuestas contra la crisis. Aumento Salarial y las Negociaciones con el Empresariado». URL: https://www.aporrea.org/actualidad/n250204.html (Дата обращения 15.03.2021).
37 Bloomberg. An Economist’s Guide to the World in 2050. URL: https://www.bloomberg.com/graphics/2020-global-economic-forecast-2050/ (Дата обращения 15.03.2021).

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: