Марио Франк. Вальтер Ульбрихт, одна немецкая биография.

Вальтер Ульбрихт — человек, о деятельности которого сегодня мало кто имеет представление в нашей стране. Это касается как коммунистического движения, так и академических учёных. В частности, на русском не было издано ни одной его полной биографии.

Однако жизнь этого человека более чем заслуживает внимания. Именно он стал главным архитектором социализма на немецкой земле и отцом Германской Демократической Республики — с её достижениями и её неудачами.

Чтобы восполнить имеющийся пробел, мы начинаем перевод книги немецкого юриста Марио Франка «Walter Ulbricht. Eine Deutsche Biografie». Мы не можем согласиться со всем в его анализе и позициях, но эта работа — наиболее комплексная и подробная биография Вальтера Ульбрихта, в которой учтены как положительные, так и отрицательные стороны его деятельности.

Ранее этот материал был опубликован в другом журнале. Новый вариант перевода обновлён и доработан.

«Козлобородый должен уйти!» Июнь 1953 г.

Москва, Восточный Берлин, апрель-май 1953 г.

Новое советское руководство — Сталин умер в марте — обеспокоено развитием событий в ГДР. Состояние Государства-СЕПГ — удручающее. Кремль опасается, что ситуация в социалистической Германии выйдет из-под контроля. Жёсткий, бескомпромиссный курс социализма, проводимый его наместником в Восточном Берлине, Вальтером Ульбрихтом, привёл к заметным волнениям среди населения ГДР. Нестерпимо выросла угроза экспроприации для крестьян и работающих не по найму. Деятельность церквей была вновь ограничена, с 1 января им запретили преподавать основы религии в зданиях школ. В первой половине года лишили лицензии тысячи торговцев. В прошлом году закрыли границу с Федеративной Республикой, и поток людей между Германиями фактически остановился из-за жёсткого пограничного режима. Несмотря на то, что генеральный секретарь ЦК СЕПГ — это официальное название должности Ульбрихта, возлагает экстремально большую нагрузку на население, экономика ГДР всё сильнее отстаёт в развитии и от экономики Федеративной Республики, и от собственных потребностей. Цены на основные продукты питания были увеличены, а социальные льготы — отменены. В начале апреля все граждане ГДР, работавшие в Западном Берлине, а также трудящиеся не по найму лишились продуктовых карточек, которые давали им право на обеспечение основными продуктами питания по сниженным ценам. Снабжение и настроения народа становились всё хуже.

Повсюду были отчаяние и открытое недовольство. Поток беженцев на запад в 1953 году увеличился до 311000 человек — в предыдущем году их было 182000. В марте он достиг своего пика в 58605 зарегистрированных беженцев. Для тех, кто находился у власти в восточном Берлине, было особенно болезненным то, что за первые четыре месяца 1953 года около 8000 служащих казарменной народной полиции и более 5000 членов СЕПГ и ССНМ1Примечание от переводчика. ССНМ — Союз свободной Немецкой Молодежи навсегда отвернулись от рабоче-крестьянского рая2Der Stern vom 5. Dezember 1990, S. 208. Никогда прежде и никогда после вплоть до революционного 1989 года из ГДР не бежало так много людей.

Результатом стал глубокий, далеко идущий конфликт между советским руководством и его наместником в Восточном Берлине. Ульбрихт не упоминается в советской прессе в течение нескольких месяцев. «Записка» из Советской Контрольной Комиссии3 Советская контрольная комиссия в Германии образовалась из Советской Военной ...continue останавливает вступление в силу нового уголовного кодекса ГДР, который был утверждён Политбюро ЦК СЕПГ 14 апреля. 

Советские инспекторы возражают против строгости санкций уголовно-правовой нормы и неопределённости признаков состава преступления — то есть определений, что именно наказуемо. Критика со стороны оккупационных властей достигает кульминации в заявлении о том, что некоторые карательные меры могут создать «атмосферу страха и небезопасности»4Falco Werkentin, Politische Strafjustiz in der Ära Ulbricht, S. 42 . Постоянный представитель Москвы в Восточном Берлине Владимир Семёнов5Семенов Владимир Семенович, родившийся в 1911 году, член КПСС с 1938 года, ...continue 20 апреля вызывается в Москву для представления отчёта. Из-за волнений среди граждан ГДР советское руководство немедленно принимает программу экономической помощи ГДР. Обязательства ГДР по репарациям перед СССР уменьшены на несколько сотен миллионов марок. Кроме того, экономика ГДР должна будет поддерживаться поставками сырья6 Wilfriede Otto, Sowjetische Deutschlandpolitik 1952/53, DA 8/1993, S. 951. Данное обязательство, в частности, ...continue.

Восточный Берлин, 8 мая 1953 г.

Вильгельм Пик7 Вильгельм Пик родился 3 января 1876 года в Губене, сын извозчика, плотник. 1895 член ...continue, Отто Гротеволь8Его биографию смотри в главе «Советский наместник: 1945-1953» 1. От КПГ и СДПГ к СЕПГ. и Вальтер Ульбрихт награждают друг друга орденами Карла Маркса. Эта высшая награда ГДР была недавно учреждена к 135-летию со дня рождения Карла Маркса и впервые вручается в этот день.

Восточный Берлин, май/июнь 1953 г. 

Несмотря на напряженную обстановку, Ульбрихт планирует 30 июня отпраздновать свой 60-летний юбилей в торжественной манере. С этой целью возглавляемый им Секретариат ЦК СЕПГ ещё в середине 1952 г. принял решение создать «Комиссию по подготовке к 60-летию товарища Ульбрихта». Эта комиссия должна была превратить день рождения генерального секретаря СЕПГ в великолепное зрелище, публичный фестиваль. Комиссия, в которой большую роль играет жена генерального секретаря Лотте Ульбрихт, хорошо справляется со своей работой. Иоганнес Р. Бехер9Иоганес Р. Бехер родился 1891 года, отец — окружной судья. Изучал философию, ...continue пишет «официальную» биографию государственного деятеля Ульбрихта. Будут созданы картина «Вальтер Ульбрихт на сталелитейном заводе EKO» и бюст Ульбрихта. По одной улице в Берлине и Лейпциге будут названы в честь лидера СЕПГ. В Фридрихштадтпаласте в Восточном Берлине планируется торжественная церемония присвоения Ульбрихту звания «Герой труда». Планируется выпустить книги и памятные издания: «Вальтер Ульбрихт — борец против войны и фашизма», «Вальтер Ульбрихт — борец за немецкое единство». Эрих Хонеккер издает книгу «О Генеральном секретаре и молодежи», переплетённую в красный дерматин с тиснёной головой Ульбрихта. Тираж — один миллион экземпляров. При разработке концепции празднования дня рождения опираются на проверенные методы: в декабре 1949 года была проведена аналогичная работа по празднованию 70-летия со дня рождения Сталина10Carola Stern, Ulbricht, S. 147. Есть надежда на множество приятных «личных» подарков со всех концов ГДР и — особенно — из Федеративной Республики, чтобы после дня рождения можно было организовать их выставку. Также снимается фильм о лидере СЕПГ. Известен сценарист фильма с названием «Строители социализма»: его зовут Штефан Гермлин, он является лауреатом национальной премии ГДР. В самом начале фильма юбиляр объявляет, что отныне в ГДР будет планомерно строиться социализм. Раздаются громовые, бесконечные аплодисменты. Ульбрихт непрестанно жизнерадостен, доброжелателен, приветлив, порядочен, «новый тип рабочего», любимого молодежным движением страны. Он всё знает, всё умеет, ободряющими словами благодарит крестьянок в сельскохозяйственном производственном кооперативе «Эрнст Тельман» и показывает трактористам правильный путь. Ульбрихт — потомок революционера Томаса Мюнцера, ученик Либкнехта и Сталина, соратник Тельмана. Он всегда остаётся простым человеком: «Он охотно играет в теннис, но это может быть также настольный теннис», — говорит оратор, в то время как Вальтер и Лотте отчаянно пытаются ударить по мячу: в основном Ульбрихт беспомощно бьёт в пустоту. ГДР, работа «мастера-строителя», — это смелый новый мир, который он выстроил из развалин войны. Немецкие труженики никогда не жили так прекрасно, как в Восточном Берлине. Наоборот, в Западной Германии царит нищета. На улице Круппштрассе, в тени закопчённых доменных печей, из волнистых чугунных избушек выходят люди со впалыми щеками и черными глазами. «Когда они восстанут?» — спрашивает диктор.

Люди должны активно проявлять сочувствие и привязанность к своему лидеру. Каждый работник и каждый чиновник обязан принять на себя индивидуальные социалистические обязательства в честь 60-летия Ульбрихта, то есть выполнять специальные работы к 30 июня. Эта кампания в честь Ульбрихта выглядит издевательством, учитывая плохую ситуацию со снабжением. Ненависть среди населения к Генеральному секретарю стремительно растет. Есть случаи акций протеста и прекращения работ. 

Москва, 27 мая 1953 г. 

Советское руководство больше не желает принимать эту политику своего наместника в Восточном Берлине. Подготовка ко дню рождения Ульбрихта вызывает в ЦК КПСС тревогу11Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 60. Вячеслав Молотов12Молотов Вячеслав Михайлович (он же В.М. Скрябин) родился 9 марта 1890 года, советский ...continue, министр иностранных дел СССР, будет позже вспоминать, что Ульбрихт в то время держал слишком жёсткий курс и не был достаточно гибким. Более того, он громко говорил о «социализме в ГДР», не будучи к нему готовым13Gerhard Wettig, Berijas Deutschland-Politik im Frühjahr 1953, DA 6/1993, S. 676. Президиум Совета Министров СССР обсуждает причины, приведшие к массовому исходу жителей ГДР в Западную Германию, и принимает решение «О мерах по оздоровлению политической обстановки в ГДР».

Восточный Берлин, 28 мая 1953 г. 

По инициативе Ульбрихта в форме правительственного постановления, которое вступает в силу немедленно, трудовые нормы работников ГДР повышаются с 30 июня, дня рождения Ульбрихта, как минимум на десять процентов14Gesetzblatt der DDR Nr. 72 vom 2. Juni 1953, S. 781.

Москва, 2-4 июня 1953 г. 

Ульбрихт, премьер-министр Отто Гротеволь и член Политбюро Фред Эльснер15Фред Эльснер, родился 27 февраля 1903 года в Лейпциге, отец — профсоюзный деятель и ...continue, выступающий в качестве переводчика, вызываются в советскую столицу. Лидер партии Вильгельм Пик тяжело болен и с середины февраля находится в подмосковном санатории. На двух встречах с представителями советского руководства немецкие товарищи подвергаются жёсткой критике и нападкам. Маленков шокирует немецких товарищей фразой: «Если мы сейчас всё не исправим, наступит катастрофа»16Rolf Stöckigt, »Ein Dokument von großer historischer Bedeutung« vom Mai 1953, BzG 5/1990, S. 649. Сперва Лаврентий Павлович Берия, могущественный министр внутренних дел и глава органов государственной безопасности, доказывает, что является решительным противником Ульбрихта: «Это человек, который ничего не понимает, который не любит свой народ»17Der Spiegel Nr. 8/1996, S. 154. Документ «О мерах по оздоровлению политической обстановки в Германской Демократической Республике», который был подготовлен под решающим влиянием Берии18Rolf Stöckigt, »Ein Dokument von großer historischer Bedeutung« vom Mai 1953, BzG 5/1990, S. 648ff., отличается чрезвычайной прямотой, строгостью и становится пощёчиной для Ульбрихта; более того, этот документ свидетельствует о его провале в качестве партийного и государственного лидера. Он начинается со слов: «В результате реализации ошибочной политической линии в Германской Демократической Республике возникла крайне неудовлетворительная политическая и экономическая ситуация». Руководителей ГДР обвиняют в том, что они «ошибочно» начали ускоренное строительство коммунизма в ГДР с 1952 года «без наличия необходимых реальных предпосылок как во внутренней, так и во внешней политике». Основная критика заключается в том, что крестьян поспешно заставляли вступать в сельскохозяйственные производственные кооперативы, а средние и малые крестьянские хозяйства экспроприировали. В приказном порядке советские лидеры требуют сворачивания этой ошибочной политики. Их требования включают в себя перспективный роспуск СПК в ГДР, а также отмену всех «мер, ограничивающих непосредственные интересы церкви и духовенства». Следует укреплять правопорядок и гарантировать гражданские права в ГДР в будущем. Непосредственно против Ульбрихта направлено обвинение в том, что Политбюро СЕПГ долгое время функционировало неверно, так как решения принимались без достаточной подготовки и обсуждения. В конце первого заседания Ульбрихту и Гротеволю в ультимативной форме предлагается подготовить коренное изменение курса ГДР и представить письменное заявление по советскому документу.

Ульбрихт и Гротеволь сразу же отреагировали на критику, поручив Политбюро СЕПГ из Москвы прекратить печатать и издавать все брошюры и книги, связанные со «строительством социализма» в ГДР. Однако документ, который Ульбрихт и Гротеволь подготовили ночью, ни в коей мере не соответствует советским представлениям. Берия настолько взбешён этим, что бросает её Ульбрихту через стол с комментарием: «Это неверное понимание нашего документа»19Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 59. Никита Хрущёв, член Политбюро ЦК КПСС, позже вспомнит, что Берия кричал на Ульбрихта и других немецких товарищей в тот момент до такой степени, что ему было стыдно20 Viktor Knoll, Lothar Kölm, Der Fall Berija, S. 67. Немцы вынуждены в очередной раз самокритично пересмотреть свою работу.

Восточный Берлин, 5 июня 1953 г.

Руководители СЕПГ возвращаются в Восточный Берлин вместе с Владимиром Семёновым, которому присвоено новое звание — «Верховный комиссар». Миссия Семёнова — продвижение «Нового курса» в ГДР. Советское руководство недвусмысленно поручило ему «активно участвовать в заседаниях Политбюро СЕПГ»21Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 62. К первым мерам, которые предпринимает Семёнов, относится прекращение подготовки ко дню рождения Ульбрихта: «Хотелось бы посоветовать товарищу Ульбрихту отпраздновать 60-летие так же, как товарищ Ленин отмечал своё 50-летие… Товарищ Ленин пригласил на вечер несколько гостей», — самодовольно сообщает он лидеру СЕПГ. Партия немедленно отменила все приготовления к запланированному празднованию. Книги и памятные издания, которые уже были подготовлены, должны быть забыты22Wolfgang Leonhard, Die Zeit vom 28. Juni 1963. Фильм поступил в архив как «документальный материал»: лишь спустя десятилетия, в 1989 году, он увидел свет в уже преобразованном мире. Кампании по индивидуальным социалистическим обязательствам прекращаются. «Нойес Дойчланд» не упоминает Генерального секретаря с 7 по 17 июня. В СЕПГ ходят слухи, что Ульбрихт фактически уже свергнут, а Рудольфу Гернштадту23 Рудольф Гернштадт, родился 18 марта 1903 года в Гливицах (Верхняя Силезия), отец — ...continue, главному редактору «Нойес Дойчланд», поручено сформировать новое Политбюро24Heinz Brandt, Ein Traum der nicht entführbar ist, S. 209.

Восточный Берлин, 6 июня 1953 г.

Политбюро СЕПГ собирает специальную комиссию в присутствии Семёнова. Всем членам и кандидатам раздали копию документа ЦК КПСС и попросили сделать заявление о том, согласны ли они с «Новым курсом». Возможность подготовки сама по себе довольно необычна. Как и следовало ожидать, все присутствующие, в том числе и Ульбрихт, в конце встречи заявили о своём одобрении «Нового курса», установленного советским руководством25Elke Scherstjanoi, »Wollen wir den Sozialismus?« Dokumente aus der Sitzung des Politbüros des ZK der SED am 6. Juni 1953, BzG 5/1991, S. 668.

Само заседание принимает сенсационный ход. В начале Ульбрихт необычайно самокритичен: «Я несу за произошедшее ответственность и собираюсь изменить характер своей деятельности»26 Elke Scherstjanoi, »Wollen wir den Sozialismus?« Dokumente aus der Sitzung des Politbüros des ZK der SED am 6. Juni 1953, BzG 5/1991, S. 669. Но, к большому удивлению Семёнова и Ульбрихта, начинается обвинение самого влиятельного человека в рядах Политбюро, поддержанное всеми его членами. Фред Эльснер начинает с обвинений в адрес методов работы и политического стиля Секретариата Политбюро, хотя все присутствующие знают, что это относится к стилю руководства Ульбрихта. Критика Эльснера заканчивается фразой: «Необходимо ослабление диктатуры»27Elke Scherstjanoi, »Wollen wir den Sozialismus?« Dokumente aus der Sitzung des Politbüros des ZK der SED am 6. Juni 1953, BzG 5/1991, S. 669. В ходе сессии восторженно осуждается диктатура Ульбрихта, его методы создания давления и страха, его воспитание в подчинении и соглашательстве. Элли Шмидт, председатель Демократического женского союза, критикует секретариат ЦК СЕПГ как «властный» и признаётся: «Я никогда не была так одинока, как сейчас в Политбюро»28Elke Scherstjanoi, »Wollen wir den Sozialismus?« Dokumente aus der Sitzung des Politbüros des ZK der SED am 6. Juni 1953, BzG 5/1991, S. 670. Все голоса членов Политбюро звучат в унисон, даже тех, кто всегда поддерживал Ульбрихта в прошлом. Фред Эльснер и Рудольф Гернштадт, обращая взор на Лотту Ульбрихт, заявляют, что жёны ответственных товарищей не должны быть заняты в мужском аппарате. Фридрих Эберт утверждает: «Кроме товарища Вальтера Ульбрихта, для печати и радио нет другого члена Политбюро»29Elke Scherstjanoi, »Wollen wir den Sozialismus?« Dokumente aus der Sitzung des Politbüros des ZK der SED am 6. Juni 1953, BzG 5/1991, S. 680. Теперь вскрывается всё, что накопилось под поверхностью, вся агрессия и всё отторжение по отношению к лидеру СЕПГ в последние годы. В этот день будет сказано то, что раньше никому не хватало смелости сказать. Автократический стиль Ульбрихта, который привел к бюрократизации и окостенению партии, запугиванию её членов, которым больше не хватает смелости быть искренними, также называется причиной отчуждения СЕПГ от населения и отсутствия внутрипартийных дебатов по идеологическим вопросам. Даже Эрих Хонеккер — политический ученик Ульбрихта — признает: «Согласен. Мы потеряли смелость говорить открыто»30Elke Scherstjanoi, »Wollen wir den Sozialismus?« Dokumente aus der Sitzung des Politbüros des ZK der SED am 6. Juni 1953, BzG 5/1991, S. 671. Рудольфу Гернштадту поручено написать короткое официальное сообщение для Политбюро, в котором объявляются важнейшие мероприятия «Нового курса». Центральный комитет СЕПГ должен собраться как можно скорее, чтобы обсудить и заложить основы «Нового курса». Помимо Гернштадта, членом подготовительной комиссии к этому заседанию также является Ульбрихт31Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 74. В конце заседания Семёнов обращается к Ульбрихту: «Да, товарищ Ульбрихт, по-моему, теперь до вас дошло, что из этой весьма обоснованной критики Политбюро следует сделать серьёзные выводы»32 Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 65.

Похоже на то, что дни Ульбрихта как главы СЕПГ сочтены. Но Рудольф Гернштадт, главный критик Ульбрихта в Политбюро, не чувствует в себе силу, чтобы иметь возможность противостоять генсеку, который десятилетиями сражался за власть. Гернштадт слеплен из другого теста, нежели генеральный секретарь, в этой ситуации он допускает наивные и непростительные ошибки. Так, например, когда Лотта Ульбрихт через несколько дней после главного наступления на мужа села за стол к Гернштадту, вместо того чтобы направлять действия на свержение главы СЕПГ, Гернштадт даёт Лотте Ульбрихт советы по поводу того, как её муж мог бы улучшить своё критическое положение. Он рекомендует Ульбрихту добровольно заняться самокритикой на одном из следующих заседаний, чтобы было ясно видно, что он готов изменить своё диктаторское поведение… Лотта Ульбрихт согласна с ним и обещает: «Вот увидишь, он сделает такое заявление. Я всё сделаю. Можешь на меня положиться»33Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 75. И, действительно, на очередном заседании Политбюро Ульбрихт безапелляционно делает самокритичное заявление. Это побуждает Гернштадта, наряду с другими членами Политбюро, благодарить Ульбрихта. В своих воспоминаниях он пишет: «Мы все знали, что ему нелегко далось такое признание; тем более мы чувствовали к нему привязанность… когда товарищ Ульбрихт пошёл навстречу коллективу, мы обнаружили нашу старую любовь к нему, поняли, что, по правде говоря, мы — его самая надёжная политическая опора… и предвидели великолепную работу в Политбюро»34BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 64.

Восточный Берлин, 12 июня 1953 г.

«Новый курс» был опубликован без комментариев в качестве «коммюнике Политбюро» в средствах массовой информации ГДР. Среди населения он произвёл эффект разорвавшейся бомбы. Политбюро публично признало, что «в прошлом СЕПГ и правительство ГДР допустили ряд ошибок»35Kommuniqué des Politbüros des Zentralkomitees der SED vom 9. Juni 1953, Neues Deutschland vom 11. Juni 1953, S. 1. Но теперь всё должно измениться. Почти все меры, которые принимались с лета 1952 года для стимулирования экономики, теперь должны быть отменены. Новая программа предполагает помощь ремесленникам и малому бизнесу вместо экспроприации и принудительной коллективизации. «Новый курс» объявляет сотрудничество с интеллигенцией вместо её притеснения. Экспроприации в сельском хозяйстве должны быть прекращены, а уже коллективизированные крестьянские хозяйства должны быть возвращены их старым владельцам. Произвольные аресты отменяются, а незаконно задержанные лица освобождаются. Лозунги, пропагандирующие строительство социализма, должны быть тихо удалены со стен домов и рекламных щитов. Тысячи флагов и транспарантов должны быть тайно законсервированы. Это поворот на 180 градусов, который поражает совершенно неподготовленных чиновников среднего и нижнего уровня. Изменение курса без предупреждения дезориентирует многих, и местные партийные кадры чувствуют себя оставленными в одиночестве своим руководством. Гернштадт и Ульбрихт предвидели эти проблемы, но Семёнов в конце концов настоял на немедленной публикации, не оставив времени для объяснения «Нового курса» членам партии. Семёнов стирает опасения Гернштадта замечанием: «Через 14 дней у вас может больше не быть государства». Когда Гернштадт позже сообщает о разговоре Ульбрихту, лидер СЕПГ сухим голосом замечает: «Он не должен паниковать». 

Однако самое громкое требование работников не выполняется: особенно не популярные повышенные нормы не только не отменяются в ходе «Нового курса», но и дополнительно пропагандистски форсируются. Как скоро выяснится, это станет самой серьёзной ошибкой Ульбрихта в те дни. Этим он наконец настраивает возмущённых рабочих против себя и своей политики. В то время как другим социальным группам в «Новом курсе» идут на уступки и обещают помощь, рабочие, которые прежде всего должны нести бремя завышенных планов, уходят с пустыми руками. Их реакция, соответственно, такая: «Вы делаете подарки капиталистам, вы эксплуатируете нас» и «СЕПГ сломлена!»36Heinz Brandt, Ein Traum, der nicht entführbar ist, S. 227. Протест рабочих проявляется в первых забастовках.

Восточный Берлин. 15 июня 1953 г. 

Заседания Секретариата ЦК СЕПГ. Товарищ со стройплощадки «Больница Фридрихсхайна» сообщает о возмущении рабочих из-за повышения норм выработки и об объявлении забастовки. Ульбрихт остаётся упрямым и непреклонным. Он ударяет кулаком по столу: «Нормы не будут отменены, они останутся на десяти процентах!»37Steffi Knop, Eine bescheidene Öffnung, Wochenpost Nr. 25/1993.

Восточный Берлин, 16 июня 1953 г. 

«Трибуна», орган ОСНП38Прим от переводчика. ОСПН — Объединение свободных немецких профсоюзов, публикует статью, в которой прямо указывает, что повышение норм остаётся в силе для «Нового курса». Возмущённые строители затем маршируют по Шталин-аллее к Дому Министерств в центре Восточного Берлина. Министр промышленности Фриц Зельбманн, который случайно оказался там, тщетно пытается успокоить демонстрантов. По телефону он отчаянно призывает Ульбрихта появиться, так как это единственный способ закончить демонстрацию. Ульбрихт отказывается появляться перед бастующими, указывая на то, что собрание Политбюро важнее этого. Когда Зельбманн призывает Генерального секретаря приехать, он отвечает: «Ведь идёт дождь, они сейчас разойдутся…»39Carola Stern, Ulbricht, S. 156. Но надежда на то, что демонстранты разойдутся, если никто не обратит на них внимания, не оправдывается. Всё больше и больше жителей Восточного Берлина присоединяются к возмущенным рабочим. В конце концов толпа перед Домом Министерств вырастает до 10 000 человек, которые громко требуют: «Долой нормы!», «Мы хотим увидеть Ульбрихта!» и «Козлиная борода, живот и очки — это не воля народа!»40G. J. Leithäuser, Der Aufstand im Juni, Der Monat Nr. 61/1953, S. 204. Настроения продолжают накаляться. Экономические требования превращаются в политические: «Мы требуем свободных выборов!», и, наконец, толпа скандирует: «Козлобородый должен уйти!»41Heinz Lippmann, Honecker, Porträt eines Nachfolgers, S. 159.

Когда заседание Политбюро прерывается в полдень, большинство его членов уже не готовы поддержать политику Ульбрихта. Вильгельм Цайссер42Вильгельм Цайссер, родился 20 июня 1893 года в Роттхаузене (недалеко от ...continue, Рудольф Гернштадт, Ганс Йендрецкий, министр государственной безопасности, Элли Шмидт, глава Берлинской СЕПГ, председательница Демократического женского союза, и Генрих Рау, вице-премьер, открыто выступают против Ульбрихта и обвиняют его в сложившейся ситуации. Только Эрих Хонеккер и Герман Матерн43Герман Матерн, родился 17 июня 1893 года в городе Бурге (под Магдебургом), отец — ...continue сохраняют «верность Нибелунгов» атакованному генеральному секретарю, хотя Хонеккера терзают серьезные сомнения: «Все нападают на Вальтера. Он, вероятно, подчинится. Но хуже всего то, что я не знаю, как себя вести»44Heinz Lippmann, Honecker, Porträt eines Nachfolgers, S. 161.

Под давлением масс Политбюро наконец решается отменить повышение норм, и об этом решении объявляется на радио ГДР. Но мера принимается слишком поздно. Хайнц Брандт, тогдашний окружной секретарь СЕПГ в Берлине, описывает настроения: «Призывы были направлены против жестких норм, против партии и правительства, но прежде всего — против Вальтера Ульбрихта… Моё заявление о том, что повышение стандартов было отменено Политбюро СЕПГ, не принесло никакого эффекта: нам ответили ”Это то, что мы хотим услышать от правительства, это то, что мы хотим услышать от самого Вальтера Ульбрихта”». Демонстранты подошли к зданию правительства и призывали Ульбрихта и Гротеволя явиться и ответить на вопросы. 

В тот вечер генеральный секретарь совершает ещё одну серьезную ошибку. Он приглашает на вечернее мероприятие во Фридрихштадтпаласте самых известных берлинских функционеров СЕПГ. Вместо того чтобы вдаваться в события дня и обсуждать контрмеры, он игнорирует взрывоопасный характер ситуации и демонстраций и даёт общие разъяснения о «Новом курсе». Это его типичное поведение, когда его лично критикуют и оказывают давление. Не имея возможности спонтанно приспособиться к реальности, он пытается решить проблему, игнорируя её и делая вид, что её не существует. В прошлом он всегда был успешен в этой страусиной политике. Но на этот раз критика исходит не только из его собственных рядов, но и извне. На конференции во Фридрихштадтпаласте местные функционеры будут удалены от работы и происходящих событий. Таким образом, они потеряют возможность оказывать сдерживающее влияние. Рабочие предоставлены сами себе. Настроения не остывают всю ночь. Политбюро обсуждает дальнейшие действия до рассвета. В то же время с советскими представителями ведутся дискуссии о том, следует ли эвакуировать членов семей лидеров СЕПГ45Heinz Lippmann, Honecker, Porträt eines Nachfolgers, S. 161.

ГДР, 17 июня 1953 г. 

«Нойес Дойчланд» печатает заявление Политбюро, которое призвано разрешить проблему повышения норм. Хотя руководство СЕПГ в очередной раз подчеркнуло, что «повышение производительности труда» является единственным способом улучшения условий жизни населения ГДР46Heinz Lippmann, Honecker, Porträt eines Nachfolgers, S. 161, в итоге наступает отмена ненавистной меры: «В то же время Политбюро считает совершенно неправильным призывать к повышению норм труда… на 10% по административным каналам». Повышение норм может быть только добровольным, говорится далее в декларации, и поэтому «обязательное повышение норм труда должно быть отменено как некорректное»47Erklärung des Politbüros des ZK der SED, Neues Deutschland vom 17. Juni 1953, S. 1. Но уступки руководства СЕПГ пришли слишком поздно. Забастовка распространилась на остальные части ГДР. Дневная демонстрация, ограниченная Берлином, переросла в народное восстание 17 июня. Ещё одно заседание Политбюро запланировано на 10.00. Когда члены ЦК прибывают, им сообщают, что Семёнов позвонил в Политбюро и потребовал немедленно встретиться в Карлсхорсте48Карлсхорст — резиденция Советской контрольной комиссии. Лидеры СЕПГ в составе охраняемой колонны очень быстро пробрались сквозь разгневанную толпу. Повсюду они встречают сердитых, взволнованных людей, некоторые из которых подходят к автомобилям с поднятыми кулаками. Ульбрихт сидит в машине вместе с Гернштадтом, оба не говорят ни слова во время поездки. В Карлсхорсте становится ясно, что в этот момент самостоятельной государственной власти в ГДР уже не существует. Потерянные и беспомощные, лидеры СЕПГ сидят в комнате Верховного комиссара, в то время как Советы прощупывают обстановку и просят указаний у Москвы. Наконец, на совместном заседании, в котором приняли участие Семёнов и его заместитель Павел Юдин49Павел Федорович Юдин, родился в 1899 году, профессор философии; с 1947 по 1950 гг. — ...continue, принято решение о дальнейшем направлении действий. Присутствующие члены Политбюро должны немедленно отправиться в центры волнений, чтобы взять там «политическое руководство». В Карлсхорсте остались только Ульбрихт, Гротеволь, Цайссер и Гернштадт. Когда РИАС50РИАС — Радио в американском секторе распространил новость о том, что в ГДР больше нет правительства, Семёнов насмешливо прокомментировал эту новость четырём немецким товарищам: «Ну, это почти правда». Когда Карл Ширдеван51Карл Ширдеван родился 14 мая 1907 года в Щецине. Сначала рос с приёмными родителями и ...continue, находившийся в здании ЦК в Берлине, сообщил о сложившейся ситуации по телефону, Ульбрихт неожиданно ответил на эту новость: «Конец»52Jan Foitzik, »Hart und konsequent ist der neue politische Kurs zu realisieren«, DA 1/2000, S. 32.

Около полудня восстание достигает своего пика. «Долой Ульбрихта!» — требует толпа, и тысячи людей поют третий куплет Гимна Германии: «Единство, право и свобода для Германии родной». В это же время прибывают инструкции из Москвы. Семёнов сообщает руководителям СЕПГ: «Москва распорядилась об объявлении чрезвычайного положения. Теперь хаос исчезнет очень быстро. Через несколько минут после 1:00 всё закончится». Фактически с помощью Советов руководство ГДР восстановило контроль над ситуацией в Берлине. Ульбрихт, Цайссер, Гернштадт и Семёнов вместе обсуждают содержание ведущей статьи «Новой Германии» на следующий день, которая будет опубликована под заголовком «Что случилось в Берлине»53Was ist in Berlin geschehen?, Neues Deutschland vom 18. Juni 1953, S. 1. Лидер СЕПГ проводит ночь на пустой вилле в Карлсхорсте по приказу Верховного комиссара. Ульбрихт действительно хотел немедленно вернуться в Берлин-Митте. Но Семёнов отверг это желание: «А если с вами что-нибудь случится в вашей квартире? Вам будет легко, но о том, что сделает со мной начальство, вы не думаете». Но на следующее утро Генерального секретаря не остановить. За завтраком он объявляет: «Сейчас же я еду в город, в ЦК, даже если они хотят меня удержать. Наше место там. Наверное, то, что мы вообще остались здесь, было неправильно»54Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 85.

В тот день Бертольт Брехт написал Ульбрихту: «Я чувствую необходимость выразить свою солидарность с Социалистической Единой Партией Германии в этот момент»55Henrik Eberle (Hrsg.), Mit sozialistischem Gruß. Parteiinterne Hausmitteilungen, Briefe, Akten und Intrigen aus der Ulbricht-Zeit, S. 204. Менее преданный Ульбрихту гражданин ГДР размалёвывает на двери туалета на Варновской верфи в Ростоке такой лозунг: 

«Вильгельм (Пик) уехал отдыхать,
на море Чёрное, наверно,
и Вальтерчик, пока один,
вооружился огнестрелом»56Spruch an der WC-Tür in Halle 1 der Warnow-Werft in Rostock nach dem 17. Juni. Informationsbericht der SED-Kreisleitung-Rostock vom 22. Juni 1953. ...continue.

Восточный Берлин, 20 июня 1953 г.

Семёнов, который в последние дни фактически держал в руках руководство государством и партией, провокационно спрашивает немецких товарищей: не думают ли они, что их место теперь на заводах57Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 87? Ульбрихт реагирует возмущенно и резко: «Вы сами запретили нам ходить на заводы». Когда лидеры СЕПГ едут по домам, Ульбрихт вне себя от ярости: «Пусть они ещё раз придут ко мне с предписаниями о моем поведении! Теперь я делаю то, что считаю нужным»58Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 88. В ближайшие дни Ульбрихт, как и другие руководители СЕПГ, выступает на рабочих собраниях крупных предприятий, чтобы вернуть утраченные позиции в обсуждениях с трудовыми коллективами. При его появлении на фабрике Лойна, названной в его честь, из 28 000 рабочих только 1300 появляются на обсуждении — и это даже не половина членов СЕПГ с этого предприятия59Martin Jänicke, Der dritte Weg, Die Antistalinistische Opposition gegen Ulbricht seit 1953, S. 49. Министерство государственной безопасности, как и всегда, заявляет: «Основное внимание уделялось требованию свободы слова, которое они хотели письменно подтвердить, освобождению политических заключенных, отделению профсоюза от партии и т.д…»60Falco Werkentin, Politische Strafjustiz in der Ära Ulbricht, S. 139. В Восточном Берлине на народном предприятии по производству токарных станков «7 октября» Ульбрихт был  выгнан и освистан. Работники не удовлетворены его стандартной умиротворяющей речью, а требуют открытых и самокритичных слов.  Ульбрихт смущённо говорит: «Я сын рабочего, которому капиталистическое общество разрешило всего четыре года обучения в школе, — объясняет он извиняющимся тоном, — и не надо меня винить, если я и сегодня иногда говорю неправильные фразы. Но это не имеет значения, потому что вы не хотите понять, что я должен сказать». Тот факт, что Ульбрихт позволяет сопровождать себя восьми милиционерам на мотоциклах, особенно возмущает рабочих: «Должен сказать, товарищ Ульбрихт, вы затрудняете нам задачу, — кричит ему разъяренный товарищ из толпы, — мы стоим здесь, как простые товарищи, среди наших сослуживцев, и должны сказать им, что вы приехали сюда с полицией»61Alfred Kantorowicz, Deutsches Tagebuch, abgedruckt bei Ilse Spittmann, Karl Wilhelm Fricke, 17. Juni 1953, Arbeiteraufstand in der Sowjetischen ...continue. На этом собрании Ульбрихту ничего не удаётся. В заключение он ставит на голосование подготовленную резолюцию. Теперь возбуждение собравшихся достигло своего апогея. «Ага!», — раздаётся из зала, — «Ура СЕПГ!», «Да здравствует лидер!», «Без нас!». Возгласы перемешиваются. Ульбрихт не даёт сбить себя с толку и представляет свою резолюцию, перекрывая возгласы протеста. Подсчет голосов показывает 188 «за» и 500 «против». Тем не менее собрание оставляет у Ульбрихта благоприятное впечатление. После этого он рассказывает Гернштадту о нём по телефону, полностью проникнутый энтузиазмом о своём появлении, и говорит, что нет никаких сомнений в том, что партия сама может и будет добиваться своей цели62Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 94.

Восточный Берлин, 24 Июня 1953 г.

Маршал Соколовский63Соколовский Василий Данилович, 1897 года рождения, профессиональный военный. Член ...continue, начальник Генерального штаба Советской Армии, Верховный комиссар СССР в Германии Семёнов и его заместитель, Павел Юдин, руководивший разрешением военного и политического кризиса во время и после восстания, представляют окончательный отчёт о катастрофе в Восточном Берлине советскому руководству. В нём они требуют, с одной стороны, экономической помощи для ГДР, с тем чтобы уровень жизни населения ГДР мог быть заметно повышен. Кроме того, они подвергли жесткой критике политику ЦК СЕПГ, который «в последнее время применяет неправильный метод в управлении государством и экономикой». Тот факт, что Ульбрихт, Генеральный секретарь ЦК СЕПГ, вынужден будет отчитываться за последствия, не подлежит сомнению для советских эмиссаров. Одно из их центральных требований — «освободить товарища Ульбрихта от должности заместителя премьер-министра ГДР, чтобы он мог сконцентрировать своё внимание на работе ЦК СЕПГ». И далее: «Существующая в настоящее время должность Генерального секретаря ЦК СЕПГ должна быть ликвидирована, а должности «Секретарей ЦК должны быть введены»64Jan Foitzik, «Hart und konsequent ist der neue politische Kurs zu realisieren», DA 1/2000, S. 47ff..

Восточный Берлин, 26 июня 1953 г. 

Ту же линию продвигает и Рудольф Гернштадт на первом заседании Комиссии Политбюро, которая должна внести предложения по поводу организационных изменений в руководстве СЕПГ. В группе, членом которой был Ульбрихт, была достигнута договорённость о переименовании Политбюро ЦК СЕПГ в «Президиум ЦК»65Wilfriede Otto, Dokumente zur Auseinandersetzung in der SED 1953, BzG 5/1991, S. 658ff.. Предложение в очередной раз использует пример Советского Союза, где именно такое организационное изменение действует с осени 1952 года. Остальные решения комиссии являются сенсационными: секретариат Центрального Комитета СЕПГ, возглавляемый Ульбрихтом, будет распущен в его нынешнем виде, а должность Генерального секретаря в дальнейшем будет упразднена. Вместо этого должен быть создан секретариат, состоящий только из членов Политбюро, с тем чтобы устранить дуализм между Политбюро и Секретариатом. Ульбрихт также согласился с этим предложением: «Нет никаких сомнений…. Но для выполнения решений всё равно нужен орган»66BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 66. В ходе дискуссии Гернштадт, увлёкшись, говорит: «Вальтер, тебя надо усмирить, иначе будет катастрофа»67BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 51. В своих мемуарах Герyштадт воспроизводит эту фразу в более ...continue. И главный противник Ульбрихта ударил ножом в спину: «У меня есть ещё одно предложение: не было бы лучше, если бы ты оставил непосредственное руководство партийной организацией?». Ульбрихт, покраснев от гнева и возбуждения, к удивлению всех, ответил: «Я бы сам сделал это предложение»68BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 67 Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument,. Решение о кадровых последствиях этого решения переносится на следующую сессию69Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 111. Ущемление прав Генерального секретаря никогда не было столь ощутимым, как 26 июня 1953 года, когда произошло его включение в ряды других лидеров СЕПГ, как первого среди равных.

Восточный Берлин, 30 июня 1953 г.

Вальтеру Ульбрихту исполнилось шестьдесят лет. В поздравительной телеграмме ЦК КПСС отсутствует обычное упоминание о различных функциях Генерального секретаря. Но, по крайней мере, в ней содержится «братское приветствие», а Ульбрихт описывается, как один из «самых выдающихся организаторов и лидеров» СЕПГ70Glückwunsch des ZK der KPdSU an Walter Ulbricht, Neues Deutschland vom 1. Juli 1953, S. 1.

Москва, начало июля 1953 г.

Берия свергнут и арестован Хрущёвым, Молотовым и Маленковым. Его попытка освободить руководимое им МВД, а вместе с этим и советскую разведку от контроля партии и возвыситься до преемника Сталина и единоличного правителя СССР терпит неудачу из-за сопротивлении его соперников. Остальные советские руководители не без оснований опасались, что единоличное управление, к которому стремился Берия, могло стоить им не только их положения, но и жизни, и решили действовать. Берия как «враг партии и советского народа» был освобождён от всех должностей и изгнан из партии. Дальнейшие обвинения его противников заключались в том, что он в интересах иностранного капитала хотел «подорвать» советское государство, что он предпринял гнусную попытку поставить возглавляемое им Министерство внутренних дел над правительством Советского Союза. «Преступный авантюрист» — так его скоро назовут в советской прессе, а в «гнусных махинациях» обвинят человека, который был главным противником Ульбрихта в последние недели. Теперь говорят, что он также якобы был против строительства социализма в Германии и высказывался против сельскохозяйственных производственных кооперативов. Его компромиссная позиция по германскому вопросу в отношении Запада могла даже привести к потере ГДР71Wolfgang Leonhard, Kreml ohne Stalin, S. 106.

Восточный Берлин, с 3 по 7 июля 1953 г.

Ульбрихт узнаёт раньше других членов Политбюро СЕПГ о свержении Берии и становится уверен, что советское руководство не принесёт его в жертву в этой ситуации. «Новый курс», инициированный Берией, расценивается как ошибка Москвы. Тот факт, что он был направлен в основном против Генерального секретаря СЕПГ, в настоящее время является аргументом в пользу Ульбрихта. К тому же лидер СЕПГ, после того как советские танки сохранили власть руководству ГДР, не может быть принесён в жертву без того, чтобы это не было истолковано как признак слабости руководства ГДР. По необходимости советские лидеры решили удержать своего наместника в ГДР, политическая судьба которого, казалось бы, была решена всего несколькими днями ранее.

В результате этого резкого изменения ситуации в Москве Генеральный секретарь ЦК СЕПГ в одночасье утратил самокритику. В то время как большинство в Политбюро впадает в глубокий шок в связи с восстанием и его причинами, лидер СЕПГ делает вид, что подавление восстания было успешным и внезапно сопротивляется любым попыткам критических дискуссий. Гернштадт сразу же замечает изменение в поведении Ульбрихта: «Атмосфера на этой встрече была напряжённой с самого начала, товарищ Ульбрихт вёл себя бесцеремонно, занял выжидательную позицию и был готов к нападкам. У меня сложилось впечатление, что в период между 1-м и 2-м заседаниями Комиссии произошло что-то, о чём я не знал и на основании чего Ульбрихт изменил своё поведение… что Ульбрихт посчитал раскаяние в своём поведении излишним»72Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 112. Гернштадт датирует эту встречу 2 июля. Это, вероятно, ...continue. Второе заседание прошло в совершенно ином русле, чем ожидалось после принятия решений на первом заседании. Советский заместитель Семёнова — Мирошниченко принимает сторону Ульбрихта, не называя его имени. Он ясно дал понять, что не слишком поддерживает идею крупного секретариата. Секретариат для контроля за выполнением решений Политбюро был необходим в любом случае. При этом для обеспечения связи было достаточно, чтобы членом Политбюро был только один член этого секретариата. Хотя это совсем не соответствует намерениям противников Ульбрихта, они безоговорочно согласны с выводами Мирошниченко. Вильгельм Цайссер пытается спасти то, что ещё возможно, и предлагает Рудольфу Гернштадту занять решающую позицию члена Политбюро, который также должен входить в секретариат. На вопрос Гротеволя о том, готов ли Гернштадт принять этот пост, тот заявил, что возьмётся за любую работу, которую ему поручит партия. Ульбрихт воодушевлённо прокомментировал это с восклицанием: «Это предложение вполне логично! Для меня это точка над “i”»73BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 70. Решение переносится на следующую сессию, чтобы Семёнов мог присутствовать на ней. 

Третье заседание Комиссии уже не проводилось. Соперники Ульбрихта окончательно теряют шанс уничтожить поверженного Генерального секретаря. Гернштадт и Цайссер не проводят свои атаки с достаточной решимостью, им не хватает инстинкта политических убийц. Вместо того чтобы настаивать на увольнении Ульбрихта, они проводят ночи, обсуждая, как можно коллективно привести Ульбрихта в чувство. Даже в разгар борьбы за власть Гернштадт всё ещё находит хорошие качества у Ульбрихта: «Я был — как часто ранее — снова восхищён им, его ловкостью, быстротой его мышления, а прежде всего — тем, что у него, в конце концов, как мне казалось, были добрые намерения»74Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 81. Ульбрихт пользуется отсутствием у соперника решимости контратаковать его с критикой в Политбюро. Отсутствие тактического мастерства у оппонентов, которым не удалось изолировать его в Политбюро, позволяет ему снова оставить своих союзников позади. В недавнем прошлом Герман Матерн, Фред Эльснер и Эрих Хонеккер также подвергались жёсткой критике и боялись, что их затащат в пропасть, если Генеральный секретарь уйдёт. На этом фоне было легко принять решение встать на сторону Ульбрихта. Фред Эльснер, подвергшийся резкой критике на последнем заседании Политбюро, берёт на себя инициативу начать контрнаступление. На следующей встрече в Политбюро он обвиняет Гернштадта и Цайсера в попытке расколоть партию. Это самое худшее обвинение, которое можно выдвинуть против члена партии с коммунистической идеологией. Эльснер агитирует за то, что Цайссер и Гернштадт хотели воспользоваться ситуацией, создавшейся к 17 июня. Цайссер предложил Гернштадту стать новым Первым секретарём ЦК, а Гернштадт воспринял это, как человек с манией величия: «Партийный аппарат против меня, но массы за меня!»75Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 120. После этих обвинений в Политбюро стали происходить бурные дискуссии. 

В следующие несколько дней Гернштадт письменно обрабатывает беспрецедентный беспощадный разрыв с политикой прошлых лет. Его критика экономической политики прошлого, инициированной Ульбрихтом, напоминает клятву откровения: «В частности, форсированное развитие  тяжёлой промышленности, ограничение индустрии потребительских товаров и жёсткое подавление частной инициативы оказались ошибочными»76 Wilfriede Otto, Dokumente zur Auseinandersetzung in der SED 1953, BzG 5/1990, S. 659. Ещё жёстче он относится к внутреннему состоянию СЕПГ: «Потеря связи со значительной частью трудящихся, потеря доверия значительной части рабочего класса — это самое тяжёлое, что может случиться с марксистско-ленинской партией»77Wilfriede Otto, Dokumente zur Auseinandersetzung in der SED 1953, BzG 5/1990, S. 665. Не упоминая имени Ульбрихта, он осуждает его стиль руководства: «Он обольщаем культом личности, который снижает уровень партийной работы и калечит соответствующую личность “в её развитии”»78Wilfriede Otto, Dokumente zur Auseinandersetzung in der SED 1953, BzG 5/1990, S. 666. Документ Гернштадта завершается требованиями «обновления партии», «обновления партийного руководства», «обновления центрального аппарата партии»79Wilfriede Otto, Dokumente zur Auseinandersetzung in der SED 1953, BzG 5/1990, S. 665. Когда Гернштадт представил эти тезисы в Политбюро, вновь возникли серьезные споры. Ульбрихт и его последователи усилили свою контратаку, обвинив Гернштадта и Цайсера в «сеющей рознь деятельности». Они не были убеждены в правильности «Нового курса» и поэтому больше не представляли линию партии80Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 124. Ульбрихт сумел собрать поддержку на этом заседании, потому что представленный Гернштадтом проект был отклонён как бесполезный81Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 125. Вместо него, Антону Аккерману82Антон Аккерман — настоящее имя — Ойген Ханиш, родился 25 декабря 1905 года в ...continue поручено подготовить резолюции по «Новому курсу», которые должны будут принять на следующем заседании ЦК.

Восточный Берлин, 7 июля 1953 г.

Однако это не значит, что Ульбрихт снят с крючка. Политбюро снова обсуждает вопрос о власти на ночном заседании. На следующее утро по просьбе советского руководства Гротеволь и Ульбрихт снова прилетят в Москву. Обсуждение длится четыре-пять часов. Из 13 присутствующих членов Политбюро только двое, Герман Матерн и Эрих Хонеккер, однозначно выступают за сохранение Вальтера Ульбрихта на посту Генерального секретаря. Эрих Мюкенбергер и Фред Эльснер не стали брать на себя обязательств. Остальные чётко и яростно выступают за то, чтобы Ульбрихт отказался от должности Генерального секретаря. Фридрих Эберт мог озвучивать свою критику только со слезами на глазах. Элли Шмидт говорила с величайшей страстью. «Единодушие, которое дало трещину в нашей партии, торопливость, бесчестность, сваливающиеся на людей хлопоты, угрозы и хвастовство — вот что завело нас так далеко, и ты больше всех виноват в этом, дорогой Вальтер, и ты не признаёшь, что 17 июня не было бы без всего этого… Это нечестно, Вальтер. Тот, кто согласен с твоими речами и всегда мил с тобой, может позволить себе многое. Например, любимый отпрыск Хоннекер. Но кто не согласен с тобой, не получит поддержки, будет измучен, и этого не признают». Атака Антона Аккермана — самая острая: «На протяжении многих лет я поддерживал тебя, Вальтер. Несмотря на всё, что я видел. Долгое время я молчал из-за дисциплины, надежды и страха. Сегодня всё позади. Партия важнее, и я скажу правду и только правду. В этом Политбюро есть только два типа товарищей: те, кто осмеливается говорить, и те, кто держит язык за зубами и думает то же самое… Я готов выступить перед съездом партии, перед тремя тысячами избранных функционеров с одним только документом в руках… о чествовании к твоему 60-му дню рождения. Мне нужно только зачитать этот документ, ничего больше — насчёт того, как отреагирует съезд партии, нет никаких сомнений»83Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 129. Несмотря на эти жестокие атаки, в конце встречи Гротеволь отметил: «Я не могу сделать окончательного заявления в Москве»84Jan Foitzik, »Hart und konsequent ist der neue politische Kurs zu realisieren«, DA 1/2000, S. 40.

Восточный Берлин, 9 июля 1953 г. 

После возвращения из Москвы Ульбрихт и Гротеволь сообщают Политбюро о причине своей поездки. Советские товарищи предложили официальное объяснение по делу Берии лидерам всех братских партий. В ходе этого процесса высказывается устная критика в адрес правления Сталина в последние годы. Под его руководством не всегда преобладали нормальные условия и нарушались принципы внутрипартийной демократии. Это послужило питательной средой для роста такой фигуры, как Берия. На ночном заседании Гротеволь зачитывает документ  Президиума ЦК КПСС. Это самокритичное заявление о плохом внутреннем состоянии КПСС. Гернштадт и Цайссер чувствуют себя уверенно. Именно то, что они критиковали в Ульбрихте, критиковали и в братской советской партии. Гернштадт позже вспоминает: «Чем дальше он читает, тем счастливее я становлюсь. Как и Цайссер, Аккерман и многие другие»85Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 130

Восточный Берлин, 14 июля 1953 г. 

Очередная встреча Политбюро. Эта встреча знаменует собой поворотный момент в борьбе за должность Генерального секретаря СЕПГ. Ульбрихт переходит в наступление и снова с мрачной решимостью атакует двух своих главных критиков. Его представление предусматривает, что в начале заседания будет рассмотрено «дело Фехнера». Правда, министр юстиции ГДР не принимал непосредственного участия во внутрипартийной борьбе за власть. Но Макс Фехнер совершил серьёзную ошибку по случаю 17 июня. В интервью «Нойес Дойчланд» он поддержал бастующих фразой: «Право на забастовку гарантировано Конституцией». Трактовка событий как забастовки равна уничтожению Фехнера. Правители Москвы и Восточного Берлина объявили восстание «фашистской провокацией»: по их мнению, речь не может идти о забастовке. Ульбрихт использует это для политического подавления Фехнера и даже для того, чтобы засадить его в тюрьму. Всё это — безошибочная демонстрация силы и предупреждение  от Ульбрихта соперникам. Они в шоке узнают, к чему может привести нападение на Генерального секретаря. В этот день Фехнер вызывается в Политбюро, чтобы обосновать своё выступление в «Нойес Дойчланд». Присутствовавший на встрече представитель СКК Юдин настолько взбешён заявлением Фехнера, что, «дрожа от возбуждения», угрожает министру юстиции: «Здесь, в Советском Союзе, за такие вещи мы даём двенадцать лет тюрьмы». В тот же день Фехнер арестован, а 26 июля «как враг партии и государства… исключён из центрального комитета СЕПГ и из самой партии». До 1955 года он будет содержаться под стражей без предъявления обвинений и будет приговорён к восьми годам тюремного заключения в ходе тайного судебного разбирательства. К счастью, ему придётся отбыть лишь часть этого срока86Годы спустя, 22 апреля 1971 года, Фехнер поблагодарил Ульбрихта, которому он обязан ...continue.

После такого открытия заседания Ульбрихт обращается к двум своим главным соперникам и заявляет, что проинформирует ЦК о поведении товарищей Цайсера и Гернштадта без предъявления обвинений. Все присутствующие считают, что Ульбрихт хочет спасти свою шкуру, устранив соперников. На том же заседании проект Антона Аккермана, подготовленный к следующему заседанию ЦК, с возмущением отклоняется Ульбрихтом, Маттерном и Эльснером. Теперь Ульбрихт, Гротеволь и Эльснер берут разработку в свои руки87Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 132ff.

Восточный Берлин, примерно 18 июля 1953 г. 

Через несколько дней проект, подготовленный Эльснером, выносится на обсуждение в Политбюро в присутствии Семёнова и Юдина. Два главных отрывка гласили: «В политбюро ЦК некоторые товарищи проявляли признаки оппортунизма из-за вражеской пропаганды, которая была направлена на ядро партийного руководства. Эти товарищи представляли собой пораженческую линию, направленную против единства партийного руководства… Центральный Комитет, в частности, осуждает неправильную, капитулянтскую линию, представленную в серии статей органа ЦК «Нойес Дойчланд», главный редактор которого, товарищ Гернштадт, выразил капитулянтскую, социал-демократическую по сути, точку зрения88Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 140. Когда Гротеволь впоследствии заявил, что обвинения против Гернштадта и Цайсера были верны «в политическом аспекте», жребий был брошен. Если ЦК примет это решение, то политическая карьера Цайсера и Гернштадта будет завершена.

Восточный Берлин, примерно 20 июля 1953 г. 

Гернштадт чувствует, что проигрывает битву, и отчаивается: «Я или не мог, или не хотел поверить, что они осуществят моё политическое уничтожение»89Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 154. Почти в слезах он ищет Ульбрихта и остальных и просит исключить выдвинутые против него обвинения из проекта к следующему пленарному заседанию ЦК. Очевидно, что Ульбрихт смущён этим беспомощным актом подчинения, и он возлагает вину за кампанию, организованную против Гернштадта и Цайсера, на советскую сторону. Побеждённый Гернштадт охотно принимает эту версию. В качестве прощания Гернштадт вновь героически заявляет: «Если мы должны расстаться сейчас, я прошу вас и партию знать, что я расстаюсь без обиды и что партия может продолжать полагаться на меня». Ульбрихт равнодушно отвечает: «Я приму к сведению это заявление»90Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 155.

Восточный Берлин, 23 июля 1953 г. 

На последнем заседании Политбюро перед решающим заседанием ЦК СЕПГ Ульбрихт представляет свой доклад в присутствии Семёнова и Юдина, который он намерен зачитать на следующий день перед ЦК. На этот раз прямо указано, что только полноправные члены Политбюро имеют право голоса. Прежде кандидаты в Политбюро — включая Гернштадта — регулярно голосовали. Отчётный доклад предусматривает дальнейшую активизацию обвинений в адрес Цайссера и Гернштадта. После горячей дискуссии Цайссер — единственный имеющий право голоса обвиняемый — голосует, как и все остальные, за резолюцию, которая клеймит его как представителя социал-демократии и капитализма. Затем он ударяется в слёзы и выходит из комнаты91Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 157.  Даже в этой ситуации он склоняется перед волей партии и ее железным законом, согласно которому единство партии превыше всего и неприкосновенно.

Восточный Берлин, 24-25 июля 1953 г. 

Решающее заседание ЦК начинается на следующий день. К ужасу Цайссера и Гернштадта, Вальтер Ульбрихт зачитал против них новые обвинения, которые не соответствуют тексту, утверждённому им накануне в Политбюро. Теперь он даже оклеветал двух своих оппонентов как капитулянтов, которые после попытки фашистского переворота 17 июня пытались использовать ситуацию рука об руку с заговорщиками. Затем Эльснер подливает масло в огонь, когда заявляет, что проект резолюции, подготовленный Гернштадтом для 15-го пленарного заседания, представляет собой «идеологическую платформу» и что Гернштадт и Цайссер сформировали «скрытую фракционную группу». Ульбрихт ещё больше разогрел атмосферу коварными выпадами: «Он хотел не только свергнуть меня, но и распустить Правление ОСНП!» или так: «Он также хотел свергнуть Маттерна!»92Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 168. Чем дольше продолжалось пленарное заседание и сессия, тем тяжелее становились обвинения. Ульбрихт проводит нить между «антипартийным блоком» и предателем Берией. Таким образом, Герштадт и Цайссер также подозреваются в том, что они — империалистические агенты, которые намеревались восстановить капитализм в ГДР и ликвидировать пролетарскую партию борьбы. Государство и партия, как предполагает Ульбрихт, находились в смертельной опасности, поскольку «антипартийная фракция» совершила «внутрипартийный переворот». Только благодаря немедленному вмешательству нескольких товарищей, испытанных в классовой борьбе, атака путчистов была пресечена в зародыше и партия, и ГДР были спасены.

Результатом этих коварных инсинуаций становится то, что Ульбрихт одерживает верх по всем направлениям. Центральный комитет шокирован иллюзорной попыткой переворота и принимает решение об изгнании двух «фракционистов» из своих рядов. Гернштадт вспоминал: «Я до сих пор вижу перед собой лица товарищей из ЦК, то, как они смотрели на меня и на товарища Цайссера, когда товарищ Ульбрихт высказал подозрение, что мы принадлежим к «банде Берии». Все думали: «Они преступники»93BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 59. Ещё раз становится понятно, почему Гернштадт и Цайссер в конечном счёте не могут сравниться с Ульбрихтом и, следовательно, не имеют шансов в борьбе за власть. Они не могут заставить себя — даже с учетом очевидной угрозы поражения — открыто принять меры против Ульбрихта на заседании ЦК, которое является решающим для их судеб. «Рассказать, что произошло на самом деле?» — спросил Гернштадт Цайссера перед своим выступлением в ЦК. «Вы не можете так поступить, это может навредить Советскому Союзу» — ответ министра госбезопасности94Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 163. Наконец, Гернштадт проголосовал за своё исключение из состава Центрального комитета, поскольку идея голосовать против пленарного заседания была для него немыслимой95Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 183.

Восточный Берлин, август/сентябрь 1953 г. 

Ульбрихт не довольствуется победой в борьбе за власть. В течение следующих нескольких месяцев он обеспечивает то, что его побеждённые противники никогда больше не будут играть значительной политической роли и, прежде всего, никогда больше не восстанут против него. Никого из его критиков в последней борьбе за власть не пощадит месть Ульбрихта. Во-первых, лидер СЕПГ заставляет своих побеждённых оппонентов подчиняться унизительной письменной самокритике. Заявление Гернштадта от 31 августа 1953 года в этой связи является актом полного самоуничтожения и подчинения: «Сегодня я отчитываюсь перед самим собой, что эти серьёзные обвинения оправданы96BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 47.. …с самого начала я не только неправильно подошёл к вопросу о «Новом курсе», но и после 17 июня, должно быть, оказался под влиянием вражеской пропаганды, которая хотела создать впечатление, что на демонстрацию вышли очень большие массы97BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 49. …Если сложить все мои ошибки, то я прихожу к выводу, что это система, причина которых кроется в мелкобуржуазных воззрениях. Они показали себя… в личных чертах, таких как самооценка, всезнание, высокомерие… Сегодня, когда я смотрю на контекст, мне стыдно за своё поведение»98BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 58. Это самопожертвование бесполезно для Гернштадта. Вместе с Вильгельмом Цайссером он был исключён из партии в начале 1954 года за «враждебную партии фракционную деятельность, угрожающую единству и чистоте партии»99BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 19. Ульбрихт также совершает подлость, назначив Гернштадта сотрудником Немецкого центрального архива в филиале в Мерзебурге. Ульбрихт знает, что Гернштадт едва пережил тяжелый туберкулёз в послевоенные годы. После нескольких операций функциональные показатели лёгких Гернштадта были снижены на 50 процентов. Новое место жительства в месте наибольшего скопления сильно загрязненных выбросов от двух крупнейших химических предприятий страны, из Лойны и Буна, было выбрано сознательно. Хотя эта тирания против его поверженного противника не может сравниться с судьбой Берии, который в Советском Союзе 23 декабря 1953 года был приговорён к смертной казни и казнён в тот же день, Ульбрихт в своей мести проявил свою тёмную сторону. Гернштадт умрёт десять лет спустя в возрасте 63 лет в Мерзебурге. 

Вильгельм Цайссер назначен Ульбрихтом в издательство «Dietz» и в Институт марксизма-ленинизма при ЦК СЕПГ, где он будет работать переводчиком с русского языка до самой смерти. Ему будет всего шестьдесят четыре года. Разумеется, жена Цайссера Эльза также наказана за поведение мужа и в октябре 1953 года снята с поста министра образования. 23 января 1954 года Антон Аккерман получает выговор «за временное участие во фракционной деятельности Гернштадта-Цайссера »100BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 29. Как и Гернштадт, он подчинился победоносному Ульбрихту в сентябре 1953 года с письменной самокритикой. В ней он описывает её как «самую серьезную из своих ошибок… то, что в этой крайне серьезной ситуации я вообще решился на постановку вопроса о так называемом «неправильном методе работы» товарища Ульбрихта и сам отчасти пошел по этому губительному пути»101BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 33. Поэтому упрёк, который товарищи Ульбрихт и Эльснер высказали мне на 15-м пленарном заседании ЦК, полностью оправдан. Я пришёл к этому неправильному и вредному поведению потому, что сам временно стоял на позиции преувеличенной и недопустимой критики партии и лично товарища Ульбрихта102BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 38». Самокритичность не избавляет и его от мести Ульбрихта. На четвёртом съезде СЕПГ в апреле 1954 года он больше не избирался в Центральный комитет и, несмотря на политическую реабилитацию в июле 1956 года, больше не получал политического влияния. 4 мая 1973 года он покончил с собой. В июле 1953 года Элли Шмидт была окончательно снята с поста председателя Демократического женского союза Германии. В январе 1954 года ей был объявлен выговор, а по случаю четвёртой партийной конференции СЕПГ она также перестала избираться в Центральный комитет103По решению ЦК от 29 Июля 1956 года Элли Шмидт была реабилитирована, но не ...continue. Её унизительная самокритика, которую она произнесла 11 августа 1953 года, не помогла ей: «…потому что я… к тому же крайне неквалифицированно и грубо, выступая против товарища Вальтера Ульбрихта, отнюдь не служила единству партийного руководства»104BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, лист 93. До выхода на пенсию Элли Шмидт временно разрешено зарабатывать на жизнь в качестве директора Немецкого института моды в Берлине. 

«Вперёд с товарищем Ульбрихтом, нашим другом и примером для подражания», — поют в это же время «Молодые пионеры ГДР». Это припев песни пионерской организации имени Эрнста Тельмана. Они ещё не понимают, что поют.

Если нашёл ошибку, выдели кусок текста и жми Ctrl+Enter.

Примечания   [ + ]

1. Примечание от переводчика. ССНМ — Союз свободной Немецкой Молодежи
2. Der Stern vom 5. Dezember 1990, S. 208
3. Советская контрольная комиссия в Германии образовалась из Советской Военной администрации в Германии после основания ГДР в 1949 году и была высшей советской оккупационной властью в ГДР. Ее резиденция располагалась в Берлине— Карлсхорсте
4. Falco Werkentin, Politische Strafjustiz in der Ära Ulbricht, S. 42
5. Семенов Владимир Семенович, родившийся в 1911 году, член КПСС с 1938 года, преподаватель марксизма-ленинизма. С 1939 года на дипломатической службе. С 1946 по 1949 гг. — политический советник верховного начальника СВАГ. С 1949 по 1953 гг. — политический советник Советской контрольной комиссии в Германии. 1953-1954 гг. — Верховный комиссар СССР в Германии. В 1954-1955 годах — Начальник отдела в МИД СССР. 1955-1978 годы — Заместитель министра иностранных дел СССР. 1978 — 1986 Посол СССР в ФРГ
6. Wilfriede Otto, Sowjetische Deutschlandpolitik 1952/53, DA 8/1993, S. 951. Данное обязательство, в частности, касалось поставок меди, стали и свинца.
7. Вильгельм Пик родился 3 января 1876 года в Губене, сын извозчика, плотник. 1895 член СДПГ, член левого крыла партии. Арестован в мае 1915 года после организованной им перед Рейхстагом демонстрации за равноправие женщин и в наказание призван на военную службу. На фронте в 1917 году он предстал перед военным судом за антивоенную пропаганду. Сначала он бежал в Берлин, а в феврале 1918 года — в Голландию. Вернулся в Берлин в конце 1918 года, соучредитель Спартаковской лиги и участник учредительной партийной конференции КПГ. Арестован в 1919 году. Член Прусского ландтага (1921-1928 гг. и 1932/1933 гг.). Соучредитель в 1921 году МОПР и председатель организационного бюро КПГ. В 1925 году стал председателем германского отделения МОПР. Член Рейхстага с 1928 г., ЦК КПГ с 1929 г. и Прусского Государственного совета с 1932/1933 гг. С мая 1933 г. лидер эмигрантского отделения КПГ в Париже, а затем в Москве. На седьмом конгрессе Коминтерна в 1935 году избран политическим секретарем и главой Балканского секретариата при Исполкоме Коминтерна. В том же году эмигрировал в Советский Союз. С 1937 г. — председатель организации «Международная рабочая помощь». Вернулся в Берлин в июне 1945 г., был избран председателем СЕПГ наравне с Отто Гротеволем на Объединительном съезде СДПГ и КПГ в апреле 1946 г. Организатор и первый председатель первого съезда Немецкого Народного Конгресса в 1946 г. 1949 г. — член Народной палаты ГДР, с 7 октября 1949 г. — Президент ГДР. Умер 7 сентября 1960 года.
8. Его биографию смотри в главе «Советский наместник: 1945-1953» 1. От КПГ и СДПГ к СЕПГ.
9. Иоганес Р. Бехер родился 1891 года, отец — окружной судья. Изучал философию, филологию и медицину в Мюнхене, Берлине и Йене. Затем внештатный писатель, преимущественно в Берлине. 1910 г. — огнестрельное ранение при попытке покончить с собой вместе с другом. С 1914 по 1918 год прибывал в психиатрических клиниках из-за зависимости от морфия. 1917 г. —  НСДПГ, 1919 г. — КПГ. В 1920-1922 годах сильная религиозная ориентация, исключен из КПГ. С 1923 г. — активное участие в КПГ. В 1927-1932 годах несколько визитов в СССР. В 1933 г. — эмиграция в Прагу, Париж и Москву. С 1935 года — постоянное проживание в СССР. Считался политически неблагонадежным. Несколько попыток самоубийства. Июнь 1945 года —  возвращение в Германию. С 1946 г. член партийного исполкома и ЦК СЕПГ. 1949 г. — автор текста национального гимна ГДР. С 1950 г. депутат Народной палаты, в том же году — член-основатель Германской академии художеств, с 1953 по 1956 год её президент. В 1954-1958 годах первый министр культуры ГДР. Потерял всякое политическое влияние после столкновения с Ульбрихтом в 1957 году. Умер 11 октября 1958 года.
10. Carola Stern, Ulbricht, S. 147
11. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 60
12. Молотов Вячеслав Михайлович (он же В.М. Скрябин) родился 9 марта 1890 года, советский политик. Член ЦК с 1921 г. по 1957 год и Политбюро КПСС с 1926 по 1957 годы. 1930-1941 гг. — председатель Совета народных комиссаров, 1939-1949 гг. и 1953-1956 гг. — министр иностранных дел СССР. Отстранён от должности в 1957 году из-за поддержки Сталина. 1960/61 гг. — Представитель СССР в Международном агентстве по атомной энергии в Вене. Умер в 1986 г.
13. Gerhard Wettig, Berijas Deutschland-Politik im Frühjahr 1953, DA 6/1993, S. 676
14. Gesetzblatt der DDR Nr. 72 vom 2. Juni 1953, S. 781
15. Фред Эльснер, родился 27 февраля 1903 года в Лейпциге, отец — профсоюзный деятель и функционер КПГ. Начальная школа, 1919 г. — НСДПГ, 1920 г. — КПГ. Начиная с 1921 г. — волонтер или редактор Коммунистической газеты в Бреслау, Хемнице, Штутгарте, Ройтлингене и Ахене. В 1923 году приговорён имперским судом к одному году тюрьмы за подготовку к государственному перевороту. С 1926 года изучал общественные науки в Международной ленинской школе и Институте красной профессуры в Москве. В 1932 г. возвращается в Германию в качестве сотрудника Центрального комитета, занимающегося пропагандой. С конца 1933 г. эмигрировал в Париж и Прагу, в 1935 г. — в СССР. С 1937 по 1940 гг. в связи с «идеологическими отклонениями» — на испытательном сроке в качестве руководителя работы и оперативного планирования на бумажной фабрике. Во время войны под псевдонимом «Ларев» заведовал немецким отделом Московского радиовещания и был преподавателем в антифашистской школе. В 1945 году вернулся в Германию, заведующий отделом агитации и пропаганды ЦК КПГ. С 1946 по 1948 гг. — член правления партии и ЦК СЕПГ. В 1949/50 гг. — член секретариата, в 1950-1955 гг. — секретарь по пропаганде. 1950 по 1958 гг. был членом Политбюро. С 1950 по 1956 гг. — главный редактор теоретического журнала СЕПГ «Einheit» (Единство). В 1955-1958 гг. — заместитель Председателя Совета Министров. В феврале 1958 года, после спора с Ульбрихтом о «полной коллективизации» сельского хозяйства, был исключен из Политбюро и снят со всех должностей в Совете Министров. Затем — различные руководящие должности в Немецкой академии наук в Берлине. Умер 7 ноября 1977 года
16. Rolf Stöckigt, »Ein Dokument von großer historischer Bedeutung« vom Mai 1953, BzG 5/1990, S. 649
17. Der Spiegel Nr. 8/1996, S. 154
18. Rolf Stöckigt, »Ein Dokument von großer historischer Bedeutung« vom Mai 1953, BzG 5/1990, S. 648ff.
19. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 59
20. Viktor Knoll, Lothar Kölm, Der Fall Berija, S. 67
21. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 62
22. Wolfgang Leonhard, Die Zeit vom 28. Juni 1963
23. Рудольф Гернштадт, родился 18 марта 1903 года в Гливицах (Верхняя Силезия), отец — адвокат. После окончания юридического факультета с 1922 года работает журналистом. 1929 г. — КПГ, с 1930 года работал на разведку Красной Армии. 1930-1936 гг. — иностранный корреспондент «Berliner Tageblatts» в Праге, Варшаве и Москве. В 1936-1939 гг. — иностранный корреспондент L’Europe и др. В 1940-1943 гг. — сотрудник Генерального штаба Красной Армии, в 1943-1945 гг. — сотрудник Национального комитета Свободная Германия. Вернувшись в Берлин в мае 1945 года, основал «Berliner Verlag» и «Berliner Zeitung» и до 1949 года был их главным редактором, затем — главным редактором «Нойес Дойчланд». С 1949 по 1954 гг. — член Восточногерманской Народной Палаты, с 1950 г. — член ЦК СЕПГ и кандидат в члены Политбюро. Изгнан из Центрального комитета в июле 1953 года за предполагаемую фракционную деятельность и из СЕПГ — в январе 1954 года. С 1953 по 1966 гг. — сотрудник Немецкого центрального архива, отдел Мерзебурга. Умер 28 августа 1966 года.
24. Heinz Brandt, Ein Traum der nicht entführbar ist, S. 209
25. Elke Scherstjanoi, »Wollen wir den Sozialismus?« Dokumente aus der Sitzung des Politbüros des ZK der SED am 6. Juni 1953, BzG 5/1991, S. 668
26. Elke Scherstjanoi, »Wollen wir den Sozialismus?« Dokumente aus der Sitzung des Politbüros des ZK der SED am 6. Juni 1953, BzG 5/1991, S. 669
27. Elke Scherstjanoi, »Wollen wir den Sozialismus?« Dokumente aus der Sitzung des Politbüros des ZK der SED am 6. Juni 1953, BzG 5/1991, S. 669
28. Elke Scherstjanoi, »Wollen wir den Sozialismus?« Dokumente aus der Sitzung des Politbüros des ZK der SED am 6. Juni 1953, BzG 5/1991, S. 670
29. Elke Scherstjanoi, »Wollen wir den Sozialismus?« Dokumente aus der Sitzung des Politbüros des ZK der SED am 6. Juni 1953, BzG 5/1991, S. 680
30. Elke Scherstjanoi, »Wollen wir den Sozialismus?« Dokumente aus der Sitzung des Politbüros des ZK der SED am 6. Juni 1953, BzG 5/1991, S. 671
31. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 74
32. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 65
33. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 75
34. BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 64
35. Kommuniqué des Politbüros des Zentralkomitees der SED vom 9. Juni 1953, Neues Deutschland vom 11. Juni 1953, S. 1
36. Heinz Brandt, Ein Traum, der nicht entführbar ist, S. 227
37. Steffi Knop, Eine bescheidene Öffnung, Wochenpost Nr. 25/1993
38. Прим от переводчика. ОСПН — Объединение свободных немецких профсоюзов
39. Carola Stern, Ulbricht, S. 156
40. G. J. Leithäuser, Der Aufstand im Juni, Der Monat Nr. 61/1953, S. 204
41. Heinz Lippmann, Honecker, Porträt eines Nachfolgers, S. 159
42. Вильгельм Цайссер, родился 20 июня 1893 года в Роттхаузене (недалеко от Гельзенкирхена), отец — сержант жандармерии. Получил образование народного учителя, с 1914 по 1918 гг. — солдат, затем — учитель. 1919 г. — КПГ. Во время капповского путча один из военачальников так называемой Красной Рурской армии. 1921г.  — после четырёх месяцев в тюрьме уволен со школьной службы. 1924 г. — военно-политические курсы в Коминтерне в Москве. 1926 г. — сотрудник ЦК КПГ, ответственный за военно-политическую подготовку. С 1927 г. — сотрудник Коминтерна в Москве, 1932 г. — член КПСС. В 1936-1938 гг. — «Генерал Гомес» на испанском языке. В Гражданской войне руководил различными подразделениями международных бригад. В 1938-1939 гг. — сотрудник Исполнительного комитета коммунистического Интернационала  в Москве. В 1943-1946 гг. — учитель в антифашистских школах и заведующий сектором антифашистской подготовки военнопленных. Февраль 1947 года — возвращение в Германию. В 1947-1948 гг. — начальник полицейского управления Саксонии-Анхальт. В 1948-1950 гг. — министр внутренних дел Саксонии. С 1950 года — министр государственной безопасности. Изгнан из Политбюро и Центрального комитета СЕПГ в июле 1953 года за предполагаемую фракционную деятельность и уволен с поста министра. Изгнан из СЕПГ в январе 1954 года. До самой смерти 3 марта 1958 г. работал переводчиком.
43. Герман Матерн, родился 17 июня 1893 года в городе Бурге (под Магдебургом), отец — рабочий. Получил образование кожевника. 1911 г. — СДПГ, 1918 г. — НСДПГ, 1919 г. — КПГ. Работал кожевником в Магдебурге с 1919 по 1926 гг. В 1928-1929 гг. — посещение Международной школы имени В. И. Ленина в Москве. В 1932-1933 гг. — депутат Прусского ландтага. Арестован в июле 1933 года на посту главы КПГ области Померания. 1934 г. — побег из тюрьмы Альтдамм (под Штеттином). 1941 г. — эмиграция в Москву, член НКСГ, преподаватель Центральной антифашистской школы в Красногорске. 1 мая 1945 года возвращается в Германию в составе саксонской группы КПГ. В 1945-1946 гг. — первый секретарь руководства Саксонского района КПГ, в 1946-1948 гг. — председатель Большого Берлинского отделения СЕПГ. С 1949 года — председатель Центральной партийной контрольной комиссии ЦК СЕПГ. С 1950 г. — член Политбюро и ЦК СЕПГ. В 1950-1952 гг. — вице-президент, с 1954 г. — первый заместитель председателя Народной палаты ГДР. Умер 24 января 1971 года.
44. Heinz Lippmann, Honecker, Porträt eines Nachfolgers, S. 161
45. Heinz Lippmann, Honecker, Porträt eines Nachfolgers, S. 161
46. Heinz Lippmann, Honecker, Porträt eines Nachfolgers, S. 161
47. Erklärung des Politbüros des ZK der SED, Neues Deutschland vom 17. Juni 1953, S. 1
48. Карлсхорст — резиденция Советской контрольной комиссии
49. Павел Федорович Юдин, родился в 1899 году, профессор философии; с 1947 по 1950 гг. — главный редактор журнала «За прочный мир, за народную демократию» в Белграде и Бухаресте. С апреля 1953 г. —  первый заместитель Верховного комиссара СССР в Германии. В 1953-1959 гг. — посол СССР в Китайской Народной Республике. Затем — снова профессор марксизма-ленинизма в Москве. Умер в 1968 г.
50. РИАС — Радио в американском секторе
51. Карл Ширдеван родился 14 мая 1907 года в Щецине. Сначала рос с приёмными родителями и в католическом детском доме. Летом 1914 года усыновлён парой Ширдеванов в Бреслау. Прервал обучение у торговца зерном в Бреслау. Работал курьером, а потом офисным ассистентом. В 16 лет вступил в Коммунистический союз молодежи Германии, в 25 — в КПГ. В период с 1927 по 1934 гг. работал в различных должностях в Коммунистическом союзе молодежи. 19 февраля 1934 года в Гамбурге арестован и 10 мая 1934 года приговорён к трёхлетнему тюремному заключению с последующим содержанием под стражей. Годы Третьего рейха он провел сначала в тюрьме Косвига, затем в концентрационных лагерях Заксенхаузен и Флоссенбюрг. 23 апреля 1945 года на марше смерти с целью эвакуации из лагеря был освобожден американскими войсками. С августа 1945 года работал в ЦК КПГ, а с 1947 года — на различных должностях в партийном правлении СЕПГ. Март 1952 г. — 1-й секретарь земельного руководства СЕПГ Саксонии, в октябре 1952 г. — 1-й секретарь руководства Лейпцигского района СЕПГ в Саксонии. С июля 1953 года — член Политбюро и секретарь ЦК СЕПГ. Изгнан из Политбюро и ЦК СЕПГ в феврале 1958 года за «фракционную деятельность». Затем начальник Государственной архивной администрации в Потсдаме, в 1965 году ушел на пенсию, в 1998 году скончался.
52. Jan Foitzik, »Hart und konsequent ist der neue politische Kurs zu realisieren«, DA 1/2000, S. 32
53. Was ist in Berlin geschehen?, Neues Deutschland vom 18. Juni 1953, S. 1
54. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 85
55. Henrik Eberle (Hrsg.), Mit sozialistischem Gruß. Parteiinterne Hausmitteilungen, Briefe, Akten und Intrigen aus der Ulbricht-Zeit, S. 204
56. Spruch an der WC-Tür in Halle 1 der Warnow-Werft in Rostock nach dem 17. Juni. Informationsbericht der SED-Kreisleitung-Rostock vom 22. Juni 1953. Der Spiegel, Dokument, 5/1995, S. 6
57. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 87
58. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 88
59. Martin Jänicke, Der dritte Weg, Die Antistalinistische Opposition gegen Ulbricht seit 1953, S. 49
60. Falco Werkentin, Politische Strafjustiz in der Ära Ulbricht, S. 139
61. Alfred Kantorowicz, Deutsches Tagebuch, abgedruckt bei Ilse Spittmann, Karl Wilhelm Fricke, 17. Juni 1953, Arbeiteraufstand in der Sowjetischen Besatzungszone, S. 144
62. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 94
63. Соколовский Василий Данилович, 1897 года рождения, профессиональный военный. Член КПСС с 1931 г.; в 1945 г. — первый заместитель главнокомандующего, а с 1946 по 1949 гг. — Верховный главнокомандующий группой советских оккупационных войск в Германии и Верховный главнокомандующий СВАГ с 1946 по 1949 гг., Маршал Советского Союза с 1946 г., первый заместитель Министра обороны с 1949 по 1960 гг., начальник Генерального штаба с 1952 по 1960 гг., кандидат в члены ЦК КПСС с 1952 г.; умер в 1968 году.
64. Jan Foitzik, «Hart und konsequent ist der neue politische Kurs zu realisieren», DA 1/2000, S. 47ff.
65. Wilfriede Otto, Dokumente zur Auseinandersetzung in der SED 1953, BzG 5/1991, S. 658ff.
66. BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 66
67. BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 51. В своих мемуарах Герyштадт воспроизводит эту фразу в более мягкой форме: «Чтобы иметь возможность укротить тебя, Вальтер, когда это будет необходимо». Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 105
68. BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 67 Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument,
69. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 111
70. Glückwunsch des ZK der KPdSU an Walter Ulbricht, Neues Deutschland vom 1. Juli 1953, S. 1
71. Wolfgang Leonhard, Kreml ohne Stalin, S. 106
72. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 112. Гернштадт датирует эту встречу 2 июля. Это, вероятно, произошло несколько дней спустя, так как Ульбрихт в то время был в Москве
73. BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 70
74. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 81
75. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 120
76. Wilfriede Otto, Dokumente zur Auseinandersetzung in der SED 1953, BzG 5/1990, S. 659
77. Wilfriede Otto, Dokumente zur Auseinandersetzung in der SED 1953, BzG 5/1990, S. 665
78. Wilfriede Otto, Dokumente zur Auseinandersetzung in der SED 1953, BzG 5/1990, S. 666
79. Wilfriede Otto, Dokumente zur Auseinandersetzung in der SED 1953, BzG 5/1990, S. 665
80. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 124
81. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 125
82. Антон Аккерман — настоящее имя — Ойген Ханиш, родился 25 декабря 1905 года в Талхайме (Саксония), сын чулочного мастера. Рабочий-текстильщик. 1919 г. вступил в профсоюз рабочих-текстильщиков, 1926 г. — член КПГ. В 1928-1932 гг. посещал Ленинскую школу в Москве. В 1932-1933 гг. — сотрудник немецкой секции Коминтерна. Избран в ЦК и Политбюро на «Брюссельской конференции» КПГ в 1935 году. В 1936/37 гг. участвовал в гражданской войне в Испании. В 1937 г. эмигрировал в Советский Союз. Член Национального комитета «Свободная Германия» и директор телерадиовещательной компании «Свободная Германия». В 1945 г. — возвращение в Германию. 1946 г. — член исполкома партии и центрального секретариата СЕПГ. После 17 июня 1953 года исключён из Политбюро (кандидат) вместе со своей женой Элли Шмидт за критику Ульбрихта, а в начале 1954 года исключён из СЕПГ, реабилитирован в 1956 году. С 1954 по 1958 гг. — начальник Главного управления кинематографии Министерства культуры. С 1958 года — член Комиссии по государственному планированию, начальник управления культуры, народного образования и здравоохранения. Умер 4 мая 1973 года в Берлине.
83. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 129
84. Jan Foitzik, »Hart und konsequent ist der neue politische Kurs zu realisieren«, DA 1/2000, S. 40
85. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 130
86. Годы спустя, 22 апреля 1971 года, Фехнер поблагодарил Ульбрихта, которому он обязан своим падением и заключением, в письменной форме после совместного выступления на телевидении: «Дорогой Вальтер! С сердечной благодарностью и большой радостью я получил ваш подарочный букет гвоздик в честь годовщины 25-ти летия объединения партий. Желаю вам крепкого здоровья и дальнейшей большой творческой энергии для партии и нашей социалистической республики. С наилучшими пожеланиями вам, ваши Лотте, Макс и Эрне Фехнер»
87. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 132ff.
88. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 140
89. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 154
90. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 155
91. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 157
92. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 168
93. BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 59
94. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 163
95. Rudolf Herrnstadt, Das Herrnstadt-Dokument, S. 183
96. BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 47.
97. BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 49
98. BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 58
99. BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 19
100. BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 29
101. BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 33
102. BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, Blatt 38
103. По решению ЦК от 29 Июля 1956 года Элли Шмидт была реабилитирована, но не восстановила политического влияния
104. BStU, ZA, MfS, SctM, 2377, лист 93

One Comment

Комментарии закрыты.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: