Евгений Варга и послевоенный капитализм

Порой коммунисты игнорируют советскую экономическую науку. Яркий пример — недавний доклад о деглобализации, написанный коллективом «Простых чисел». В их докладе нет даже краткого анализа советской политэкономии, как будто от дебатов об империализме до современной экономической науки простирается пропасть, а советская наука, застрявшая в идеологических догмах, не сказала ничего нового.

Исследователи мировой экономики часто прибегают к миро-системному анализу. Мы не отрицаем, что это течение важно, но хотим напомнить, что и классический марксизм рассматривает капитализм в мировом масштабе. Представители советской политэкономии после Второй мировой войны одними из первых показали, что капитализм меняется.

Одним из них был Евгений Варга. В 1946 году он написал книгу «Изменения в экономике капитализма в итоге Второй мировой войны». В ней он изложил тенденции, которые война так крепко заложила в капитализме, что они остаются в нём и по сей день.

В рецензии мы раскроем наиболее важные аспекты его исследования — те, благодаря которым советская политэкономия начала переосмыслять мировой капитализм.

Государство и капитализм

Межвоенный время (1919-1939) — период бесконтрольного экономического господства монополий, который привёл к Великой депрессии. Выходом из неё стала война, которая создала условия для расширения государственного регулирования капиталистической экономики ещё большего проникновения  в экономику капитализма.
У государства есть разные функции и одна из них — выражать интересы правящего класса в целом. Как пишет Варга, в ходе войны и после неё капиталистическое государство в большей степени стало подчинять частные интересы отдельных капиталистов общим интересам правящего класса, для воспроизводства системы в целом. Крупные монополии всё ещё влияли на госаппарат, но капиталистическое государство стало более самостоятельным от капиталистов.

Варга аргументирует это рядом закономерностей:

  • Государство решало, что именно производить. Капитал шёл на военные нужды, а не в более прибыльные отрасли;
  • Государство решало, как распределять сырье. Сырьё распределяли исходя из потребностей войны, а не извлечения максимума прибыли;
  • Государство распределяло рабочую силу. Рабочих направляли в военные отрасли, а не в те где платили бы больше;
  • Государство снабжало население продуктами по льготным ценам. Цены на продукты питания оставались стабильными.

Степень государственного вмешательства в экономику зависела от количества ресурсов в той или иной стране. В нацистской Германии роль государства была выше, чем в других странах, а в США, которая обладала большими ресурсами, государство меньше относительно других вмешивалось в экономику.

Для подкрепления своей позиции он приводит данные, которые свидетельствовали о следующих тенденциях:

  • Государство было основным покупателем на рынке;
  • Доля государственной собственности возросла за время войны;
  • Государство взимало больше налогов у населения, чем в мирное время;
  • Кроме налогов, государство также изымало часть доходов населения в виде военных займов;
  • Государство распоряжалось рабочей силой всех граждан;
  • Государство определяло как использовать большую часть средств производства.

Варга не изучает капитализм только в пределах национальных границ. Он показывает, что капитализм изменился в мировом масштабе. 

Варга связывает возросшую роль государства также с усиленной эксплуатацией колоний во время Второй мировой войны. США интегрировало в свою экономику почти все страны Южной и Центральной Америки. Англия регулировала экономику не только своих владений в Новой Зеландии, Австралии, Индии и Канаде, но и во французских, голландских и бельгийских колониях.

Роль государства выросла не только в воевавших, но и в нейтральных странах. В ходе войны усилились протекционизм и принудительное распределение ресурсов. Те страны, которые были завязаны на торговле со странами первого мира, прибегали к рационированию ресурсов, то есть к государственному регулированию.

Планирование и капитализм

После того как государство усилилось и всё больше подчиняло частные интересы отдельных капиталистов интересам всего класса, оно закономерно начало вводить элементы планового хозяйства в стихийно организованное производство.

Варга отмечает, что плановое хозяйство в капиталистических странах не тождественно таковому в СССР по ряду причин:

  • Само по себе планирование не является органичной чертой капитализма, хотя выходит из него. Оно является как бы внешним элементом по отношению к рынку. Оно не может существовать постоянно вместе с капитализмом;
  • По этой же причине планирование в большинстве капиталистических стран — временное явление, связанное с войной;
  • Военное регулирование охватывает не всю экономику, а только те сферы, которые необходимы для военного хозяйства;
  • В планирующие органы демократических капиталистических стран включались не только предприниматели, но и представители от профсоюзов и ассоциаций потребителей. Поэтому постановления этих  органов были противоречивыми.  Они отражали классовые противоречия в подобном  обществе. Планирование становилось полем классовой борьбы.

Варга показывает, что, хотя планирование и государственное регулирование было обширным,  порой оно использовалось отдельными корпорациями в своих целях. Так, в США корпорация Крайслер старалась направлять планирование в своих интересах. Компания старалась не перепрофилировать свои заводы на военные нужды, игнорируя установки правительства, в свою очередь подталкивая правительство строить для нее новые заводы, которые затрачивали очень большое количество ресурсов.

Плановые органы в большинстве капиталистических стран, кроме Германии и Японии, создавались наспех в ходе начала войны. Это вело к дублированию органов управления, непониманию как проводить экономическую политику, а также различным конфликтам из-за нежелания промышленников подчиняться планированию.

Усиливалась дезорганизация планирования.

Концентрация

Влияние государства в ходе войны усиливало концентрацию производства и капитала. Эти процессы присущи капитализму, но из-за влияния государства в период войны они достигли огромных масштабов.

Концентрации производства способствовал особый процесс. Крупные предприятия подчиняли мелкие и средние через подряды на производство отдельных деталей. Этот процесс впервые проявился именно в ходе войны и продолжился после её окончания. Новые предприятия, которые строились в период войны, были предприятиями-гигантами, и именно в них было сосредоточено основное производство.

Для примера, Варга приводит концерн Фарбендустри, в котором к концу войны было занято 400 тысяч рабочих. Он концентрировал под своим контролем от 75 до 100% различных сфер химической промышленности в Германии.

Концентрация капитала усиливалась и путём накопления. Так как в военном хозяйстве отсутствует проблема сбыта продукции и на военную промышленность всегда есть спрос,  предприниматели значительно быстрее и в больших объёмах накапливают прибыли. Они скупали предприятия, которые не участвовали в военной промышленности. Усиливается концентрация и за счёт того, что государство намеренно строит и передаёт в ведение крупных корпораций отдельные заводы, станки, выделяет льготные кредиты.

Война и разделение труда

Уже в начале Первой мировой войны, и особенно ярко во время  Второй, проявилась тенденция к ослаблению мирового разделения труда. Раздробление на жёсткие военные блоки было временным только на время войны. Но это имело колоссальное влияние на экономику. Варга приводит примеры из различных отраслей народного хозяйства. Если говорить о добыче сырья в горной промышленности, то по мере того как международные поставки в этой сфере ослаблялись, капиталистическим государствам приходилось применять различные меры:

  1. Развивать ранее нерентабельные, заброшенные производства. Создавать новые предприятия в районах, где затраты на производства были высоки;
  2. Организовать сбор, переработку и вторичное использование старого металла;
  3. Взамен дефицитных металлов в странах стали применяться металлы, добываемые внутри страны, либо материалы неметаллического происхождения.

Подобная «деглобализация» не являлась чем-то жёстко направленным. Она была динамичной — в условиях, когда распадались одни торговые союзы, появлялись новые. Так, усилился экспорт различных товаров из Аргентины в другие страны Латинской Америки, так как оттуда временно ушли американские товары.

Война и колонии

Варга рассматривал капитализм в глобальном масштабе, а потому он не упустил из внимания колониальный вопрос. К колониям он относил не только страны формально являвшиеся колониями, но и доминионы Англии, которые не являются колониями в полной мере, а также формально независимые страны, но зависимые экономически.

Индустриализация была одной из наиболее важных тенденций, повлиявших на дальнейших ход развития колоний. Из-за войны возник хронический дефицит промышленных товаров, и страны  «центра» экономически стимулировали страны периферии, чтобы те строили свои заводы и расширяли собственное производство.

У капиталистов центра существовало опасение, что страны периферии, произведя индустриализацию, станут экономически независимы от центральных стран. Развитие промышленности одновременно и подталкивалось, и тормозилось. Варга приводит в пример Индию, в которой английское правительство стимулировало развитие текстильной, машиностроительной, химической промышленности, но при этом запрещало производить в Индии собственные автомобили, паровозы, суда.

Ещё одна тенденция, которая наблюдалась в колониальных странах — постепенное ослабление финансовой зависимости от стран центра. Так, за время войны Индия превратилась из должника Англии в её кредитора. Такое изменение не было ранее свойственно капитализму, что и отмечает Варга.

Итоги

Варга резюмирует свою работу несколькими тезисами, которые он обосновывал на протяжении всей книги:

  • За счёт увеличения производства и вовлечения большего количества рабочей силы в производство усиливалось экономическое и политическое влияние рабочего класса;
  • За счёт увеличения роли государства в экономике борьба за управление этим государством должна была стать основой политической борьбы между буржуазией и пролетариатом в капиталистических странах. В силу этого государство могло иметь переходный характер;
  • Ослабился контроль за колониями – усилится антиколониальная борьба в колониях и их противодействие мировым капиталистическим странам;
  • Увеличится влияние двух капиталистических стран — Англии и в особенности США. Варга предполагал, что США станут лидирующей капиталистической державой, за счёт ослабления Англии и выпадения ряда капиталистических стран из мирового рынка.

В книге Варги есть и ряд моментов, которые не были подтверждены временем и практикой. Например, его предположение о снижении уровня населения в крупных капиталистических странах. О том, что послевоенные годы не станут периодом стремительного роста капитализма, а будут периодами умеренного роста.

Несмотря на эти недочёты, выводы Варги относительно роли государства в капиталистической экономике, изменения влияния рабочего класса в капиталистических странах и усиления колониальной борьбы были верны. Они вызвали значительные дискуссии в среде советской политэкономической науки.
О них мы поговорим в наших следующих статьях.

Если нашёл ошибку, выдели кусок текста и жми Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: