Делаем программу марксистского кружка

Оглавление
Статья о том, что и в каком порядке нужно читать, чтобы стать марксистом.

Мы пишем её прежде всего для кружков — групп, которые коллективно изучают теорию. Однако, если ты идёшь по этому пути в одиночку, сможешь узнать, как пройти его быстро и продуктивно. 

Сначала мы приведём основные принципы, как изучать марксизм. Затем — расскажем о предметах, которые нужно освоить, и объясним, почему они важны. Следом опишем технические особенности плана занятий. Если ищешь список литературы с краткими комментариями — мотай в самый низ. Если хочешь посмотреть на готовую программу, жми на ссылку и качай архив. Там лежат все материалы, которые мы сами используем, в том числе уйма электронных книг.

Если интересно, что такое кружки, для чего они нужны и как их правильно создавать, читай наш «Гайд по марксистским кружкам».

Основные принципы

Наша программа подойдёт не всем. Кому-то не хватит философии, другим — истории. Для кого-то она коротковата, а для кого-то — слишком долгая. Ты всегда сможешь дополнить программу, разнообразить её лекциями или семинарами и пригласить специалистов. 

Чтобы правильно подстроить программу под то, что тебе нужно, придерживайся принципов:

От простого — к сложному, от общего — к частному

Чтобы люди с разной подготовкой могли разобраться в марксизме, нужно начинать учёбу с нуля. Новичок не осилит сходу сложный материал, а начитанный — наверняка что-то упустил из основ. Пусть лучше один повторит пройденное, чем другой ничего не поймёт. Если новичка протащить за шиворот через Гегеля, то он нахватается лишь поверхностных знаний.

Для начала вместо сложного первоисточника ищи его простое изложение — сперва ты посмотришь на картину в целом, а затем углубишься в тонкости. Например, бери не «Капитал», а учебник по политэкономии. Прежде чем браться за Гегеля, пройди основы философии. До того как будешь учить историю, разберись в азах исторического материализма.

Срезай углы

Мы хотим освоить марксизм при жизни. Поэтому предлагаем читать учебники — не для того, чтобы исключить из программы классиков, а для того, чтобы быстрее перейти к их главным работам. Необязательно читать всё, что когда-либо писали вожди: смело пропускай отдельные работы или заменяй их на что-то проще. В отличие от Маркса или Ленина, перед авторами учебников сразу ставили задачу: обучить неподготовленных людей в разумные сроки. Поэтому они перерабатывали идеи классиков и выдавали их в сокращённом и доступном виде.

Учись системно и вдавайся в контекст

Марксизм — это цельное учение, так что изучать его составные части нужно взаимосвязанно. Чтобы понять каждую из частей, рассматривай их предмет в развитии и разбирайся в их историческом контексте.

Поэтому не зацикливайся на одной из частей марксизма: например, не мучайся год с одним диаматом. Тебе не только надоест, но и толку от этого будет мало. Одновременно изучай все направления: диалектический и исторический материализм, политэкономию и научный коммунизм. Добавляй к ним формальную логику и историю.

Так, осваивая политэкономию капитализма, мы разбираемся, почему возникли капиталистические отношения. В таком случае у нас ничего не получится, если мы не обратимся к исторической литературе. Однако и этого мало: мы не поймём, как развивался капитализм, если не познакомимся с диаматом.

Определились: изучаем составные части марксизма вместе и не отрываем их друг от друга. Хотя каждая его часть — тоже система, пусть и поменьше. Истмат, допустим, занимается и формациями, и классовой борьбой, и социальными революциями — всё нужно увязать между собой. Авторы учебников справляются с этой задачей лучше классиков. Не потому, что классики глупее: вместо того чтобы объяснять уже существующую систему, они её создавали — писали работы по особым вопросам и для конкретных задач. Тот же Энгельс в «Анти-Дюринге» систематизировал свои взгляды, но за письменный стол сел, чтобы раскритиковать Евгения Дюринга, идеи которого стали слишком популярными среди социал-демократов. Тогда как учебники делали люди, которые могли окинуть взглядом разрозненные сочинения и спокойно преобразовать их во что-то цельное.

Марксизм — это всерьёз и надолго

Понять основы марксизма можно и за пару месяцев, но только в упрощённом, а потому искажённом виде. Чтобы в теории ты чувствовал себя уверенно и брался за любую сложную тему, надо потратить больше времени. 

Наша программа рассчитана на 1,5-2 года и состоит из двух курсов. На первом ты пройдёшь основы основ. На втором — выйдешь на дискуссионные темы и будешь сопоставлять разные взгляды: по национальному вопросу, партийному строительству и теории империализма. Заложив фундамент, ты — один или с кружком — сможешь углубляться в нюансы марксизма.

Учись без учителей

Если полагаться на одни лекции, кружок начинает плохо выполнять свою роль. Доктор наук подготовит занятие лучше тебя, а встреча пройдёт насыщеннее и интереснее. Только, вместо того чтобы читать книжки, ты будешь слушать то, в чём и так разбирается лектор. Станешь меньше работать с материалом: зачем зарываться в тему, если всё разжуют и положат в рот? Прекратишь выступать перед людьми и не освоишь дар красноречия. 

Если рассчитываешь только на лекторов, готовься, что занятия придётся переносить. Они люди занятые да и захворать могут. Поэтому ты будешь подстраиваться под «преподавателя», а не он — под тебя. Возможно, лектор станет неформальным лидером, к которому начнут прислушиваться по всем вопросам. Тогда группа, собранная вокруг него, может замкнуться и превратиться в секту — единство взглядов обеспечено, но выражаться оно будет в молчаливом и одобрительном кивании.

Другая проблема: в марксистском кружке историю, политэкономию, философию и другие дисциплины изучают одновременно. Мы знаем только одного человека, который мог бы самостоятельно вести занятия по всем темам, но он, к сожалению, сейчас лежит в Мавзолее. Историки специализируются на отдельных периодах, а экономисты вряд ли виртуозно владеют философией. Так что, если строить кружок вокруг лекций, нужны хотя бы три-четыре лектора, которые разбираются в разных темах. На любительском уровне материал сможет доложить и кружковец.

Однако есть ситуации, когда лекционный формат пригодится: 

  • Он выручит, если разом обучаешь многих людей или тебя поджимают сроки: такой «проблемы» пока нет ни у одной организации, но в будущем она возникнет; 
  • Если ведёшь кружок для работяг, у которых нет времени читать всю программу; 
  • Не исключено, что лекции подойдут и онлайн-кружку; 
  • Они годятся, если кружок — не основное занятие, а политпросвет для активистов какой-нибудь партии; 
  • Наконец, если хочешь, чтобы кружок не перечил и был в твоих руках, подчиняй его лекторам. Хотя мы не советуем.

Мы против крайностей: когда от хороших лекций отказываются по «идейным» соображениям или когда все занятия — это сплошные лекции.

Если с вами учится специалист по какой-то теме, подумай, как с его помощью улучшить работу. Кто-то из вас несколько раз прочитал «Капитал» — дайте ему больше выступлений, но не сваливайте на него все доклады по политэкономии. Пусть помогает с самыми трудными темами и поправляет других. Правда, если знаток не придёт, готовься проводить занятие без него. Учись так, чтобы никто не оставался в стороне: и книжки читали, и доклады готовили, и спорили друг с другом. Зови «преподавателей», но не забывай о самостоятельной работе. Хорошо, когда лекции дополняют основные занятия, а не подменяют их. Ещё лучше, если на них ты получаешь редкие знания, которые по-другому не обрести. Чтобы специалисты приходили к вам не зря, заранее читай книжки по теме.

Что и почему мы изучаем? 

История и исторический материализм

История рассматривает развитие общества как единый и закономерный процесс. Сложно понять современность и прогнозировать будущее, если не знаешь прошлого.

Любую дисциплину лучше изучать в историческом контексте. Чтобы вникнуть в спор эмпириков и рационалистов, нужно знать, что происходило с естественными науками в то время. Нельзя до конца понять, что такое диктатура пролетариата, не осознав Парижскую коммуну и Октябрьскую революцию. 

Споры о политике, социологии, идеологии и других общественных вопросах часто превращаются в споры об истории. Чтобы грамотно дискутировать, быть убедительным и не вестись на уловки, нужно знать исторические факты и логику исторического развития. 

История не просто набор дат и фактов, хотя обычно именно их заставляли нас зубрить в школе. История — непрерывный и закономерный процесс, поэтому приобщаться к ней нужно со всеобщих законов. Для этого у нас есть исторический материализм. 

Исторический материализм занимается самыми общими законами и движущими силами развития общества. Он объясняет законы общественного развития с точки зрения классовой борьбы и производственных отношений. К нему обращаются, когда хотят понять: по какой логике одна формация сменила другую, какие классы были движущими силами общества в разных формациях, какие классовые конфликты возникали и как они зависели от политических событий.

Нельзя изучать истмат, отрываясь от истории, иначе мы усвоим одни формальные схемы, которые лишены реального содержания. Левые, которые выучили «пятичленку», потом удивляются, что факты плохо в неё вписываются. «Что же, тем хуже для фактов», — заключают они. Дело не в том, что «пятичленка» плохо работает, — плохо работают мозги у тех, кто относится к упрощённой схеме как абсолютной истине.

Историю нельзя понять без исторического материализма. Иначе можно преувеличить роль личности в истории или скатиться к многофакторности развития: когда считают, что и религия, и идеология, и экономика, и поступки отдельных людей влияют на историю одинаково. Не владея хорошей методологией, вряд ли получится выявить среди исторических фактов верную причинно-следственную связь. Недалеко и до ложных теоретических выводов и ошибок на практике.

Мы начинаем изучать истмат с нашей брошюры «Истмат.Диамат.Кратко» и трудов Энгельса. Затем разбираем исторические события и с помощью фактов глубже осознаём всеобщие закономерности.

В нашем курсе мы рассматриваем историю и истмат вместе, так как исторические работы, которые мы берём, уже написаны с позиций истмата. Теорию классовой борьбы изучаем на примерах: с историей Древней Греции и Рима знакомимся по Энгельсу и Перри Андерсону, а с развитием промышленного капитализма — по Хобсбауму.

Истории должно быть в меру, иначе для других направлений не хватит места и времени. В нашей подборке мы сделали упор на развитие производственных отношений, революциях, их предпосылках и расстановке классовых сил — от Античности до XX века.

В первый год обучения мы отслеживаем, как развивались общества от Древней Греции до революций 1848 года. Останавливаемся на этих периодах:

  • История Древней Греции и Рима;
  • Крестьянская война в Германии;
  • Нидерландская революция;
  • Английская буржуазная революция;
  • Великая французская революция;
  • «Весна народов» 1848-1849 годов;
  • Французская буржуазная революция.

Во второй год обучения мы идём с 1848 года до начала XX века и заостряем внимание на этих темах:

  • Парижская коммуна;
  • Развитие промышленного капитализма в XIX – начале XX века;
  • Становление империализма;
  • Появление революционных партий;
  • Революции в России.

Ко многим занятиям мы приложили дополнительные материалы, которые каждый изучает по своему желанию. Можно с чаёчком и печеньками.

История философии

Мировую историю учат, чтобы понять, как развивается общество. Тогда как историю философии — чтобы посмотреть, как развивается человеческое мышление, и научиться мыслить самому. Чтобы достичь полного просветления, надо штудировать Спинозу, Канта, Фейербаха, но тебе пока рано. Пока что история философии тебе нужна, чтобы понимать, на кого ссылаются классики в своих книжках, и узнать основные философские концепции. Открывая для себя учения прошлого, лучше понимаешь, на каком фундаменте стоит наше мировоззрение. 

Кроме марксизма, придётся сталкиваться с другими современными течениями, и все они основаны на философии прошлого. История философии важна в связке с историей и истматом. Без исторического контекста нельзя до конца понять, как появлялись и развивались философские идеи.

Основное: учебники А.В. Щеглова и В.В. Орлова. Мы смотрим на развитие философии как на борьбу материализма и идеализма. Разбираемся, чьи классовые интересы они отражали и с кем боролись, а потом постепенно переходим к марксизму.

Формальная логика

Какую бы стопку книг ты ни проглотил в кружке, толку от этого будет мало, если не научишься доказывать свою позицию и последовательно доносить идеи. Чтобы не оказаться в нелепом положении — будь то в живой дискуссии, во время выступления или на бумаге, — нужно знать, как строить и связывать мысли. Этим и занимается формальная логика, которая учит правильно оформлять суждения. 

Если ты пишешь статью о русских революциях 1905-1917 годов, то читатель должен ясно понять, что такое революция, и различать социальную и политическую революцию. Если ты не знаком с основными законами формальной логики, ты то и дело будешь подменять признаки одного понятия признаками другого — путать социальную и политическую революцию. В результате один читатель, неискушённый в истории, останется с кашей в голове, а другой, более подкованный, — уличит тебя в непоследовательности, выявив логические ошибки. Ты мог бы не упасть в грязь лицом, если бы прочитал про тот же закон тождества.

В дискуссиях часто случается, что одно и то же слово принимает десятки значений, — особенно, если вы заранее не договорились о понятиях. Такую дискуссию вы можете закончить чем угодно, но точно не придёте к истине и общим выводам. Если участвуешь не в дискуссии, а в дебатах, твой оппонент будет увиливать от заданных формулировок и менять тему. В таком случае ты, зная законы логики, сможешь поймать его за руку и указать, что его доводы непоследовательны.

Формальная логика помогает структурировать мысль; она развивает познавательную способность и спасает тебя от путаницы в суждениях. Мыслить логически — значит мыслить последовательно и научно.

Говорят, что диалектика позволяет игнорировать формальную логику. Молодым диаматчикам невдомёк, что резонёрство и диалектический подход — это разные вещи. Формальная логика применима в определённых пределах: она — компьютер, выводы которого зависят от того, какие данные о мире мы в него загрузим — а они могут оказаться неверными. Диалектика как раз помогает нам понять, объективно верны ли эти данные, и, если нет, отыскать те, что мы ищем. Поэтому надо знать и применять формальную логику, чтобы раскрыть познавательный потенциал диалектики. 

Прежде чем серьёзно взяться за диалектику, мы осваиваем азы формальной логики. По ней в программе мы составили «курс молодого бойца» — используй его с умом. Сначала определяемся, что такое формальная и диалектическая логика, и для этого читаем Строговича. Затем переходим к основам формальной логики в книжке Уёмова. Не хватит нашего курса — смотри дополнительные материалы.

Политическая экономия

В основе развития общества лежит конфликт между производительными силами и производственными отношениями. Люди вступают между собой в эти отношения, чтобы совместно производить средства к жизни и обмениваться продуктами труда. Производственные отношения — это базис, на основе которого общество производит и воспроизводит себя. Исходя из базиса, выстраивается надстройка — политические, семейные, религиозные и другие отношения.

Наука, которая изучает производственные отношения на разных исторических этапах, называется политической экономией в широком смысле.

Наука, изучающая производственные отношения капитализма — и известная в таком виде большинству, — называется политэкономией в узком смысле. Именно с неё классики и разрабатывали марксистскую политэкономию.

Чтобы находить причины классовых конфликтов и социальных революций и понимать, почему одни производственные отношения устаревают и на их место приходят новые, нужно знать политэкономию. Она объясняет, как возник капитализм, как он работает и почему катится к гибели

С политэкономией твоя новостная лента перестанет быть для тебя генератором случайных событий — ты научишься связывать разные на первый взгляд новости: борьбу Тихановской с Лукашенко и приватизацию в Беларуси, решения больших дядь и экономические кризисы, военную политику и жизнь корпораций. В конце концов, если ты хочешь научно понять, почему единицы богатеют, а миллионы беднеют, — вооружайся политэкономией.

Капитализм меняется не только во времени. От страны к стране он принимает разные формы. Коммунисты должны строить адекватную стратегию и тактику, учитывая эти различия. Нужно по-новому и научно отвечать, почему капитализму суждено умереть, как на разных уровнях общества проявляются его противоречия и кризисы, кто такой современный могильщик капитализма — пролетариат — и из каких прослоек он состоит. Мы затронули лишь немногие вопросы, на которые нам всем ещё предстоит ответить, дополнив марксову политэкономию.

Пока «Капитал» Маркса остаётся ключевым произведением политэкономии. До сих пор это «самый страшный снаряд, который когда-либо был пущен в голову буржуа». Он будет страшным и для тебя, если возьмёшься за него, не подготовившись. Цель нашей программы — подвести тебя к нему, чтобы ты открыл главное произведение Маркса, всесторонне понимая предмет и владея отправными знаниями по политэкономии.

Нам помогут три учебника. Из пособия А.В. Бузгалина и А.И. Колганова берём главы по политэкономии докапиталистических формаций; из учебника Ф.И. Михалевского — по политэкономии капитализма эпохи свободной конкуренции; из учебника Д.И. Розенберга — по политэкономии империалистической стадии капитализма. В конце курса, чтобы закрепить и углубить пройденный материал, мы постигаем работу Каутского, которая посвящена основным понятиям «Капитала».

Политэкономия социализма — совсем другая история. Она изучает производственные отношения социалистического общества. Чтобы понимать, как строить новое общество и какую альтернативу предлагать взамен капитализму, без этой науки не обойтись. 

Однако объять необъятное невозможно: в нашей программе политэкономии социализма ты не найдёшь. Она — следующий уровень, к которому ты перейдёшь, только после того как освоишь азы. Нельзя вполне понять политэкономию социализма, не проштудировав и не поняв политэкономию капитализма. Если хочешь, начни с лекций Алексея Сафронова по советской экономике.

Научный коммунизм

Научный коммунизм изучает классовую борьбу, социальные революции, общие социальные и политические закономерности построения коммунизма. Его база — марксистская философия и политэкономия. Научный коммунизм — это вывод из философских и экономических концепций Маркса — вывод о том, что надо делать пролетариату, чтобы взять власть и построить коммунизм.

Научный коммунизм тесно пересекается с истматом и политэкономией, но не дублирует их. 

Истмат изучает общественные законы, которые действуют во всех формациях. При этом он не задумывается, как должен вести себя пролетариат, чтобы общество перешло к социализму; он не исследует условия, в которых такой переход возможен. 

Политэкономия доказывает, что крах капитализма неизбежен, с экономической точки зрения, а научный коммунизм — с политической. Правда, эта неизбежность не означает, что одной прекрасной ночью неожиданно рухнет капитализм и общество проснётся при социализме. 

Научный коммунизм нужен, чтобы сознательно строить стратегию и тактику и разбираться в путях преобразования общества и строительства социализма. Научный коммунизм даёт позитивную программу и образ будущего: объясняет не только как ломать, но и как строить. Он изучает диктатуру пролетариата, научный атеизм, коммунистическое воспитание, партстроительство, национальный и женский вопрос, как будут работать суды при социализме — всё, что касается политики пролетариата.

Вопросы, которые мы упомянули, связаны друг с другом; необязательно их изучать в строгом порядке. Поэтому в нашей программе нет учебника по научному коммунизму, который мог бы стать «каркасом» курса. Проблемы, которые решает научный коммунизм, сильно связаны с историческими условиями, которые тоже нужно изучать и критически переосмыслять. Та же история соцстран требует отдельного курса. Поэтому научный коммунизма мы осмысляем прежде всего по классикам.

Диалектический материализм

Каждая из дисциплин, с которыми мы знакомились выше, изучает какую-то отдельную область. Политэкономия постигает общественное производство и обмен, истмат — законы развития общества, научный коммунизм — как ломать капитализм и строить коммунизм, то есть политикой пролетариата. Однако, кроме вопросов, на которые отвечают частные науки, есть всеобщие вопросы. Что такое объективная реальность? Что такое материя? Что такое истина? Существуют ли причинно-следственные связи? Есть ли у нас свобода воли? Есть ли в мире случайность или он подчинён железной необходимости? Такие вопросы рассматривает философия.

Философия марксистов — диалектический материализм. Он изучает самые общие законы движения и развития материи, а также принципы её познания. 

Если знаешь наиболее общие законы, проще выявлять слабые концепции, которые им противоречат. Скажем, ты разобрался в диамате и знаешь: всё в мире движется и развивается бесконечно; у Вселенной нет ни начала, ни конца, и никакое явление не может застыть в одном состоянии. Вдруг читаешь книжку, в которой утверждают, будто с распадом СССР в мире наступил «конец истории» и не за горами окончательная победа неолиберальных ценностей. Ты сразу хмуришь брови: «Как же может быть что-то окончательное в истории, если нет ничего окончательного во Вселенной

Диалектический материализм, если его грамотно использовать, помогает наукам развиваться. Исследуя всеобщие свойства материи, диамат объясняет, как соотносятся частные науки и как они связаны в систему. Обобщая данные частных наук с помощью материалистической диалектики, можно развивать понятийный аппарат, который пригодится, чтобы систематизировать знания внутри частных наук. Проще говоря, диамат разложит твои знания по полочкам и составит цельную картину мира в твоей голове.

Диамат лечит от философских заблуждений, которые приводят к ошибкам в любой области — какую ни возьми. Для корреляциониста, например, в мире нет никаких причинно-следственных связей, а законы природы существуют только в нашем мышлении. Поэтому для него и связь между обнищанием бедных и обогащением богатых — только в голове. Агностик сомневается даже в существовании самой головы. Для абсолютного детерминиста мир подчинён безусловной необходимости: у него все события заданы наперёд, а в мире нет случайности или сложной причинности. Если марксиста потянет куда-то сюда, он может решить: что бы он ни делал, капитализм разрушится сам собой, потому что полностью зависит от базиса. Редукционист будет отрицать, что общественные процессы сложнее, чем комбинация биологических процессов, и попытается описать футбольный матч, опираясь на инстинкты и гены футболистов. Идеалист ищет в основе мира мышление. Его философия исходит из веры в потусторонние сущности, например в бога или абсолютную идею. Можно докатиться и до того, что все проблемы в обществе решаются «изменением мышления людей»1.

Марксистов порой упрекают, что диамат — сплошная схоластика и настоящей науке он не нужен. При этом забывают, что у марксистской философии высокая планка: её метод начинается с обобщения знаний о мире, которые выработали частные науки. Поэтому, чтобы разобраться в диамате, нужно усваивать его, обращаясь к конкретным науками. Это важно и для того, чтобы философские понятия не превращались в заклинания, которыми диалектический мудрец кидается в слушателя, усыпляя его волю к сомнению.

В кружке некогда проводить исследования, но наверняка найдутся те, кто причастен к частным наукам. Однако сегодня марксисты должны интересоваться в первую очередь обществом. Поэтому на кружке вы научитесь применять методологию к общественным процессам — история, вместе с истматом и политэкономией, смогут вам помочь. Они знают много примеров, как применяли диамат до тебя. Это не значит, что стоит принимать чужие выводы на веру — как раз наоборот. Вооружённый хотя бы упрощённой версией марксистского метода, ты будешь тщательней всматриваться в старые идеи и переосмыслять их. Всегда помни об этом, если не хочешь стать догматиком.

Однако, чтобы хоть как-то воспользоваться методом, сначала надо овладеть основами. Не просто заучить как схему, а понять и усвоить. В нашей программе много книжек по основам философии, истории философии, истории, политэкономии — они нужны, чтобы изучать марксизм как мировоззрение. В них показаны проблемы, с которыми столкнулась философия прошлого, и подытожено развитие идей. С их помощью ты рассмотришь хотя бы некоторые трудности, над которыми философы ломали голову тысячи лет, и поймёшь, как применять марксизм в разных плоскостях. 

Письмо и речь

Марксист должен убеждать людей и менять их взгляды, поэтому тебе нужно хорошо писать и говорить. Многие из нас не владеют ни ораторским искусством, ни литературным мастерством: обыватель может прожить и без них. В школе и вузе твои читатели и слушатели — заложники. Преподаватель не выйдет покурить, если твоя презентация скучновата. На работе коллегам придётся читать твои письма, потому что им за это платят. Зато в агитпропе приходится бороться за внимание и доверие.

Практика марксистов основана на агитации и пропаганде. В зависимости от того, где и как ты выступаешь, нужны разные умения и качества. Технические средства тоже меняются: раньше печатали газеты и выступали на митингах — сейчас делают контент для ВК, телеграмма и ютуба. Где-то нужно уметь монтировать видео, где-то — рисовать красивые иллюстрации, а для публичных выступлений надо приятно выглядеть. Однако во всех случаях ты просто обязан владеть печатным и устным словом — что делает этот навык довольно универсальным, чем бы ты ни занимался.

Чтобы выпустить статью, её нужно не только написать, но и отредактировать и вычитать. Если выкладываешь ролик на ютубе, не справишься без хорошего сценариста и того, кто выступит на камеру. Допустим, ты хочешь заниматься не агитпропом, а теорией. Всё равно придётся участвовать в дискуссиях, выступать на конференциях или читать лекции. Если ты метишь в простые активисты, готовься общаться с людьми, когда будешь раздавать листовки.

Чтобы научиться писать и говорить, нужно много писать и говорить. Другого пути нет. Если практиковаться без теории, то попросту закрепишь ошибки. Когда ошибки превратятся в привычки, тогда не вытянешь их и клещами.

Чтобы научиться писать, сначала прочитай «Пиши, сокращай» Максима Ильяхова и Людмилы Сарычевой. Они изложили понятные и практичные правила, с которыми можно сразу что-то редактировать. Если не хочешь погружаться в тему, остановиться можно и на этой книге. Тем, кто собирается браться за текст всерьёз, рекомендуем продолжение — «Ясно, понятно». Многих отпугнёт «буржуазность» обеих книг: авторы напирают на коммерческий копирайтинг и ни разу не ссылаются на Леонида Ильича Брежнева. Если для тебя это недопустимо — выдохни! Есть книжки, в которых написано всё то же самое; просто они не настолько удобны, доступны и актуальны. Читай их, если хочешь: либо вместо того, что предложили мы, либо как дополнение. Поищи книгу Норы Галь «Слово живое и мёртвое» и «Как писать хорошо» Уильяма Зинсера. В основном Галь пишет, как бороться с канцеляритом и правильно переводить с иностранных языков. Зинсер берёт широкий круг тем: от структуры текста и анализа читателей до борьбы с водой и мусором в статьях.

Как прочитаешь — практикуйся. Почти в любом левом паблике ты найдёшь текст, который перегружен словами-паразитами, канцеляризмами и штампами. Заходи на «Науку марксизм», в «Рабочий путь» или на сайт РРП, бери текст похуже и редактируй его. 

Когда войдёшь во вкус, пиши свои работы или помогай редактировать чужие, например у нас. Если тебе есть что написать, наш коллектив вычитает твоё творение, покажет слабые места — и по стилю, и по содержанию. Пока не готов к авторству? Не беда: твоя помощь пригодится во время вычитки. За счёт таких энтузиастов журнал и держится. Журнал, кстати, — залог регулярной практики. Работая здесь постоянно, люди совершенствуют свои умения. 

Чтобы научиться выступать на публике, снова начни с теории, а потом закрепи её практикой. Сперва прочитай «Советское ораторское искусство» Ножина. Местами книга устарела, особенно стилистически, но если перетерпеть хвалебные оды Леониду Ильичу, то откроешь для себя доступную и стройную методичку. 

Затем переходи к практике: например, выступай на кружке. Среди товарищей возьмите за правило: после того как кто-нибудь изложит тему, обсудите не только суть доклада, но и его форму. Если выступающий нервно чесал руки, краснел, э-э-э-экал и запинался, мягко скажи ему об этом. Поскольку «…ораторское искусство» ты уже читал, можешь даже посоветовать, как исправить проблему. Кружок — комфортная среда, потому что людей в нём немного и настроены они к тебе дружелюбно. Поэтому хорошая идея — начать карьеру блистательного оратора с кружковых занятий, но иллюзий строить не надо. Кружки раскрывают только простейшие способности: станешь меньше запинаться, забываться и, возможно, научишься говорить без бумажки. Для многих уже это будет достижением, тем более что лепить ораторов надо не из всех: многим из вас хватит основ. Однако, если хочешь расти, нужно что-то большее.

Чтобы развивать красноречие за пределами докладов, выделяйте отдельные занятия, поскольку подготовка речи — дело непростое: нужно продумать план и структуру текста, написать его, потренироваться перед зеркалом. В нашей программе таких занятий нет; зато есть много докладов по истории и истории философии — с ними и можно выступать. 

Левые постоянно организуют встречи, конференции, лекции: поучаствуй в одной из них или организуй свою — это несложно. Если есть знакомый, с которым часто споришь, устрой дебаты прямо в кружке. Дискутировать можно и дистанционно — полемики, конференции и лекции левые часто проводят в сети. Однако самый большой простор для творчества дают журналы вроде нашего. Тут можно и в ролике сняться, и подкаст записать. Организовать публичное мероприятие — хоть в онлайне, хоть вживую — с нами намного проще, чем в одиночку — без связей и медиа-ресурса. Выбирай сам, где изучать риторику, но выступай, спорь и общайся с людьми как можно больше.

Принципы компоновки плана

Мы распределили материал так:

1. Читаем не больше 70 страниц А4 или 100 книжных страниц (А5) в неделю. Поскольку формат всех книг разный, мы, рассчитывая объём чтения, одну страницу А4 принимали за полторы книжных. Так мы равномерно распределили чтение — в нашей программе указаны книжные страницы.

2. Хребет программы — история. Темы, которые связаны друг с другом, мы обсуждаем вместе и вникая в исторический контекст.

3. Чтобы разнообразить занятия и изучать материал системно, за одну встречу мы обсуждаем несколько разных тем, например историю, политэкономию и историю философии.

4. Чтобы не умереть со скуки, в программе есть занятия, к которым ты — вместо новой литературы — будешь читать короткие дискуссионные произведения. Так ты сможешь:

  • Повторять изученный материал и устраивать контрольные работы поверх тех, что мы предусмотрели;
  • Нагнать материал, который вы усвоили кое-как или если кто-то из коллектива не успел его пройти;
  • Отдохнуть, прочитав не учебник, а дискуссионную статью.

5. Мы начинаем занятия в сентябре и прерываемся в конце июня на полтора-два месяца. Тогда, учитывая все календарные праздники, на пять недель занятий приходится одна неделя выходных, то есть без занятия.

Краткое пояснение к литературе

1) Поварнин С.И. Как читать книги? 

Не спеши задавать недоуменный вопрос: «Зачем мне это?» Далеко не все, кто приходит в кружок, развивали культуру чтения. В книжке ты узнаешь, как правильно читать книги и как выжать из чтения максимум пользы.

2) Основы марксизма:

2.1) Маркс К. и Энгельс Ф. Манифест коммунистической партии;

2.2.) Энгельс Ф. Принципы коммунизма.

Введение в марксизм: в общих чертах узнаешь об основных идеях коммунистического учения и о том, за что борются коммунисты. Начни с «Манифеста», а в «Принципах» подробнее разберёшься с некоторыми вопросами.

3) Колганов А.И. Что такое социализм? Марксистская версия.

Пособие по теории социализма. Нас интересуют главы о развитии социалистических идей, предпосылках развития марксизма и основах исторического материализма. В довесок берём главы о фашизме и анархизме.

4) Ленин В.И. Три источника и три составные части марксизма.

Ильич кратко объясняет, почему марксизм — цельное учение, из каких источников он возник и из чего он состоит.

5) Ножин Е.А. Основы советского ораторского искусства.

Мы упоминали эту книжку выше, в главе «Письмо и речь». Много воды, ссылок на Брежнева и по современным меркам довольно неловко. Зато Ножин доступно описывает этапы ораторской практики: от моральной подготовки и составления плана до оценки слушателей и самого выступления. Упор в основном на публичные выступления: ютуба в то время не было, а про радио и ТВ Ножин упоминает вскользь.

6) Сталин И.В. «Об основах ленинизма» и «К вопросам ленинизма».

Многие дети увидят здесь проявление сталинизма. Малолетним невдомёк, что работы Сталина — краткое и ёмкое введение в ленинскую теорию, в которых он рассказывает, что нового Ленин привнёс в марксизм. Освоив книги, поймёшь, как важна теория в революционном движении, какую роль играет партия в рабочем движении и что такое диктатура пролетариата.

7) Истмат.Диамат.Кратко.

Брошюра, где в самом простом и кратком виде обобщаются основы диамата и истмата. Мы писали её, опираясь на лекции Огородникова, но подошли творчески: адаптировали стиль повествования, кое-что уточнили и перефразировали, а что-то почерпнули из других источников. Как полноценный учебник наша брошюра не годится. Она нужна, чтобы примерно представить, что такое диамат и истмат. К ней удобно возвращаться, если нужно вспомнить какое-то определение. Вкупе с брошюрой можно использовать оригинальный курс лекций, от которого мы отталкивались. 

7.1.) Огородников В.П. Курс лекций по философии марксизма.

Профессор Огородников лучше Профессора Попова. Он не загрузит тебя душной гегельянщиной, фашизмом на экспорт и анекдотами про баню, а сразу объяснит основы диалектического и исторического материализма. Курс длится 8 часов. Главное достоинство — чёткие определения и последовательное изложение. 

8) Учебники по формальной логике:

8.1) Строгович М.С. Логика; 

Нас интересует третья глава: «Формальная логика и материалистическая диалектика». Прочитав её, мы поймём, что такое формальная и диалектическая логика. Затем подступаемся к самой формальной логике.

8.2) Уёмов А.И. Логические ошибки и как они мешают правильно мыслить; 

Знакомимся с законами формальной логики и основными формами мысли. Увидишь на многих примерах — от бытовых до более сложных, — как часто люди нарушают логические законы. Автор доступно объясняет, как выявлять такие ошибки. Мы взяли одну главу из Строговича, а всё остальное из Уёмова, потому что следуем принципу «срезай углы». Брошюра Уёмова прикладная — тем и хороша.

С шестого по девятое занятие мы изучаем логику. Между девятым и десятым занятием очень хорошо вписались бы дополнительные занятия по логике. Если захочешь углубиться, после десятого занятия возьми дополнительную литературу. Обрати внимание на индукцию, дедукцию, аналогии и доказательства. Обращайся к пособиям Виноградова и Богуславского. Мы не включили их в основную программу, чтобы её не перегружать. Всё же минимально нужный материал пройден.

8.3) Виноградов С.Н., Кузьмин А.Ф. Логика; 

Учебник для средней школы — издание восьмое, 1954 год. Его писали для школьников — отсюда его главное достоинство: теорию подают стройно, ключевые мысли выделены жирным шрифтом, много примеров, чёткие определения. В конце глав — вопросы для повторения. Если ты читал другие учебники по логике и простота тебя не устраивает, бери вузовский учебник Строговича.

Забудь про учебники до 1930-х — там муть: авторы отвергают формальную логику за её «метафизичность». Только позже логику переработали и увязали с диалектикой.

Упражнения по логике лучше всего брать отсюда:

8.4) Богуславский В.М. Упражнения по логике; 

Для средней школы. 1952 год. Отличное дополнение к любому учебнику. Идеально сочетается с Виноградовым и Кузьминым. В начале главы — по теоретической справке. 

8.5) Уёмов А.И. Задачи и упражнения по логике, 1961. 

Возьми Уёмова, если Богуславский покажется слишком лёгким. Считаешь, что готов к вузовским задачникам, — дерзай. Здесь есть ответы на задания, но теоретические справки довольно скудные. 

9) Андерсон П. Переходы от античности к феодализму. 

Хороший пример марксистской работы второй половины XX века. Написана без бюрократического языка и излишней идеологизированности. Перри Андерсон осмысляет Античность без устаревших штампов советской науки. Он показывает, как развивались производственные отношения в Древней Греции, Риме и в раннем феодализме. Работа не зацикливается на частностях, а показывает общее развитие. Например, автор красной нитью проводит мысль, что феодализм появился не благодаря «революции рабов», а из синтеза двух способов производства. 

10) Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. 

С работы классика мы начинаем изучать историю с позиций истмата. Разбираемся, как зарождалось классовое общество в Америке, Древней Греции, Риме и Германии. Отсюда мы узнаем, как изменялась структура общества, семейные отношения, положение женщины в обществе и как возникли меновые отношения. 

Как и в любой научной работе, из-за того что появились новые данные, «Происхождение семьи…» надо доработать — исправить некоторые её положения, например о том, как развивалась семья, материнское и отцовское право. О некоторых поправках рассказал в своих лекциях кандидат биологических наук Владимир Фридман. Их можно посмотреть на ютубе или почитать на «Социальном компасе».

11) Учебники по политической экономии:

11.1) Бузгалин А.В., Колганов А.И. и Барашкова О.В. Классическая политическая экономия;

11.2) Михалевский. Ф.И. Политическая экономия, 1931;

11.3) Розенберг Д.И. Политическая экономии, 1931;

Начинаем курс с политэкономии в широком смысле. Для этого мы используем учебник Бузгалина А.В., Колганова А.И. и Барашковой О.В. «Классическая политическая экономия». Он по-современному смотрит на марксистскую политическую экономию. Мы не во всём согласны с авторами, например по теме современного капитализма. Прежде всего нас интересуют главы по политической экономии докапиталистических формаций.

Чтобы постичь самые основные понятия марксовой политэкономии капитализма, мы используем два учебника — Михалевского Ф.И. и Розенберга Д.И. 

Из учебника Михалевского мы берём главы по меновым отношениям, капитализму до его империалистической фазы развития и те разделы, где критикуются буржуазные теории. Учебник написан предельно просто и поэтому подходит для новичков.

Империализм лучше описан в учебнике Розенберга, так что переходим к нему, после того как изучим капитализм свободной конкуренции. 

Если освоишь весь материал, о котором мы сказали, тебе станет понятнее, что и как изучает политэкономия. Поэтому не удивляйся, что вводный курс политэкономии мы закончим главой из учебника Розенберга о предмете и методе политэкономии.

11.4) Цаголов Н.А. Курс политической экономии, 1973 года.

Как альтернативу учебникам 1930-х или как дополнение к ним рассмотри учебник Н.А. Цаголова последней редакции (1973 года). Автор очень подробно рассматривает, как взаимосвязаны политэкономические категории, как они соответствуют той или иной стадии развития общества и какие противоречия несут в себе. 

Первый том посвящён докапиталистическим формациям и капитализму, поэтому он очень важен. Во втором томе рассматривается политэкономия социализма и анализируется советское общество. Мы волнуемся за ту сову, которую Цаголов натянул на экономику СССР. Если закрыть на неё глаза, категории социалистической экономики, которые описаны в учебнике, нам показались интересными и достойными внимания.

12) Учебники по философии:

12.1) Орлов В.В. Основы философии. 4-е издание;

Советская философия не оставила нам последовательной марксистской философской системы — но одарила нас учебниками, которые обобщили философию Маркса, Энгельса или Ленина и привнесли немало нового содержания. Мы выбрали пособие В.В. Орлова, так как он пытается системно изложить основные понятия марксистской философии. 

В учебнике хватает ссылок на авторитет, что для пособий — обычное дело. Некоторые понятия изложены ошибочно. Например, автор, обращаясь к проблеме общественного познания, ограничивает её, анализируя только ощущения, мышление и научный метод. Потом он считает, что общество — предел развития материи. Поэтому веди конспект и зорко следи, как автор определяет и использует понятия.

С помощью учебника ознакомишься с проблемой систематизации философских понятий. Орлов её раскрывает, выводя определения и объясняя, как они взаимосвязаны. Так начнёшь переосмыслять и дополнять философские тезисы классического марксизма. 

Мы считаем, что учебник Орлова — это лучшее пособие по философии на сегодня. Если он тебя не устраивает, выбирай другие: 

12.2) Корнфорт М. Диалектический материализм; 

Самое доступное знакомство с целостным марксистским мировоззрением. При этом Корнфорт рассматривает лишь основные идеи, а в доказательствах грешит обращением к «здравому смыслу». Подойдёт тем, кто хочет быстро разобраться в основах философии, но не желает тратить время на лекции Огородникова.

12.3) Спиркин А.Г. Диалектический материализм, 1963 года;

Пособие раскрывает основные понятия научной методологии, такие как моделирование, формализация, аномалия. По объёму ещё меньше Корнфорта, хотя изложение сложнее. От повествования отдаёт духом эпохи: Спиркин злоупотребляет цитатами. Подойдёт проверенным камрадам, которые понимают, что социалистическую родину надо любить, с империализмом — бороться, а дедушку Ленина — уважать. 

12.4) «Введение в философию» под редакцией Фролова И.Т.

Фролов хорошо излагает концепцию, посвящённую качественным уровням развития материи, увязывает становление философии с изменением общественных отношений и естествознания. Однако он ошибочно объясняет проблему этики, иногда доводя её до абстрактного гуманизма и общечеловеческих ценностей, — наследуя позднесоветским размышлениям о «разложении классовой морали». Фролов подробно рассмотрел историю философии, особенно XX века. 

Первый том учебника полностью посвящён истории философии. Он подойдёт тем, кто хочет детально изучить историю философии с марксистских позиций. Если доберёшься до философов XX века, проверь, сказали ли они что-то новое после Гегеля. 

Работы, которые изучают в кружках, но которые мы не одобряем:

Сторонники Ильенкова часто рекомендуют его «Диалектическую логику: Очерки истории и теории» как пособие по диамату. Эта работа не учебник, а, скорее, мнение автора, как развивался диалектический метод. Много спорных тезисов, касающихся соотношения науки и философии, онтологии и гносеологии, а также представления, что мышление — атрибут материи. Если ты ничего не понял, то проще: на кружках не используй его книгу как пособие. У работы есть и плюсы: Ильенков пишет живым языком; под необычным углом рассматривает, как развивалась диалектика, и пытается последовательно вывести её категории. Книга подойдёт именно тем, кто хочет разобраться в советских дискуссиях вокруг предмета философии, обозрев аргументы разных сторон. Разумеется, тогда нужно изучать не только Ильенкова, но и его оппонентов.

Часто используют в кружках «Диалектический материализм и исторический материализм» под редакцией Митина. Учебник пестрит критикой советских философов: ей посвящена треть первого тома. Однако потом сам автор раскритиковал своё творение. Поэтому, если вы ищете работу сталинской эпохи, лучше возьмите Корнфорта. 

13) «Краткий очерк истории философии» под редакцией Щеглова А.В.

Когда историю философии проходят в университете, обычно её сводят к рассказу о том, что и когда написал философ. Работа Щеглова не из таких. 

Она вкратце излагает историю европейской философии от древних греков до Ленина. Напирает в основном на то, как развивались материализм и идеализм. Краткое изложение накладывает свои ограничения. Например, ты не найдёшь здесь развёрнутых размышлений о средневековых схоластах. Местами автор вульгарно вписывает философов в исторический контекст, клеймя их за идеализм и метафизику, не вдаваясь в тонкости учений. Многие направления ускользают, как и важные этапы развития понятий, потому что изложить их подробно и детально — не цель краткого очерка. Щеглов хотел показать, по какой логике развивались философские концепции. 

Считай, что его работа — доступное введение в марксистское понимание истории философии, — учитывая те тенденции, которые проходят красной нитью через всю историю. Такой взгляд полезен, когда критически рассматриваешь другие направления или то, что из них заимствовал марксизм. 

Чтобы рассмотреть философию после Ленина и углубиться в её нюансы, берись за учебник В.В. Орлова. Чтобы ты разобрался в теориях ключевых философов, мы отвели для тебя доклады, основываясь на книге Скирбекка Г. и Гилье Н. «История философии».

В учебнике они изложили немало занимательных фактов, а кое-где даже по-новому посмотрели, как складывались целые направления. Правда, учебник тебе не подойдёт, если ты хочешь понять, как развивалась философия, увязывая её изменения с историческим контекстом.

14) Энгельс Ф. Письма по историческому материализму. 

Энгельс раскрывает вопросы исторического материализма и развенчивает заблуждения о марксизме, которые распространялись уже при нём. 

Например, он отрицает представление, что истмат — теория, основанная на экономическом детерминизме, и показывает, что надстроечные отношения относительно самостоятельны, описывая их закономерности.

15) Редакторское искусство:

15.1) Ильяхов М., Сарычева Л. Пиши, сокращай;

«Пиши, сокращай» объясняет, как писать сильный текст и правильно использовать информационный стиль. Первая часть рассказывает, как находить и убирать лишнее: мусор, воду, канцелярит — то, что паразитирует на тексте и не несёт никакой пользы. Следом идут общие принципы: например, как выстроить структуру текста или объяснить сложное простым языком.

15.2) Ильяхов М., Сарычева Л. Ясно, понятно;

«Ясно, понятно» — более абстрактная книжка. В отличие от прошлой, в ней не так много простых правил в духе «делай так, а так — не делай». Она рассказывает, как работать с контекстом и взглядами читателей, делать мысль ясной и убедительной, правильно подавать и оформлять статью. Местами автор рассуждает на философские темы и склоняется к агностицизму. Это неудивительно: когда за деньги влияешь на массовое сознание, проще думать, что объективной истины нет. Поэтому подойди к чтению, освоив хоть какие-то азы марксизма, — тогда без труда встроишь идеи автора в своё мировоззрение.

В обеих книгах — уклон в коммерческий копирайтинг и рекламный текст. Кого-то это отпугнет. Однако методы современного маркетинга во многом совпадают с принципами пропаганды, а уж их точно надо знать. Тем более что сейчас самые передовые пропагандистские методики развиваются именно в корпоративной среде. Если аллергия на Ильяхова не проходит, предлагаем альтернативу: 

15.3) Нора Галь. Слово живое и мёртвое;

Подойдёт прежде всего тем, кто хочет переводить тексты. Принципы, которые описывает Галь, можно применять что в художественной, что в теоретической литературе. Кроме переводов, она затрагивает канцелярит, а его в статьях у левых как грязи. Книги Ильяхова Нора Галь полноценно заменить не сможет — только если дополнит их. Поэтому посоветуем ещё одну. 

15.4) Уильям Зинсер. Как писать хорошо.

Во всех описаниях наперебой поют: «Классическая классика», «Пережила множество переизданий», «Переведена на кучу языков». В принципе, так и есть. Автор с высоты журналистского опыта даёт понятные правила, с помощью которых ты приведёшь свой стиль в порядок. «Пиши, сокращай» и «Ясно, понятно» во многом повторяют мысли Зинсера, поэтому лучше возьми его, если хочешь заменить «буржуазные книжки».

16) Поварнин С.И. Искусство спора.

Если споришь и дискутируешь, на одной формальной логике не уедешь. Нужно различать виды спора и их условия, в зависимости от которых ты подберёшь доводы. Надо разбираться в уловках, которые пригодятся как тебе, так и твоему оппоненту. К ним, вероятно, прибегает и автор книги, которую ты купил на свою беду, или говорящая голова из сомнительного ютуб-канала. Чтобы разоблачать брехунов, изучай теорию спора, а книжка Поварнина — введение в неё.

17) Энгельс Ф. Крестьянская война в Германии. 

Энгельс подробно осмысляет народные восстания в Германии, выясняет роль личности революционера в истории и описывает, как идеология влияет на революцию. В работе нам интересны причинно-следственные связи, закономерности революционного процесса и что общего у «Крестьянской войны» с революциями прошлого.

18) Всемирная история в 13 томах. 

Одна из самых обстоятельных энциклопедий по всемирной истории, которая издавалась в Советском Союзе. Местами большой объём материала оборачивается недостатком: авторы увлекаются цитированием классиков, а описывают сухо и не всегда глубоко. Мы выбрали эти книги, чтобы изучать Нидерландскую революцию и дополнять работы классиков.

19) Энгельс Ф. Анти-Дюринг. Отдел первый: философия. 

Энгельс, заваливая Дюринга панчлайнами и критикуя его метафизическую систему, излагает материалистический подход к изучению природы и общества. Особенно ценна критика понятий и методологии Дюринга, так как она поможет нам не ошибаться, когда будем интерпретировать марксистскую философию. 

20) Барг М.А. Кромвель и его время. 

Работа советского историка про Английскую буржуазную революцию. Мы берём главы о предпосылках революции, в которых автор подробно объясняет, как устаревшие феодальные отношения тормозили развитие производительных сил.

21) Ефимов А.В. Новая история. 

Советский школьный учебник по истории. Очень простой и небольшой. Поэтому его мы используем для одной темы — по предпосылкам Английской революции. Следующие годы, вплоть до XX века, мы подробнее изучаем по трёхтомнику Хобсбаума. 

22) Эрик Хобсбаум. 3-х томник: Век революций, Век капитала и Век империй. 

Крупное историческое исследование английского марксиста Эрика Хобсбаума. Он показывает, как складывался и развивался промышленный капитализм в «долгом XIX веке» — от Французской революции 1789 года до Первой мировой войны 1914 года. Хобсбаум заостряет внимание на классовом анализе, революциях и противоречиях исторического развития.

Дополнительные доклады по истории мы дали по 13-томнику «Всемирная история» и книге Фостера У. «Очерк политический истории Америки».

23) Плеханов Г.В. К вопросу о роли личности в истории.

Название говорит само за себя. Плеханов популярным языком разъясняет один из аспектов исторического материализма, не пренебрегая серьёзными философскими категориями: общего-особенного-единичного, субъекта-объекта, возможности-действительности.

24) Каутский К. Экономическое учение Карла Маркса. 

Краткая выжимка из «Капитала». Если сравнить с учебниками Михалевского и Розенберга, Каутский глубже вникает в категории марксистской политэкономии. Рецензировано Энгельсом и одобрено им как хорошее пособие к Капиталу.

25) Работы классиков по революционным событиям во Франции:

25.1) Маркс К. Классовая борьба во Франции;

25.2) Маркс К. 18 брюмера Луи Бонапарта;

25.3) Маркс К. Гражданская война во Франции;

25.4) Энгельс Ф. Действительные причины относительной пассивности французских пролетариев в декабре прошлого года. 

Работы о классовой борьбе времён Французской революции 1848 года и Парижской коммуны 1871 года — эпохи, когда пролетариат впервые открыто столкнулся с буржуазией. 

В «Классовой борьбе во Франции» и «18 брюмера Луи Бонапарта» Маркс исследует надстроечные отношения буржуазного государства. Он выявляет и обобщает разные формы классовой борьбы, хитросплетения между прослойками буржуазии и то, как они захватывали и удерживали власть, борясь с пролетариатом.

В «Гражданской войне во Франции» Маркс подытоживает первый опыт пролетарской диктатуры — Парижской Коммуны. Объясняет, где она ошиблась, и выделяет неотъемлемые свойства пролетарского государства. Он доказывает, что мировой пролетариат должен сплотиться, чтобы победить буржуазию, а её реакция будет неизбежно обостряться.

26) Энгельс Ф. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии. 

Здесь Энгельс впервые изложил, как марксизм понимает основной вопрос философии. Он искоренит в тебе остатки созерцательного материализма и покажет, как философия связана с политикой. Работа важна как один из этапов борьбы с идеализмом.

27) Троцкий Л.Д. Терроризм и коммунизм.

Берём четвёртую, пятую и шестую главу. Троцкий, отвечая Каутскому, доказывает, почему он необоснованно обвиняет большевиков «в красном терроре». Нас интересуют главы, посвящённые Парижской коммуне. В них Троцкий разбирает потуги Каутского, который противопоставляет Парижскую Коммуну Октябрьской революции. Троцкий обобщает опыт Коммуны и показывает, как большевики учли её ошибки. Читаем как дополнение к «Гражданской войне во Франции».

28) Ленин В.И. Государство и революция.

Мы начали программу с работ Сталина по основам ленинизма. Под конец программы мы уже кое-что знаем, поэтому берёмся за первоисточники.

Государство и революция — одна из ключевых работ Ленина. В ней он обобщает взгляды Маркса и Энгельса на государство и революцию и доказывает, что демократия — игрушка в руках буржуазии, поэтому пролетариату необходима диктатура, после того как он придёт к власти. Ильич в общих чертах описывает, как и почему отмирает пролетарское государство, и выделяет признаки социалистического и коммунистического общества.

29) Работы по национальному вопросу: 

29.1) Ленин В.И. О национальной гордости великороссов;

29.2) Ленин В.И. К вопросу о национальностях или об «автономизации»;

29.3) Сталин И.В. Марксизм и национальный вопрос; 

29.4) Сталин И.В. Национальный вопрос и ленинизм. 

В довесок берём главу из книги Кагарлицкого Б.Ю. «Марксизм. Введение в социальную и политическую теорию».

Вникаем в основные марксистские работы по национальному вопросу, чтобы подискутировать и испытать на прочность их главные тезисы, — о понятии нации, праве наций на самоопределение, административном устройстве наций и национальностей.

30) Кагарлицкий Б.Ю. Марксизм. Введение в социальную и политическую теорию

Кагарлицкий критически рассматривает проблемы марксизма и в чём-то их дополняет: о партийном строительстве, признаках современного капитализма и национальном вопросе.

31) Дискуссия о диктатуре пролетариата: 

31.1) Каутский К. Диктатура пролетариата;

31.2) Ленин В.И. Пролетарская революция и ренегат Каутский.

Между лидерами партий разгорелась дискуссия в первые годы Советской республики — когда настало время обобщить богатый опыт и выйти на теоретические вопросы.

В обеих работах авторы широко замахнулись: коснулись того, как понимать диктатуру пролетариата и диктатуру вообще; дискутировали о роли демократии в социалистическом обществе и методах взятия власти. Читаем критику Каутского, а затем — критику Ленина. Обсуждаем и подытоживаем, где авторы правы, а где — нет; что на поверку они подметили верно, а что не сработало.

32) Ленин В.И. Империализм как высшая стадия капитализма.

Работа о сегодняшнем капитализме: как он возникал, какие у него существенные признаки и противоречия. Ильич обосновывает, почему империализм — высшая и последняя стадия капитализма. 

33) Стратегия и тактика:

33.1) Ленин В.И. По поводу «Profession de foi»;

33.2) Ленин В.И. С чего начать?

33.3) Ленин В.И. Что делать? 

«Что делать?» — одна из главных работ о партийном строительстве и общих основах тактики и стратегии. Ленин рассказывает, как связываться с рабочими, чтобы на деле быть их авангардом, кто такие революционеры и как поставить их работу так, чтобы «получилось».

Помни, что Ильич писал свою работу в других исторических условиях, поэтому сверяй и уточняй то, что он говорит, с нынешней реальностью. На занятии хотя бы поставь актуальные вопросы, выйди на проблемы современного коммунистического движения, а затем — подумай, как их можно решить.

Дополнительные материалы

На досуге посмотри лекции, которые мы прикрепили в «дополнительных материалах». Собрали для тебя кое-что по истории и целых два цикла лекций Огородникова — «Курс лекций по философии марксизма» и «Философия и политика». Опираясь на первый цикл, мы как раз написали «Истмат.Диамат.Кратко», — если посмотришь ролики, сможешь лучше разобраться в брошюре. Второй цикл подробнее объяснит, как философия связана с политикой и почему философия партийна.

Материалы «для разгрузки»

Краткие работы мы распределили по занятиям, чтобы ты иногда отдыхал. Только особо не обольщайся: всё равно будет что обсудить.

  • Ленин В.И. О значении воинствующего материализма;
  • Ленин В.И. Социализм и религия;
  • Ленин В.И. Об отношении рабочей партии к религии;
  • Коллонтай А.М. Отношения между полами и классовая борьба; 
  • Мао Цзэдун. Против книгопоклонства;
  • Ленин В.И. Письмо к американским рабочим;
  • Ленин В.И. О лозунге Соединенные Штаты Европы;
  • Ленин В.И. Война и российская социал-демократия;
  • Мифы и практика. Что делать с агитацией среди рабочих?;
  • Беличье колесо «экономизма».

Сноски

Сноски
1 Идеализм — представление о мышлении как первооснове мира (или социальной материи). Поэтому идеалисты преувеличивают роль психических явлений в общественных процессах.
Идея потустороннего — убеждение, что, помимо материальной реальности, есть сверхреальность, которая обычно является идеологизированным образом социальных и психических явлений. Проявляется в вере в бога и прочие потусторонние сущности, которые выступают как универсальные объяснительные принципы.
Абсолютный детерминизм — вера, что мировые события полностью предопределены и предзаданы единым всеобщим законом или совокупностью законов. Детерминисты отрицают объективную случайность и сложную причинность.
Агностицизм — вера, что мир принципиально непознаваем. Агностики утверждают, что мир познать нельзя, а знание приравнивают к вере. 
Корреляционизм — вера, что в мире нет причинности. Как результат — убеждение, что реальных закономерностей не бывает, ведь они всего лишь порождение сознания.
Редукционизм — убеждение, что между физическими, биологическими и социальными явлениями нет качественных различий. Редукционисты обычно их отметают, объясняя сложные процессы упрощёнными закономерностями.
Поделиться в vk
Поделиться в telegram
Поделиться в pinterest
Поделиться в print