/ Герой чужого времени? / LENIN

Сегодня мы празднуем юбилей человека, образ которого успел за 150 лет разложиться на плесень и липовый мёд. Сегодня для одних Он — непогрешимый герой, полубог, совершивший революцию усилием стальной воли, а для других — сущий сатана, такой же стальной волей разваливший Русь-матушку, заложив «атомную бомбу под здание, которое называется Россией». За этими идеологическими наслоениями и кипами книг, восхваляющих или проклинающих Ленина, становится невозможно разобрать, кем же был этот неординарный и выдающийся человек, оказавший огромное влияние на мировую историю. И тем важнее становятся работы, которые дают адекватное представление о его жизни. 

Несмотря на поражение рабочего движения в конце 20-го века, мифотворчество о Ленине, начатое при его жизни, не утихает и по сей день. Продолжаются неудачные попытки выработать общее понимание его исторической роли, что указывает на актуальность Ленина как исторического явления для современной России. 

Но выработать единое понимание в нынешних  условиях не удастся, так как причина этих споров сокрыта в противоречиях современного общества. 

Марксисты не должны находиться в плену бесконечных споров, навязанных буржуазной идеологической повесткой. Им следует  выработать независимый научный взгляд, свободный от предубеждений любого рода: как от идеализации, так и от демонизации.

В таких условиях особенно ценными становятся качественные исследования, посвященные биографии Ленина. 

Труды В.Т. Логинова станут находкой не только для тех, для кого современный марксизм и рабочее движение немыслимы без ленинского наследия. По достоинству оценят их и те, кто искал по этой теме, в первую очередь, научные работы, свободные от субъективного идеализма и мифов пропаганды.

Владлен Терентьевич Логинов – доктор исторических наук, один из наиболее авторитетных исследователей биографии В.И. Ленина, автор сотен научных работ, посвященных проблемам революционного движения в России, Октябрьской революции и Гражданской войны.

Трилогия историка, к чтению которой мы предлагаем приступить нашим читателям, не пытается охватить жизнь революционера целиком, что привело бы к вынужденному упрощению. В своих произведениях автор сосредотачивается на отдельных периодах жизни Ленина, дающих ключ к пониманию его характера, мотивов и роли в истории. Огромный массив материалов: от воспоминаний современников и работ самого Владимира Ильича до архивных документов — позволит читателю погрузиться в контекст событий. В отличие от книг, не уделяющих достаточного внимания детальному анализу  эпохи, в которой жил Ленин, данные работы позволят углубиться в рассмотрение отдельных явлений, имеющих важное значение для понимания исторической фигуры Ленина в развитии.

Первая книга, «Владимир Ленин. Выбор пути», охватывает первые 30 лет жизни (1870 – 1901 гг.) –  период становления личности революционера. Автор убедительно показывает, что формирование взглядов молодого Ульянова не было одномоментным прозрением и ни в коем случае не могло носить сугубо «книжного» происхождения и характера. С самого раннего детства он знал о проблемах российской деревни не только по литературным источникам и статистическим справочникам: наблюдая с детства за жизнью и бытом крестьян в деревне, Ульянов не мог не сочувствовать крестьянам. К 18 годам сочувствие переросло в интерес к серьёзному изучению крестьянского хозяйства и быта. 

Примерно в это же время Владимир Ульянов попадает в студенческую среду, где доминируют идеи народничества и народовольчества. Они  оказывали влияние на него до тех пор, пока он не услышал «мутный доклад» одного студента о «Капитале» Маркса. С этого момента герой книги вступает в этап, известный в истории марксизма, как этап борьбы марксистов и народников. Автор книги параллельно знакомит читателя и с экономическим положением Российской империи 80-90 гг. XIX века: расслоение крестьянства, его пролетаризация, подъём индустриального производства — всё это свидетельствовало о переходе страны на капиталистические рельсы. Марксистская теория, впервые перенесённая на русскую почву Г.В. Плехановым, была призвана выявить и продемонстрировать эту тенденцию, указав пути для решения проблем, вставших перед рабочими и крестьянами. Здесь, помимо прочих эпизодов, автор разбирает один из мифов «лениноедов», в котором молодому Ульянову вменяется в вину бесчеловечное доктринёрство, так как он, наряду с остальными марксистами, резко высказался против отождествления революционной деятельности с работой в правительственных комиссиях по борьбе с голодом. Эту позицию мифотворцы приняли за аксиому, логическое продолжение которой они нашли в «репрессивной политике» Советского Союза по отношению к крестьянству. С ужасом наблюдая картины гибели людей и не выступая против самого кормления голодающих, Ульянов призывал лишь не выступать вместе с правительством, отмечая, что этот голод есть прямой результат определённого строя, что периодический массовый голод неизбежен, пока этот строй существует. Таким образом, в возрасте 23 лет, отделив себя от остальной интеллигенции, Владимир Ульянов вместе с марксистами, по его собственному заявлению, встал на путь революционной деятельности. 

Автор предостерегает читателя от заблуждения, будто бурное развитие российского пролетарского движения и рабочих кружков было связано исключительно с революционно-просветительской деятельностью радикальной интеллигенции, в числе которых был и Ульянов. Подъём индустриального производства вместе с появлением профессиональных кадров выдвинул и передовых рабочих, поставив их в центр заводской жизни. Именно вокруг них и формировались первые кружки рабочих. Рано или поздно недостаток знаний сказывался на качестве ведения занятий, после чего рабочие выходили на контакты с радикальной интеллигенцией. На этой стадии молодой Ульянов и застаёт петербургское рабочее движение, которое установило к этому моменту связи с такими интеллигентами, как Герман Красин, Глеб Кржижановский, Степан Радченко и другие. До появления интеллигентов стачки в 80-е и в начале 90-х принимали по-настоящему «буйные формы», вплоть до погромов и самоуправств. Это говорило о первых – пусть и примитивных – самостоятельных шагах  пробуждения сознательности. Интеллигентам оставалось содействовать дальнейшему росту классового сознания пролетариата, содействовать их организации, указывать на задачи и цели борьбы. Читатель увидит на страницах книги, как обыкновенные листовки за авторством молодых социал-демократов производили по-настоящему детонирующий эффект на заводах столицы. Листки забрасывали в цеха, раздавали на выходе с завода. «…Ткачи подходили к ним сначала с опаской… И лишь потом, прочитав листок, оживленно комментировали: «Ловко продёрнули!»… Читали его теперь уже громко, то есть публично…»1В.Т. Логинов. Владимир Ленин. Выбор пути: Биография. – М.: Республика, 2005. С. 234. Успех листовок говорил о том, что общий язык между рабочей массой и социал-демократической интеллигенцией найден. Массовые забастовки, руководимые социал-демократами, доходили до прямых столкновений с правительством. Июньские стачки 1896 года дошли до настоящей промышленной войны, что нашло свой отзвук даже в зарубежной прессе. «Тяжелой поступью вышагивала сама История…».

Далее, за какие-то пять лет, герой книги, завоевав авторитет как среди социал-демократов, так и в рабочей среде, пережив тюрьму и ссылку, став автором фундаментальной работы «Развитие капитализма в России», вместе с социал-демократами вплотную подступает к созданию партии. За время арестов и ссылок рабочих и интеллигентов в пролетарской среде стало проявляться господство «экономического» направления (экономизма), при котором старательно обходился вопрос о политической борьбе и конечной цели социализма. Новой партии в будущем предстояла борьба с этой и множеством других проблем. К концу же повествования на историческую арену в начале XX века вместо Ульянова выходит Ленин.

Во второй книге, «Ленин в 1917 году. На грани возможного», автор переносит читателя к революционным событиям 1917 года. В этот год история, словно спрессованная в какие-то несколько месяцев, оставила все предыдущие годы далеко позади. Каждый день, будто год, был наполнен событиями, определившими судьбу всего мира. 

События 1917 года стали началом для подведения черты целому периоду в истории человечества, основанному на эксплуатации человека человеком.

Стали ли Февральская и Октябрьская революции громом среди ясного неба для страны, повлекшим за собой «кризис русской духовности и распад нравственных устоев»? Автор устами современников – от солдат до членов правительства – доносит до читателя простую мысль: сама логика довоенных лет обострила до предела противоречия, заключённые в обществе, что задолго до войны привело к радикальному изменению сознания людей. Страна переживала состояние «плохо прикрытой гражданской войны». Мировая война и последовавшая за ней волна патриотизма отдалили лишь на некоторое время страну от социального потрясения. Ухудшение социально-экономического положения в тылу и отвратительное снабжение фронта оружием, снаряжением и продовольствием вызвали новый рост антиправительственных настроений.

Февральскую революцию Ленин встречает в Швейцарии. За тысячи верст от событий, которых ждал всю жизнь. Он тщательно подбирает все возможные варианты переезда, не компрометирующие ни его, ни партию. Здесь автор разбирает, в том числе, и наскучивший миф о «немецком золоте», на удивление живучий и в наши дни, судя по высказываниям на телевидении и в интернете.

Буквально в первые дни после приезда в Петроград Ленин публикует знаменитые «Апрельские тезисы», не нашедшие поначалу отклика даже в партии. Нечего говорить о реакции правительства на эти тезисы («Никакой поддержки Временному правительству…»; «Советы рабочих депутатов есть единственно возможная форма революционного правительства…»). Через неделю же Временное правительство впервые пустило слух: «Большевики продались Вильгельму!». Солдаты в ответ потребовали самого Ленина.

Опыт встречи с солдатами у него уже был.

– Я поеду.

– А вдруг найдется провокатор и крикнет: «Бей Ленина»? – спросил кто-то.

– Зачем же мы возвращались в Россию? – ответил Ильич. 

Когда Ленин входил в Манеж, солдаты – в расхристанных гимнастерках – стаскивали с трибуны очередного оратора, изрядно намяв ему бока. 

«Что-то мрачное и грозное представляла эта толпа вооруженных людей, – рассказывал член Петроградского комитета Владимир Иванович Невский, сопровождавший Ильича. – Какое-то безответное чувство ненависти и вражды блистало в глазах потных, чем-то раздраженных людей, какое-то возмущение и недовольство царили здесь, и казалось, что вот-вот прорвется это чувство…

Владимир Ильич говорил недолго, минут тридцать, не больше. Но уже минут через пять можно было слышать полёт мухи: такое молчание воцарилось в огромном манеже. Солдаты и все мы стояли как прикованные… Какое-то чудо совершалось с толпой»2В.Т. Логинов. Ленин в 1917 году. На грани возможного. – М.: ООО «ТД Алгоритм», 2016. C. 131-132.

И когда Ленин умолк, солдаты с рёвом кинулись к трибуне, а через мгновение над бурлящей толпой появилось смущённое лицо Владимира Ильича. Под гром оваций его на руках отнесли к автомобилю…

Можно ли заподозрить Логинова в переоценке роли Ленина в 1917 году? Хотя он и симпатизирует герою книги, для таких суждений нет оснований.

Впрочем, суть всей книги можно свести к одному: революцию нельзя «сделать». Её нельзя совершить по воле каких-либо партий, а уж тем более – их вождей. Революции вырастают из общенациональных кризисов, приводящих в движение народные массы, которые в конечном счёте и решают исход событий. Задача же партии – организовывать массы, направить все усилия на то, чтобы не отстать от событий и поспевать с работой посильного разъяснения трудящимся перемен в положении и в ходе классовой борьбы, а в кризисный момент – когда революционная волна грозит перерасти в анархию – направить все усилия на взятие власти. Этим партия спасает революцию. 

В этом отношении Ленин был первым среди организаторов и «разъясняющих».

Ведь, как известно: «Великий человек является именно начинателем, потому что он видит дальше других и хочет сильнее других. Он решает научные задачи, поставленные на очередь предыдущим ходом умственного развития общества; он указывает новые общественные нужды, созданные предыдущим развитием общественных отношений; он берёт на себя почин удовлетворения этих нужд. Он — герой. Не в том смысле герой, что он будто бы может остановить или изменить естественный ход вещей, а в том, что его деятельность является сознательным и свободным выражением этого необходимого и бессознательного хода. В этом — всё его значение, в этом — вся его сила. Но это — колоссальное значение, страшная сила»3Плеханов Г.В. Избранные философские сочинения. Т. 2. С.333.

В третьей книге, «Заветы Ильича. Сим победиши», автор заостряет внимание на последних годах жизни Ленина – начиная с освобождения Крыма Красной Армией, то есть с окончания Гражданской войны. Несмотря на то, что и в первых двух книгах читатель отчасти знакомится с трудами революционера, в данной книге они становятся главным источником повествования. Подробно описав и исторический контекст сочинений, автор знакомит читателя с Лениным, как с государственным деятелем, образ которого за прошедший век успели наполнить мифами, основанными во многом на домыслах о том, что делал, говорил и писал в этот период Владимир Ильич. Помимо разоблачения множества мифов, книга несёт и другую немаловажную функцию. Она станет отличным подспорьем для тех, кто задался целью изучить богатый опыт социалистического строительства, начатого при Ленине. Переход от военного коммунизма к новой экономической политике, борьба с голодом, национальный вопрос, проблемы партийного строительства, угроза бюрократизации государственного аппарата – на эти и прочие проблемы, вставшие перед первым в истории социалистическим государством, читатель взглянет сквозь призму мыслей самого председателя Совета народных комиссаров.

В.Т. Логинов оставляет за пределами трилогии ряд таких немаловажных эпизодов из жизни Ленина, как: Первая русская революция; период реакции после поражения революции; участие революционера в теоретической борьбе против тех, кто предпринял «поход против философии марксизма»; Циммервальдская конференция; Первая мировая война; Гражданская война и прочие события, которые он, к слову, рассматривает в целом массиве других работ. Но это нисколько не умаляет достоинств трилогии, призванной бороться как с клеветой, так и с обожествлением образа революционера. 

Тем марксистам, которым, помимо объективной оценки роли Ленина в мировой истории, важен и его вклад в марксистскую теорию, следует вспомнить его слова: «Эта теория дает лишь общие руководящие положения, которые применяются в частности к Англии иначе, чем к Франции, к Франции иначе, чем к Германии, к Германии иначе, чем к России»4Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 4. С. 184

Перефразировав слова Ленина, мы должны сказать, что в данный момент для революционного движения жизненно необходима самостоятельная разработка революционной теории, ибо ленинское наследие, как составляющая марксизма, призвано дать лишь общие положения, применимые к современному обществу в частности иначе, чем к обществу давно минувших дней. 

Включиться в данную работу, избавив наследие Ленина от наслоений лжи и схоластики, – лучший способ почтить память великого революционера.

Если нашёл ошибку, выдели кусок текста и жми Ctrl+Enter.

Примечания   [ + ]

1. В.Т. Логинов. Владимир Ленин. Выбор пути: Биография. – М.: Республика, 2005. С. 234
2. В.Т. Логинов. Ленин в 1917 году. На грани возможного. – М.: ООО «ТД Алгоритм», 2016. C. 131-132
3. Плеханов Г.В. Избранные философские сочинения. Т. 2. С.333
4. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 4. С. 184

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: