/ Герой чужого времени? / BUKHARIN

– Ты видишь кулака?
– Нет.
– А он есть.

Ветер истории не дует на его могилу. Правый уклонист, желавший врастить кулака в социализм! Вредитель! Враг народа! Разгром австрийской школы — единственное его достижение. Пока идут баталии между сталинистами и троцкистами, ознакомьтесь с биографией человека, который выражал альтернативный взгляд на развитие Советских республик.

В дискуссиях о советской истории Николай Иванович Бухарин остаётся туманной фигурой. Когда заколачивали гвозди в гроб вождя народов, Бухарин, Рыков, Зиновьев, Каменев так и остались без реабилитации. Мрак начал таять ближе к перестройке. В 1988 году западный левый историк Стивен Коэн опубликовал в СССР работу «Бухарин. Политическая биография. 1888-1938». В ней он показал путь «ценнейшего и крупнейшего теоретика партии» от семейного очага до разгрома в 1929 году.

Сегодня первую скрипку в марксизме играют сталинисты. Многие не понимают хода исторических событий после смерти Ленина и до прихода Сталина к власти. Многим советская политика 30-х видится единственно верной, естественной и безальтернативной. Так ли это на самом деле?

Ценнейший и крупнейший теоретик 

Николай Бухарин стал большевиком в 1905-м году. Ему было тогда 16 лет, что вызывало в коллективе отцовские чувства к нему, особенно со стороны Ленина и Сталина. Коба даже называл его «Бухарчиком». Молодость не порок: Николай показывал проницательность и познания не только в марксизме, но и в буржуазных теориях. Его своенравие выливалось в теоретические конфликты с Лениным, в частности по вопросам империализма. Главной темой споров были проблемы, поднятые в «Мировом хозяйстве и империализме» Бухарина и в основанной на ней работе Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма». 

Дискуссии шли с 1917 года и до конца жизни Ленина. Владимир Ильич считал, что вместе с развитием империалистических государств формируются монополии, но они не отменяют анархию и конкуренцию производства, а, даже наоборот, — усиливают их. Монополии продолжают существовать над конкуренцией и порождают ещё более острые противоречия. По Ленину, тресты не устраняют кризисы капитализма, а ведут к его смерти. Бухарин же воспринимал процесс трестирования как полное огосударствление капитализма и исчезновение конкуренции. 

Вторым спорным пунктом была роль национализма в эпоху империализма. Николай Иванович считал, что национализм становится анахронизмом в эпоху империализма ввиду перекройки «политической карты» мира. Бухарин ошибался в том, что не рассматривал антиимпериалистические национальные движения как революционные. Впоследствии он стал считаться с национально-освободительными движениями в колониальных странах. 

Отношения с Лениным усугубились подозрениями к Роману Вацловичу Малиновскому. Бухарин считал, что он был агентом царской охранки, а Ленин отвергал подозрения даже после того, как Малиновский сбежал из страны. Обвинения подтвердились: по донесению Малиновского арестовали не только Бухарина, но и Сталина, Орджоникидзе, Свердлова. Историческая справедливость покарала Малиновского: его расстреляли в 1918-м году, когда он вернулся в Советскую Россию.

Однако Коэн подчеркивает, что Ленин и Бухарин не были врагами: они спорили друг с другом скорее по-отечески. 

У Владимира Ильича был тяжёлый характер, поэтому под раздачу попадал не только Бухарин. Но всё же Ленин отмечал таланты Николая Ивановича, не забывая его критиковать:

«Бухарин не только ценнейший и крупнейший теоретик партии, он также законно считается любимцем всей партии, но его теоретические воззрения очень с большим сомнением могут быть отнесены к вполне марксистским, ибо в нём есть нечто схоластическое (он никогда не учился и, думаю, никогда не понимал вполне диалектики)» — из «письма к съезду» В.И. Ленина.

Основной упор Коэн делает на события после Октябрьской революции: времени, когда большевики пытались осмыслить опыт военного коммунизма и нэпа, обосновать их. В этот период Бухарин повлиял на решение политических и экономических проблем СССР.

Параллельно с партийной борьбой Бухарин решил ответить буржуазным критикам марксизма. Он разбирался в течениях западной науки и видел, что марксизм вне СССР активно разоблачали. Догматизм европейских марксистов только помогал этой критике. Выходит его самая громкая работа, которой до сих пор затыкают рты представителям Австрийской экономической школы, — «Политическая экономия рантье».

В период нэпа и его спада нужно было решать, какой станет будущая экономика. Новая экономическая политика подняла производство до уровня 1913 года, повысила уровень жизни. 20-е годы — апогей культурного развития и, в частности, социалистического искусства. 

Несмотря на успехи, общий уровень производства был низким и отставал от западных стран, а уровень жизни рабочих по некоторым показателям стал даже хуже, чем в предреволюционный период. 

Бухарин искал решение проблемы и стал отходить от абстрактных теорий к более конкретным и прагматичным концепциями развития советского хозяйства. Кризис хлебозаготовок в 1927-м показал, что экономическую политику нужно решительно пересматривать. Споры о будущей экономике стали острее. 

«Кулак», которого не было

После смерти Ленина начались брожения в партии, хотя формально фракционность была запрещена. Коэн подчеркивает, что споры перерастали из научных дискуссий в политическую борьбу. В книге справедливо замечается, что «мягкий как воск»1С. Коэн. «Бухарин. Политическая биография 1888-1938». с. 137. Бухарин либо намеренно, либо сам того не замечая тоже боролся жёстко, забывал о товарищеских узах и научном подходе.

Левые коммунисты в лице Зиновьева, Каменева и Преображенского выступали за скорейший разворот в сторону индустриализации. Для этого требовалось провести «первоначальное социалистическое накопление» через ножницы цен 2Дисбаланс цен между городом и деревней в пользу города. Ножницы цен появились в ...continue. Бухарин эту политику осуждал ввиду её хладнокровного отношения к крестьянству: при таком подходе оно должно было обнищать. Экономическую программу Бухарина поддерживал Сталин. Она отличалась от программы левых коммунистов. Николай Иванович защищал нэп и считал его основой будущего социализма. 

Опьянённый экономическим ростом в 1923-1926 годах, Бухарин надеялся на стихийный рост промышленности. В 25-26 годах он недооценивал растущую городскую безработицу и не воспринимал всерьёз товарный голод 1925-го года. По последней он вообще высказался за создание новых рабочих мест в сельском хозяйстве. Он думал, что, если дать деревне больше товаров по выгодным ценам, она будет производить больше зерна для города и индустриализации. Во-первых, Бухарин не принимал во внимание низкую продуктивность в деревне. Во-вторых, отсталость промышленности не позволяла реализовать эту программу в полной мере и вызывала товарный голод. Свободный рынок не решал проблемы. «В каждом частном случае он преуменьшал возможности „вмешательства” государственных „командных высот”, надеясь на стихийное функционирование рыночного механизма».3С. Коэн. «Бухарин. Политическая биография 1888-1938», с. 251..

В 1926 году Бухарин сошёлся во мнении с Преображенским, что хронической болезнью экономики является недостаток промышленных товаров, а не низкий спрос на них. Но он не предавал этому большого значения и считал, что проблему можно устранить. Чтобы вывести из стагнации экономику и провести индустриализацию, нужно было инвестировать в промышленность со стороны государства. Нужно было сбалансировано распределять средства для развития лёгкой и тяжёлой промышленности; избегать капиталовложений, которые будет невозможно освоить в короткий период времени. 

Подход Бухарина был реформистский и эволюционный — он не рассматривал резкого коренного расширения промышленного сектора и скачкообразного развития экономики. 

Вокруг СССР складывалась плохая политическая обстановка, большинство партийцев предчувствовало войну. Поэтому и спорили в основном, как развить экономику эффективнее и быстрее всего. 

Николай Иванович предостерегал от надежд на сверхиндустриализацию: для неё нужно было применять силу и радикальные методы. Свою экономическую политику между городом и деревней Бухарин в целом оставил прежней. Он видел в ней основу для взаимного развития сельского хозяйства и промышленности. 

Бухарин не предлагал «вращивать кулака в социализм» в том виде, в котором это понимали его оппоненты. Действительно, он писал: «С другой стороны, кулацкие кооперативные гнезда будут точно так же, через банки и т. д., врастать в эту же систему; но они будут до известной степени чужеродным телом, подобно, например, концес­сионным предприятиям»4Бухарин. Рост кооперации и классовая борьба в деревне. Но дальше он пишет о том, что кулаку некуда будет деться, кроме как влиться в колхозное хозяйства и тем самым перестать быть кулаком. Он также пишет, что государство не будет одинаково относиться к кулацким и бедняцким кооперативам и поддерживать последних. Бухарин не выступал за сохранение кулацкого хозяйства — лишь за более плавный переход к коллективизации.

Лозунг Бухарина «Обогащайтесь!» был в большей степени обращён к середнякам и беднякам5С. Коэн. «Бухарин. Политическая биография 1888-1938. с. 303. — Бухарин надеялся, что материальная база сельского хозяйства вырастет. В целом он стал уделять больше внимания планированию, которое бы обеспечило стабильность роста экономики. Коэн обрисовывает три столпа плановой экономики Бухарина: 

  1. Плановые показатели должны быть рассчитаны на основе научной статистики и должны быть реалистичными, а не выступать как идеал. 
  2. Показатели должны выступать как желаемые, а не директивные. План должен быть гибок, а не выступать в качестве жёсткого декрета. 
  3. Сохранять необходимое соотношение между лёгкой промышленностью и тяжёлой, сельским хозяйством и промышленностью, между спросом и предложением. 

При этом план Бухарина предполагал резервы для устранения кризисных ситуаций. 

Большевики нормально относились к тому, что при нэпе в деревне появился зажиточный класс: сам нэп это предполагал. Позиция Бухарина по деревне изменилась в октябре 1927 года. Разразился кризис хлебозаготовок, кулак стал отказываться поставлять зерно в тех объёмах и по тем ценам, которое устанавливало государство. Бухарин предлагал наступать на кулаков,6В самой партии не было чёткого понимания, кого считать кулаком. но не репрессировать их, а вводить прогрессивный налог, отнимать право голоса, преследовать за тайную торговлю зерном, вводить строгие правила для найма рабочих, уменьшать срок аренды земли. Кризис усугублялся, кулаки пытались навязать свои цены государству, поэтому в 1928-м зерно стали изымать, началось «наступление» на кулака. Бухарин, Рыков и Томский поддержали это решение как временное и необходимое. Но масштаб насилия превзошёл все их ожидания. Сталинское руководство, по сути, развязало руки исполнителям, и это привело к «перегибам» по отношению не только к кулакам, а вообще ко всей деревне. Бухарин и Рыков протестовали. Они выступали не против наступления и коллективизации вообще, а против жёстких методов. Правая оппозиция и Сталин пришли к компромиссу: давить на крестьян стали меньше, но до конца не перестали, и со временем давление усилилось.

Теперь Сталин и его сторонники встали на позиции левых коммунистов и продвигали политику сверхиндустриализации. Бухарин продолжал настаивать на эволюционном и планомерном развитии. 

Коэн расписывает, как с момента идейного раскола начинается закулисная борьба и интриги по разгрому правой оппозиции — Бухарина, Томского, Рыкова. Конфликт обострился к 1929 году — Бухарин вошёл в жёсткую конфронтацию со Сталиным по вопросу экономической политики, называя последнего, кстати, «троцкистом», что было не лишено оснований7«Троцкист» стало чем-то вроде ругательства в партии и впоследствии в СССР, но ...continue. Сталин дискредитировал прежние работы и заслуги Николая Ивановича. Вспомнили о его разногласиях с Владимиром Ильичем. Поскольку влияния в партии у Бухарина не было, а индустриализация нужна была срочно, он был вынужден «признать» курс генсека и его соратников. Коэн отмечает, что победа Сталина не была безоговорочной: позиции Николая Ивановича постепенно начинают проникать в среду сторонников Сталина. Рыков и Бухарин не отказались в полной мере от своих идей. Рыков выдвигал двухлетний план выправления сельскохозяйственного сектора за счёт налоговых, ценовых и агрономических мер. Эти планы и замечания Бухарина отвергли. В конечном счёте правую оппозицию подавили8Более подробно о результатах нэпа, первых пятилеток и коллективизации смотрите в ...continue.

Дни Бухарина в последний период его жизни окутаны туманом. После расстрела многие его поздние работы, архивы были уничтожены либо засекречены. Основным доказательством «виновности» Бухарина являются материалы открытых судебных процессов над ним и другими бывшими членами партии. 

Они и Кирова убили, и кулацкие восстания организовывали, при коллективизации травили скот, подмешивали битое стекло в продукты. Разве что скворечники не ломали. 

А лично Бухарину вменяли, что во время дискуссии по Брестскому миру в 1918 году он замыслил убить Ленина9С. Коэн. «Бухарин. Политическая биография 1888-1938», с. 442.. Коэн основывает своё повествование о Николае Ивановиче в эти годы на тех скудных данных, которыми он располагает, и считает, что материалы судебного дела были сфальсифицированы. В этом мы с ним согласны10Хороший анализ про фальсификацию документов смотри в «Троцкий, Сталин, ...continue.

Выводы

Книга даёт глубокий срез исторического контекста, в котором находился Бухарин. Основной упор делается не на его личной жизни, а на политических и экономических воззрениях. Книга достаточно объективна по отношению к самому Николаю Ивановичу.

Но повествование в книге рваное, насыщенное предвзятым отношением к Сталину. Кобу показывают алчным интриганом, хитрецом, подлецом и вообще редиской. 

По Коэну, гений Сталина настолько эпичен, что его агенты без следа убивают всех противников: Кирова, Орджоникидзе, Горького… всех он держит под контролем, все ему верны. 

Такая оценка Сталина и репрессий связана с идеологической стратегией западных левых. Если русские сталинисты списывают всё на «перегибы на местах», то западный левый, наоборот, вменяет противоречия социализма какому-то отдельному лицу. Выходит, чтобы не повторить плачевный опыт, достаточно построить социализм без авторитаризма и Сталина. А он, к «счастью», давно умер. Коэн отмечает рост различных группировок в партии, но сводит все проблемы руководства сугубо к Сталину, вменяет ему все преступления.

В исторических условиях СССР 1920-х вариант индустриализации Бухарина реализовать было нельзя. Он предлагал развивать кооперацию на селе дольше,  накапливая средства для развития промышленности. Но в обстоятельствах надвигающейся войны этот план был смерти подобен. В других же условиях его отношение к деревне могло спровоцировать социальный и отчасти политический кризис. Кулаки на деревне, ограниченные лишь частично, могли начать давить на государство. Сам Коэн отмечает, что Бухарин увлекался этическими аргументами, которые были оторваны от реалий того времени. 

Поэтому не стоит считать проект Бухарина положительной альтернативой, но и клеймить его в том, чего он не предлагал, — явное упрощение. Такой подход воспроизводит советские идеологические штампы и отсекает для левых возможные альтернативные пути построения социализма.

Если нашёл ошибку, выдели кусок текста и жми Ctrl+Enter.

Примечания   [ + ]

1. С. Коэн. «Бухарин. Политическая биография 1888-1938». с. 137.
2. Дисбаланс цен между городом и деревней в пользу города. Ножницы цен появились в период нэпа из-за отставания промышленности от сельского хозяйства. Продукция промышленности стоила дороже продукции сельского хозяйства. Когда свернули нэп, ножницы поддерживали директивно до 1950-х, чтобы перекачивать средства из села в город.
3. С. Коэн. «Бухарин. Политическая биография 1888-1938», с. 251.
4. Бухарин. Рост кооперации и классовая борьба в деревне
5. С. Коэн. «Бухарин. Политическая биография 1888-1938. с. 303.
6. В самой партии не было чёткого понимания, кого считать кулаком.
7. «Троцкист» стало чем-то вроде ругательства в партии и впоследствии в СССР, но корни этого обидного слова лежат не в расхождении концепции Троцкого о революции с концепциями Ленина или Сталина, а в расхождении политики развития экономики. Троцкий выражал радикально левые позиции и требовал скорейшего развития индустрии и разрушения капиталистической основы сельского хозяйства. Но в дальнейшем критиковал Сталина за излишне скорые темпы и методы коллективизации.
Вопрос экономических взглядов Троцкого сложнее. Исаак Дойчер в трёхтомной биографии считает, что взгляды «Пророка» на экономику ограничивались индустриализацией и коллективизацией. Но Ричард Дэй, который исследовал экономические взгляды Троцкого, считал что они были более комплексные и выходили за эти рамки.
8. Более подробно о результатах нэпа, первых пятилеток и коллективизации смотрите в лекциях доктора экономических наук А. И. Колганова. В них он оценивает первую пятилетку, несмотря на ряд успехов, как неудачную.
9. С. Коэн. «Бухарин. Политическая биография 1888-1938», с. 442.
10. Хороший анализ про фальсификацию документов смотри в «Троцкий, Сталин, коммунизм. Часть 2»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: