Автор: Андрей Смирнов

Диалектика Астафурова

Обсуждая задачи, стоящие перед современной наукой, на одном из наших кружков, мы решили обратиться к научному сообществу. И сначала обрадовались. В одной из первых статей автор указывает на диалектический материализм как на единственный инструмент научного познания. Однако вскоре радость сменилась разочарованием, местами переходящим в испанский стыд.

Первые четыре месяца Советской власти. Глава IV

Сегодня немодно зрить в корень, поэтому события вокруг Брестского мира остаются под сотнями идеологических наслоений. Прошёл век, а мы по-прежнему обвиняем Троцкого в предательстве и самовольстве.

Иуда Бронштейн и подручный Бухарин, «ожесточённо борясь с Лениным и играя на руку германским империалистам и контрреволюции», кидали Советскую Россию в горнило мировой войны. Они, искусно маскируясь левыми фразами, предавали рабочий класс — так писали в Кратком курсе, так думают и сейчас.

Скажем лаконично: перед нами — апофеоз сталинской пропаганды. На деле Брестский мир сложен и противоречив, поэтому бессовестно объяснять его тем, что в партию пробрались враги. Троцкого поддержали на всех уровнях власти — от ЦК до III Съезда Советов. «Тактика Троцкого, поскольку она шла на затягивание, была верна» — слова того, кого предавал Троцкий, — Ленина! А условия мира были унизительными, потому что большевики пошли ва-банк, надеясь на мировую революцию. Тяжёлому поражению надо смотреть прямо в лицо.

К левым

Недавно мы опубликовали обращение подписчицы. Она обратила внимание на недостатки нашего движения и предложила их обсудить. Мы благодарны ей за активность и самостоятельность, но хотим указать на её ошибки и трудности, которые многие упустили из вида.

Первые четыре месяца Советской власти. Глава III

Большевики отбирали заводы, громили государство и отпускали нации в свободное плавание. Ничто не предвещало беды, пока господа не очухались. Они слишком сильно дорожили роскошной жизнью, чтобы отдавать её черни.

Пока белые звонили немецким родственникам, восстали передовики крепостного общества — чиновники, казаки, эсеры. Они создавали правительства, стреляли в Ленина и срывали Учредительное собрание.

Христианство или коммунизм

Старцу пакости не твори Коммунист и христианин в Большом театре спорят, как счастье на Земле устроить. Трибуны переполнены рабочими, священниками, большевиками. Коммунист бьёт божеское лицемерие